«Как я познакомился с легендарным Жуковым, а с его адъютантом рыбу ловил»

Общество
«Как я познакомился с легендарным Жуковым, а с его адъютантом рыбу ловил»

Почта «РП». Из воспоминаний А.Б. Андреева-Угранского.

Прошло много десятилетий с тех пор, как отгремели последние залпы Великой Отечественной войны. Но интерес к людям, которые внесли весомый вклад в разгром фашистской Германии, не иссякает до сих пор.

Одним из творцов Победы над фашизмом стал гениальный полководец XX века Георгий Константинович Жуков.

Хочу поделиться своими самыми яркими воспоминаниями, которые остались у меня после встреч с этим человеком и его адъютантом.

10 - 11 марта 1943 года в нашей местности, в деревне Раздоры, было заметно весьма торопливое передвижение немецких войск по большаку в западном направлении. Большак этот проходил от станции Угра - через населенные пункты Вознесенье - Иванково - Старое Бабыново - Петрово - Раздоры - Валь - Сорокино - Селибка - Подлипки - Велижка - Всходы, далее - к Ельне. Немцы отступали под натиском наших войск. Отступая, фашисты были взбудоражены, озлоблены, бесились, поджигали дома жителей, закладывали мины вдоль дороги около построек…

11 марта примерно полсотни вражеских солдат ворвалось в наш дом, чтобы сделать привал - немного отдохнуть. Они громко разговаривали, выкрикивая слова на ломаном русском языке: «Жюков», «Жюков», показывая руками изображение кольца. Это значило, как мы поняли, их неминуемое окружение.

После краткого пребывания они быстро удалились, бросив оружие и боеприпасы…

- Уходят, боясь, что им не уйти от расплаты за все совершенные злодеяния, - шепнул нам находящийся с ними парень по имени Станислав.

А еще посоветовал нам быть бдительными. Обращаясь к моей матери сказал:

- Пусть мальчики ваши прячутся, иначе немцы могут их погубить. У меня два брата погибли в этой проклятой войне, но все равно фрицев ждет неизбежный крах!

Уходя, Станислав сказал, что они направляются в район Гнездилово. Как после выяснилось, у немцев там была создана мощная оборона.

Надо сказать, что наша местность в 1941 - 1942 годах несколько раз переходила из рук в руки - наших и немецких войск, периодически подвергаясь артиллерийским обстрелам и бомбежкам.

После ухода немцев, утром 12 марта 1943-го по Раздорам прошло пятеро наших бойцов в касках, с автоматами и миноискателями. Они занимались разминированием дороги, двигались в направлении Валь - Сорокино к речке Гордота - левому притоку Угры. На земле еще лежал снег. Начинало смеркаться. И тут к нашему дому на лошади в изящном возке подъехал коренастый человек в кожаном пальто и направился к входному крыльцу. В этот момент к нему подбежал военный и сказал, что ему нужно повернуть к соседнему дому, мимо которого он только что проехал. Мол, в том доме гораздо больше удобных комнат. Это был дом моих ближайших родственников Якушкиных. Проживало в нем семейство учителей, которые в ту пору были на фронте. Осталась только хозяйка дома - Мария Андреевна Якушкина.

Так мне, 12-летнему подростку удалось увидеть человека - легендарного маршала Жукова, перед гением которого трепетали даже враги.

Кстати, в этом доме в 1941-1942 годах периодически находился и штаб командира первого кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Павла Алексеевича Белова. Не раз я видел его скачущим верхом на лошади в развевающейся бурке.

Но вернемся снова к штабу Западного фронта. Хозяйка дома встречала высоких гостей: заместителя Верховного Главнокомандующего, Маршала Советского Союза Г.К. Жукова, командующего Западным фронтом В.Д. Соколовского, члена Совета фронта Н.А. Булганина.

При знакомстве с моей родной тетей - женщиной высокообразованной - Булганин сказал, указывая на Жукова, что это генерал Шифранов, находится здесь временно и скоро отправится по долгу службы на юг, в Курск. Жуков в дальнейшем слыл именно под этой фамилией, выходил на прогулку в гражданской одежде.

Что касается остальных военачальников, то ни Василий Данилович Соколовский, ни Николай Александрович Булганин своих фамилий не скрывали, были общительны. Жуков же больше молчал, и когда я заходил в гости к тетушке, он практически все время сидел, углубившись в карту военных действий. Вероятно, отрабатывал план наступления и разгрома врага.

Напомню, Смоленская наступательная операция была довольно сложна и продолжалась до 25 сентября 1943 года, когда наш родной Смоленск был освобожден от немецко-фашистских захватчиков.

В доме моей матери 12 марта 1943 года разместились штабные офицеры. К ним часто заходил военнослужащий необыкновенно высокого роста, которого все называли «Сашка». Нам офицеры объяснили, что это адъютант маршала. Кто-то из них при мне спросил у него: «Саш, почему на лошади? Где твоя машина?» Он что-то пробормотал, но что именно, я, как ни старался, так и не разобрал…

У штабного дома бойцы сразу установили два крупнокалиберных зенитных пулемета, из которых велся обстрел налетавших иногда фашистских самолетов.

Я пытался помогать нашим бойцам, показывал, где немцы установили мины и где находился их склад боеприпасов.

По поводу Станислава они сказали, что это немецкий лазутчик, которого, видимо, не успели выбросить с парашютом в гущу наших войск для шпионажа…

На второй день пребывания маршала Жукова, на расстоянии примерно трех километров от нашей деревни, разгорелся бой, но он длился недолго. Были слышны призывы: «Ура! За Родину! За Сталина! Вперед!» На место боя, для уточнения обстановки, был послан боец, который после возвращения доложил, что наши войска сражались героически, зная, что совсем рядом от них находится Жуков. Всегда, когда распространялся слух, что на фронт прибыл Георгий Константинович, силы бойцов Красной Армии удесятерялись - это всегда означало победу, прорыв, натиск и наступление.

В начале апреля, в период бурного разлива реки Угра, адъютант маршала вместе с одним бойцом предложил мне помочь им наловить рыбы. В местечке слияния двух рек - Дыменки и Угры - на берегу мы нашли старый плот, спустили его на воду и немного отплыли от берега. Боец достал взрывчатку, присоединил к ней бикфордов шнур, поджег. А мы быстро вернулись на берег. Он подал команду «Ложись!» Через короткое время прогремел взрыв и нас, лежащих на земле, оросил изрядными брызгами высокий водный столб. После этого мы поднялись и на плоту, отплыв от берега, начали собирать всплывшую кверху брюхами крупную рыбу.

Быстро набрав три большие сетки, отправились в дом, в котором размещались штаб и кухня.

За неимением посуды, по просьбе адъютанта, моя мать Екатерина Арсентьевна передала в дар добрый десяток предметов - фарфоровой посуды для маршала и начальствующего состава штаба.

Во второй половине апреля 1943-го штаб Западного фронта переехал за реку Угра (был сооружен понтонный мост), в местечко Федоровское, расположенное в сосновом бору (ориентир - напротив деревни Медведки). Примерно в пяти километрах от нашей деревни.

Силами саперного батальона была проложена удобная дорога до населенного пункта Всходы, где проходила прифронтовая полоса. Дорога называлась «лежневка» - состояла из настила бревен и досок.

В ту пору в Федоровском фронтовыми строителями было возведено несколько новых построек: казармы, штабное помещение, столовая, пекарня, баня, военторговский магазин, гараж.

По замыслу Г.К. Жукова в лесной местности за короткое время была построена железнодорожная узкоколейка от станции Дебря.

По этой дороге днем и ночью в направлении на Ельню шли эшелоны с воинами, боевой техникой и снаряжением.

В Федоровском Жуков пробыл почти до начала Орловско-Курского сражения.

С ним неизменно находился и адъютант, который впоследствии стал личным шофером маршала - Александр Николаевич Бучин.

Фото: яндекс








Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 22:14
О причинах и последствиях   рассказал на сегодняшн...
вчера, 21:38
Участок находится в черте города, в СНТ Корохоткино, что на ...
вчера, 21:07
27 - 28 мая 2022 года в городе будет проводиться профилактич...
вчера, 20:38
Теперь на нем две «уголовки»: по статьям «Мошенничество» и «...

Опрос

А вы ездите на общественном транспорте?


   Ответили: 205