Воскресенье, 11 декабря 2016 года

Погода -5..-7 С о

Владимир Анисимов: Слава богу, в Смоленской области нечего делить!

Политика 12:00, 21 декабря 2005

Главной интригой минувшей осени стали слухи о плохом самочувствии председателя Смоленской областной Думы Владимира Анисимова, даже побудившие некоторых наблюдателей начать поиск потенциальных кандидатов на освобождаемый высокий пост. Ниже - о том, как в действительности чувствует себя г-н Анисимов; почему в его поколении много заметных публичных фигур; можно ли считать Смоленщину территорией, благоприятной для бизнеса.

- Как Ваше здоровье, Владимир Иванович? Не так давно по городу пошли слухи, что Вы якобы так плохи, что пора начинать борьбу за Ваше кресло.

- Так получилось, что до 50 лет я вообще не знал никаких проблем со здоровьем, а вот сейчас они действительно возникли - с сердцем. Я прошел очень серьезное обследование и курс высокотехнологичного лечения в Институте кардиологии имени Мясникова, для восстановления нормального кровообращения мне поставили два стента. Сейчас я чувствую себя намного лучше, чем весной. Тогда мне казалось, что плохое самочувствие вызвано усталостью, а оказалось, что дело в кровообращении. Словом, разговоры имеют под собой почву, но то, о чем я услышал, когда вернулся в Смоленск, - тут, оказывается, чуть ли не на венки деньги начали собирать… Для этого, скажем так, оснований не было. Мне все-таки уже 58 лет, и прошли они не на курортах. Доставалось мне немало, и перегибы истории - 1991 и 1993 годы - дались нелегко. Я считаю, что еще легко отделался. Хочу еще раз всех успокоить: я вполне работоспособен.

- Почему так получилось, что в вашем поколении немало публичных людей, способных самостоятельно мыслить, людей за деятельностью которых интересно наблюдать, от которых журналисты могут ждать каких-то неожиданностей? И почему их нет среди тех, кто моложе, но кто должен прийти вам и вашим ровесникам - депутатам, государственным и муниципальным служащим, руководителям предприятий - на смену?

- Принципиально изменилась система подготовки. Когда я впервые пришел в Дом Советов, за моими плечами не было традиционной школы - комсомола, райкома и так далее. У меня была самая обычная семья, родители и все родственники - заводские. И вдруг в 29 лет меня прямо с завода приглашают в промышленно-транспортный отдел. Работа, насколько я ее понимал, сводилась к согласованию интересов министерств, для которых не существовало ничего, кроме выполнения плана и использования новых технологий, и партийных организаций, занимающихся решением социальных проблем. Так я познакомился со структурой экономики, с руководителями предприятий. Поскольку я пришел с завода, мне было свойственно некоторое свободомыслие, некоторое отрицание догм. Ну и время. Самостоятельной работой я начал заниматься в 1985 году, когда началась перестройка и из тиши кабинетов нам пришлось выйти на улицы. Прекрасно помню свое первое дело - «ртутный туман». Пришлось не просто опровергать слухи, а ознакомиться с проблемой изнутри, чтобы быть убедительным, разъясняя ситуацию людям. Потом пошли демократические движения, с которыми было необходимо общаться. Вообще, круг общения у большинства партработников был весьма ограниченным, но благодаря общению на площадях мы его здорово расширили, да и мыслить стали иначе. Тогда казалось, что верхи нас не понимают, что они прикипели к своим спецраспределителям и совершенно перестали интересоваться тем, чем живут простые коммунисты. Известие о том, что Генеральным секретарем стал Черненко, меня буквально раздавило! Как же так: полуживой человек возглавил огромное государство! Нам было понятно, что ситуация в обществе меняется, мы старались учитывать это в своей работе, и сейчас я могу сказать, что мы сами, в какой-то степени, являемся продуктом перестройки. Мы ее приняли, поскольку старались отказаться от догм и не очень боялись за кусок хлеба. Нас было много: в 1977 году в этом здании сидели в основном отставные офицеры, и вдруг сразу пригласили человек 70 тридцатилетних - с заводов, из колхозов, из комсомола, с немного другими взглядами, с другим образованием. А дальше - естественный отбор. Кто-то себя нашел, кто-то - нет. Конечно, никто не думал, что произойдут столь радикальные перемены, что случится такое безобразное перераспределение собственности. Я убежден, что ни одна революция не принесла счастья, и поэтому не приемлю радикалов. Мне нравится политическая система в Германии - есть ультралевые, есть ультраправые. Все имеют право на жизнь, но не все имеют право на власть. А у нас, помню, был деятель, который наложил на жалобу матери на якобы несправедливое осуждение сына резолюцию: «Поскольку суд и прокуратура коррумпированы, дело пересмотреть!» Кто и каким образом должен выполнять такое решение? Я не говорю, что резолюция неправильная - большинство людей действовало совершенно искренне. Однако, принимая решение, нужно думать о том, кто и как будет его выполнять. Между тем более-менее законченное правовое поле, в рамках которого можно действовать, появилось у нас только сейчас!

- Так почему же среди людей, которые, как предполагается, придут вам - людям перестройки - на смену, нет ярких личностей?

- Все дело в престижности. Большинство старается выбрать престижную профессию. Во времена моей юности, например, это была профессия военного - форма, уважение, зарплата и так далее. Примерно с 1986 года чиновников начали хаять - они, дескать, и недалекие, и воры, и такие-сякие. Профессия перестала считаться престижной. А вот я слово «бюрократ» страшным не считаю. Это нормальная, нужная профессия. Если человек точно что-то знает, он не задает лишних вопросов, принимает решения, которые не навредят. Я точно знаю: чем квалифицированней аппарат - тем быстрее будет реализована идея руководителя! Без такого аппарата ты становишься обычным болтуном, поскольку ничего не можешь довести до конца. С утратой престижности на государственную и муниципальную службу стали идти только для того, чтобы застраховать или преумножить свой капитал. Ни то, ни другое не побуждает к качественной, профессиональной работе. Появилась стоимость должностей и так далее… Слава богу, что в Смоленской области нечего делить, что у нас нет природных ресурсов и мы живем на то, что сами заработали.

- Вы не считаете, что отсутствие ярких людей приводит к отсутствию ярких идей, прорывов в экономике? Потерян интерес населения к работе областной Думы, которая, как говорят многие, превратилась в машину для голосования; доказала свою несостоятельность Общественная палата, когда-то созданная при законодательном органе для взаимодействия с обществом…

- Принципиально не соглашусь с такой оценкой работы Смоленской областной Думы! Да, количество конфликтов и скандалов резко снизилось, но они и не должны характеризовать работу депутатов. Сейчас областная Дума стала структурой, профессионально работающей в законодательном поле и проводящей свои идеи в форме законопроектов в ходе полемики с администрацией. Не с помощью криков и ругани, а в ходе цивилизованной полемики. О том, что полемика ведется, вы прекрасно знаете, поскольку бываете на заседаниях профильных комитетов областной Думы и видите, что там происходит. Есть система принятия решений, ее работа налаживается, и первыми фигурами, как вы могли заметить, становятся не губернатор или депутаты, не политики с зычным голосом, а оценивающие законопроект эксперты - юристы, экономисты. В течение долгого времени мы агитировали, а формулировать отказывались. Теперь пришло время формулировать, и в этом смысле Смоленская областная Дума абсолютно работоспособна.

В прессе меня как-то назвали «мастером компромиссов». Я действительно убежден, что единственный путь двигаться вперед - искать компромисс. Дума не должна генерировать идеи, этим должны заниматься специалисты. Подготовленные ими решения должны проходить экспертизу у депутатов, которых народ облек соответствующими полномочиями. Кстати, далеко не каждый депутат готов к тому, чтобы выступить с какой-то законодательной инициативой, и могу вас заверить: «Билль о правах» мы в ближайшее время не изобретем. Мы обязаны выполнить социальные задачи, которые поставлены перед нами Конституцией, собрать налоги и не дать погибнуть дойной корове, которая именуется бизнесом, причем все это - в рамках законодательного поля.

- Вы считаете Смоленскую область территорией, благоприятной для бизнеса?

- По тому, как у нас платятся налоги, по поступающим инвестициям, по появлению новых производств можно сделать вывод, что дела обстоят неплохо. Кроме того, надо соотносить нашу жизнь с ситуацией в соседних областях, которые находятся примерно в таких же условиях, - Тверской, Калужской.

- А почему не с Белгородской или Ярославской?

- Потому что в названных вами регионах другая структура экономики! В Белгородской области есть Лебедянский ГОК, за счет которого формируется областной бюджет, в Ярославской - нефтеперерабатывающая промышленность. Нас когда-то радовало, что в Смоленской области расположились филиалы московских предприятий, но впоследствии именно это нас и подвело. Как мог выжить «Диффузион», производивший ЧПУ для металлорежущих станков? Как только станки перестали выпускать - никак. То же касается и многих других предприятий. Я не собираюсь оправдывать себя, но мне приходится анализировать, почему в Смоленской области на сегодняшний день сложилась именно такая ситуация. Приборостроение умерло, легкая промышленность - тоже. Лён нам не возродить, поскольку инвестор сможет вернуть вложенные деньги не раньше чем через 15 лет. Авиазавод пребывает в том же состоянии, в каком находятся аналогичные предприятия по всей стране.

- Владимир Иванович, вы говорите так, словно только-только осмотрелись. Между тем за последние десять лет вы успели поработать и первым заместителем губернатора, и председателем областной Думы. Был ли за это время такой момент, когда можно было изменить экономическую ситуацию в Смоленской области к лучшему, но этого по какой-то причине не произошло?

- Размещение капитала, инвестиции в последнее время зависят от власти, от стабильности ситуации в регионе. Себе в заслугу я ставлю то, что при моем председательстве областной бюджет не был отягощен бессмысленными кредитами и заимствованиями, несмотря на то, что позывы такие были. Сейчас по своей кредитоспособности Смоленщина является одной из самых чистых областей. Кроме того, в области удалось стабилизировать власть. Эти два достижения дали свой результат, поскольку капитал склонен двигаться туда, где спокойно, где не приходится ежеминутно ждать неожиданностей. Размещение иностранного предприятия в Гагарине, переговоры о строительстве таможенного терминала в Краснинском районе, перемещение белорусского производственного капитала на нашу территорию, появление сразу нескольких предприятий, выпускающих кабельную продукцию, сотрудничество с мэрией Москвы, выражающееся в строительстве завода в Ярцеве, - все эти примеры доказывают, что Смоленская область становится территорией, благоприятной для бизнеса. Это то, к чему мы стремились. Но никакого чуда все равно не произойдет, разве только у нас залежи алмазов обнаружатся.

Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
11 декабря в Смоленской области похолодает до -10°С
вчера, 20:42
126

Завтра на территории региона будет облачно с прояснениями....

Смоленский «Автодор» крупно обыграл столичную «Крепость»
вчера, 13:17
220

В матче с аутсайдером «дорожники» забили 10 мячей...

В Смоленской области задержали водителя-наркомана (видео)
вчера, 12:36
422

В кармане его куртки нашли марихуану.

В Смоленское Поозерье приехал заокеанский гость
вчера, 11:35
549

Стивен Завестовски, стипендиат программы «Фулбрайт»...

Опрос

Новогодние желания, которые вы загадывали в прошлом году, исполнились?


   Ответили: 191