Вторник, 24 октября 2017 года

Погода -2..-4 С о

Валерий Гаркалин: «На экране я - обаятельный мерзавец»

Культура 14:41, 01 октября 2014
Валерий Гаркалин: «На экране я - обаятельный мерзавец»

В последние годы на долю известного артиста выпали тяжелые испытания: два инфаркта, клиническая смерть, потеря жены… Но сейчас он снова в строю: играет в театре и кино, преподает в ГИТИСе. Гаркалин отпустил бороду, похудел и производит впечатление счастливого человека. Зрители смоленского «Современника» признавались: чтобы достать заветный билетик на встречу со знаменитым актером, они занимали очередь с шести утра…

«Дите Курского вокзала»

- В кино вы играете, в основном, злодеев, а в театре - серьезные роли вроде Гамлета. Чем объясняется такое неравновесие?

- Да, в кино я, в основном, обаятельный мерзавец. У меня был потрясающий коллега - Андрюша Панин, мы вместе играли в спектакле по замечательной пьесе Гришковца «Зима». Помню, он беседовал с одним дотошным журналистом: «А какие у вас планы?» - спрашивал тот. «Планов у меня громадье, - отвечал Панин. - Буду сниматься в такой-то картине!» «А кого вы будете там играть?» Я уверен, что он просто не выдержал натиска и раздраженно сказал: «Ну посмотрите на мое лицо: кого я могу играть?» Кино - это, прежде всего, фактура, внешний вид… Я вот в фильме «Катала» исполняю роль доброго человека, но уголовника.

- В одном из интервью вы назвали себя «дитем Курского вокзала»…

- Это абсолютная правда!

- Просто картинка при слове «вокзал» рисуется не очень красивая.

- Я жил рядом с ним, много времени проводил на рельсах и платформах. Тогда он был не такой мерзкий, как после ремонта.

- Как вам удается не опускать руки в сложных ситуациях?

- Есть то, с чем я никогда не смогу смириться - несколько лет назад из жизни ушла моя жена (Екатерина Гаркалина умерла в 2009 году от рака, - Прим. автора). Незадолго до этого я перенес два тяжелых инфаркта. Возможно, это пошатнуло и Катино здоровье. Такое горе никогда не уйдет от нас с дочерью, да мы и не стараемся от него бежать – нужно его просто прожить.

Как Ширвиндт Гаркалину «Ширли-Мырли» устроил

- Валерий Борисович, вы долгое время служили в Театре сатиры, где наверняка работали с нашим земляком Анатолием Папановым...

- Так получилось, что я пришел туда в год смерти Папанова и Андрея Миронова, ведь они покинули этот мир с разницей в девять дней. Это была самая трагическая страница в истории театра - рухнул сразу весь репертуар, труппа была в растерянности. Про Анатолия Папанова еще при жизни ходила легенда, что он на репетициях играл лучше, чем на показах. Такое бывает, когда артист находится в поиске выразительных средств, это настоящее актерское завоевание роли. Поэтому на репетиции к нему приходил весь театр! А Миронов наоборот блистал на премьерах. Говорили, что репетировал он страшно трудно, в вечном поиске и муках, зато на показах буквально взрывал зал великолепной игрой. К слову, на первых порах в театре даже говорили, что с таким подходом к работе из него толку не выйдет. Папанов с Мироновым существовали в одних и тех же стенах совершенно по-разному, но это были столпы Театра сатиры!

- Скажите, после ухода из театра вам удалось сохранить дружеские отношения с Александром Ширвиндтом?

- Мы не смогли сохранить творческие отношения и даже какое-то время были врагами (по слухам, Ширвиндт уволил Гаркалина из театра за участие в антрепризах, хотя сам актер это отрицает. - Прим. автора). Я читал некоторые его интервью, где он, мягко скажем, нелестно обо мне отзывался. Видимо, я этого заслужил. Мне кажется, что при ссоре причину надо видеть не в том, кто вам «насолил», а в самом себе. Помирила нас Катя, когда еще была жива. Мы сидели вместе с ней в кафе ЦДЛ - центрального дома литераторов. Там собирается публика - выпивает, закусывает, сплетничает… Я все время вспоминаю при этом такой анекдот. В гримерке сидят два актера и слышат, что за кулисами празднуют премьеру какого-то спектакля и очень по этому поводу переживают. «Не позвали - забыли!» - вздыхает один актер, подливая водку в стакан другому. Тот произносит: «Не позвали - помнят!»

Так вот, за столиком мы сидели с Катей. Мимо шел Александр Анатольевич со своей женой, и я смутился. Мы давно не подавали руки друг другу и нужно было вновь делать вид, что мы незнакомы. Вдруг Катя поднялась и бросилась в широкие объятия Ширвиндта: «Александр Анатольевич! Я хочу познакомить вас со своим мужем!» Он повернулся, «вошел в роль» и говорит: «Да? Надо же, какой интересный человек! Познакомьте меня с ним» Я пожал протянутую руку и представился: «Валерий!» «Александр!», - потряс он мою и вдруг резко дернул ее, прижимая меня к своей груди: «Сволочь!» Я тут же парировал: «От сволочи слышу!» На этом наша ссора закончилась, мы вновь полюбили друг друга. В общем, то, что произошло между нами – это недоразумение.

«Благодаря Меньшову я попал в энциклопедию отечественного кинематографа!»

- А какие впечатления остались у вас от съемок в «Ширли-Мырли»? Не приключилось ли с вами реальное раздвоение личности?

- Я бесконечно благодарен Владимиру Меньшову: его выбор все-таки остановился на мне. Всем известно, что он очень сомневающийся «художник», редко, когда бывает тверд в намерениях при утверждении актеров на роли в своих немногочисленных картинах. Но он всегда попадает в голову и сердце зрителя. Именно это умение принесло ему «Оскар». Этот фильм был просто обречен на успех. Меньшов позвал туда всех звезд: Нону Мордюкову, Армена Джигарханяна, Олега Табакова, Инну Чурикову, Олега Ефремова… «Ширли-Мырли» - это энциклопедия отечественного кинематографа.

Понимание с Меньшовым я нашел не сразу. Я ведь как привык? За камерой всегда стоит не только оператор, но и режиссер. По его реакции я всегда понимал, как сыграл: если мне улыбались, значит, сцена удалась, если не проявляли радостных чувств, то я просил еще один дубль… А в «Ширли-мырли» как ни посмотрю на Меньшова, так он все время глаза прячет. У меня на этой почве возник комплекс неполноценности, я перестал верить в себя… Однажды в гримерке пожаловался Инне Чуриковой: «Меньшов меня не любит, я, наверное, уйду из картины!» Она не выдержала моего нытья и жестко ответила: «Что ты слюни на кулак наматываешь? Прямо сейчас пойди и скажи ему об этом по-мужски!» Я резко встал, открыл двери, а там по гулкому коридору «Мосфильма» шагает Владимир Валентинович. Я остановил его диким криком: «Вы не любите меня!» Он мне потом признался, что подумал: «Гаркалин сошел с ума. А с сумасшедшим лучше всего разговаривать его языком». И тогда он сказал: «Я?!», упал на пол и пополз ко мне на коленях. «Я люблю тебя! Почему ты так считаешь?», - спросил он, зажимая в крепких объятиях мои ноги. «Вы стоите возле камеры и не улыбаетесь», - ошарашено пролепетал я. «Я буду улыбаться!», - пообещал Меньшов, встал, отряхнул брюки и исчез в недрах «Мосфильма». Я заглянул в гримерку к Чуриковой: «Все нормально, я остаюсь!»

Сейчас мы встречаемся с Меньшовым на театральной сцене, играем в спектакле двух друзей, а в перерывах вспоминаем о съемках в «Ширли-мырли» как о лучшем периоде своей жизни. Кстати, все истории «раздвоения» моего героя мы сочиняли вместе.

- Именно в этой картине у вас сложился весьма крепкий творческий тандем с Арменом Джигарханяном. Вы дружны?

- Я для него иначе как сыночкой не называюсь. Расскажу одну историю. Дело было в украинском Борисполе. Мы втроем - я, Армен Борисович и Наташа Гундарева – отыграли там в спектакле и невероятно торопились на рейс, чтобы улететь в Москву. Каждого из нас в столице ждали срочные дела. Армен Борисович, как известно, большой любитель медленной ходьбы и плелся сзади. А Наташка была очень собранной, она забежала вперед и нас торопила: «Валера, - кричала она мне, - тащи быстрей сюда этого армянина! Опаздываем!» Ее фраза была роковой. Откуда ни возьмись перед нами выросли два молодых милиционера, они внимательно всматривались в лицо Армена Джигарханяна. Он тоже блаженно прищурился, ожидая, что ребята попросят автограф. Его популярность всегда была бешеной - казалось, что его узнают даже на Луне! Но они подошли, и, не глядя на меня, сказали Джигарханяну: «Ваши документы!» Я решил подыграть: «Ну что, лицо кавказской национальности, приехали?!». И он, человек с необыкновенным чувством юмора, протянул милиционерам книжечку в бордовой обложке: «А ведь когда-то была великая хорошая страна…»


Автор: Мария Демочкина
Оценить новость
Рейтинг 5 из 5 (1 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
Обслуживание общественных туалетов Смоленска на 2018 год оценили в 1,5 млн. рублей
3 минуты назад
23 октября Управление ЖКХ разместило в Интернете тендер на о...
Двое смолян заплатят за незаконную рыбалку полмиллиона рублей
24 минуты назад
Смоленских льготников обеспечили лекарствами
50 минут назад
Лекарственный коллапс, потрясший Смоленскую область, плавно ...
   Спасительная пилюля «Аритмии»
54 минуты назад
В российский прокат вышла социальная драма Бориса Хлебникова...