Воскресенье, 11 декабря 2016 года

Погода -8..-10 С о

За ошибку Жеглова заплатит Минфин

Экономика и бизнес 12:00, 01 августа 2007

Всем памятна история инженера Груздева: сначала он сидел, потому что Жеглов подозревал его в убийстве жены, потом - потому что Жеглов боялся спугнуть Фокса. Причины уважительные… Но, конечно, не для Груздева, ни за что ни про что оказавшегося в следственном изоляторе!

Российские правоохранительные органы каждый месяц арестовывают более 30 тысяч человек. Более 6 тысяч человек ежемесячно освобождается - в связи с изменением меры пресечения, закрытием дел за отсутствием состава преступления, оправдательными приговорами и после приговоров, не связанных с лишением свободы. Не все они являются жертвами ошибок, но сажать их за решетку было совсем не обязательно. Как относиться к таким случаям? Вот инженер Груздев, например, руки Шарапову целовал - спасибо, дескать, уже за то вам, товарищ, что выпустили. Это в целом понятно: в 1946 году могли ведь и не выпустить. Сейчас время другое, и человек, без вины оказавшийся за решеткой, имеет право на компенсацию ущерба, понесенного в связи со следственной ошибкой. Вот только кто должен выплачивать эту компенсацию? Ответ вроде бы очевиден: государство, разумеется, ведь это его слуги нарушили права гражданина.

Вот тут-то и начинаются разночтения. Судебное решение, в котором признается право невинно пострадавшего гражданина на материальную компенсацию, поступает в Министерство финансов РФ, но не исполняется. Государевы бухгалтеры считают себя к действиям прокуратуры или, скажем, милиции не причастными и расплачиваться за них не собираются. А в бюджете соответствующего правоохранительного органа расходная статья для компенсации морального и материального ущерба, нанесенного гражданам его сотрудниками, не предусмотрена. Так решение и ходит туда-сюда по кругу, лишая пострадавшего всякой надежды на получение компенсации.

Был недавно где-то в России такой случай: милиционер выстрелил в гражданина, как вскоре оказалось, без всякого повода. Гражданин обратился с иском в суд, но получил отказ со следующей формулировкой: «Применяя в отношении пострадавшего оружие, милиционер действовал не как должностное лицо и вопреки интересам государства. Преступные действия милиционера, хотя и были совершены в служебное время, однако не связаны с его должностными обязанностями как сотрудника милиции». То есть милиционер, совершивший преступление при исполнении служебных обязанностей, перестает быть милиционером ровно в тот момент, когда начинает действовать «вопреки интересам государства»! И это не анекдот, как может показаться, а самая что ни на есть быль - место встречи гражданина с милиционером изменить нельзя! Внешне все у нас сейчас по-другому, а на деле, как ни крути, все тот же 1946 год, и ничем нынешние страдальцы от бедолаги Груздева не отличаются.

Недавно эта проблема попала в поле зрения Верховного суда, и на свет появились официальные разъяснения: «Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме, независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда, - сказано в обзоре судебной практики Верховного суда за I квартал 2007 года. - Выплаты в возмещение имущественного вреда реабилитируемому производятся с учетом уровня инфляции». Этим положением теперь будут руководствоваться все суды. Материальный ущерб подсчитать нетрудно - тут главное сохранить чеки, с моральным же дело обстоит сложнее - здесь каждый судья будет сам решать, сколько стоят испорченные в тюрьме нервы, сколько заплатить за день под арестом и почем нынче ошибочное обвинение. Компенсация выплачивается только невиновным - соответствующие справки выдают прокуроры, когда отпускают их, или судьи, когда оправдывают.

Все это прекрасно, однако не перестает мучить одна мысль: компенсацию ущерба, понесенного гражданином в результате ошибки сотрудника милиции, прокуратуры или судьи, будет выплачивать Министерство финансов и - поскольку других денег у него нет - за счет средств налогоплательщиков. Это значит, что именно мы с вами будем нести ответственность за нерадивых «государевых слуг», а им все это - как с гуся вода.

- Единственным источником поступления денежных средств для правоохранительных органов России является федеральный бюджет, - говорит депутат Государственной Думы Сергей Антуфьев. - Других денег нет ни у милиции, ни у прокуратуры, ни у судов, ни у вновь созданного Следственного комитета. И если нас не устраивает, что компенсацию материального, физического или морального вреда, нанесенного гражданину деятельностью органов государственной власти, производит Министерство финансов РФ, сразу возникает вопрос - а где же тогда брать эти деньги? Негде - федеральный бюджет наполняется налогоплательщиками! Что касается виновных в незаконных действиях сотрудников правоохранительных органов, ущерб от деятельности которых вынуждено компенсировать государство, к ним в обязательном порядке должны применяться меры дисциплинарного, административного или уголовного воздействия - и не только к конкретному милиционеру, следователю или судье, но и к его непосредственному начальству.

Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
Ночью в Смоленской области похолодает до минус 18 градусов
41 минуту назад
53
Также, по прогнозам синоптиков, будет идти снег.
Смолянин с топором напал на сожительницу
45 минут назад
56
Ударил ее по голове и угрожал убить.
В Смоленской области открыли мемориальную доску сотрудникам милиции, погибшим во время войны
сегодня, 12:52
70
Ее установили в Починковском районе у школы-интерната в дере...
Пьяный смолянин угнал машину друга и попал в ДТП
сегодня, 11:59
123

Опрос

Новогодние желания, которые вы загадывали в прошлом году, исполнились?


   Ответили: 197