«Тарантинизация» войны, или «Спагетти» под смоленской Вязьмой

Культура
     «Тарантинизация» войны, или «Спагетти» под смоленской Вязьмой

Смотреть экшн Андрея Богатырева «Красный призрак» не хотелось от слова «совсем». Но есть и другое слово: «надо». Потому что сегодня Смоленщина очень редко попадает в кадр, а тут такая удача! Действие «Красного призрака» разворачивается зимой 1941 года  в смоленских заснеженных и унылых декорациях.    

Небольшой отряд советских солдат, чудом вырвавшийся из Вяземского котла, а также присоединившиеся к нему партизаны (здесь имеется и свой балагур-алкоголик, умудренный опытом старец – этакий Иван Сусанин, и медсестра на сносях), делает вынужденную остановку в разгромленной фашистами деревеньке. Однако перевести дух не выходит. В деревню нагрянуло жестокое спецподразделение карателей Вермахта, которые ищут таинственного снайпера по кличке «Красный призрак». Безымянный солдат, классический супергерой, появляется из ниоткуда и безжалостно, наповал убивает захватчиков.

Выжившим в окружении бойцам остается одно: вступить в смертельный бой, который возглавит «Красный призрак» - Неизвестный русский солдат.

С первых кадров становится ясно: таких инфернальных, абсурдных и диких фильмов про войну мы еще не видели. Нацисты лихо отплясывают с молочным поросенком, проходят рискованный челлендж в русской бане, которую топят «по черному», вступают в бой… голышом (неожиданная обнаженка мускулистого австрийского актера Вольфганга Черни), вальсируют посреди русских снегов под патефон с пластинкой Марики Рекк, примеряют женские платья. И даже пытаются вести утонченные аристократические беседы о силе русского и, конечно же, фашистского духа!

Бабы в сундуке, роды с шутками-прибаутками, игрушечные стрелялки, жонглирование гранатами, джентльменская дуэль советского бойца – призрака с немецким офицером один на один (сразить фашиста удается серпом) и апогей народного гнева, снятый исключительно в духе 1812 года, когда эдакая типичная Василиса выхватывает у солдата Вермахта автомат и лихо обрабатывает захватчика прикладом.

От букета несуразностей на экране нахлынуло возмущение. А потом наступило… неизбежное принятие ситуации.

Нынешняя, не нюхавшая пороха молодежь смотреть даже лучшие образцы отечественного кино («Иди и смотри» Элема Климова, «Восхождение» Ларисы Шепитько) не станет. Скучно, да и многое в таких картинах зрителю, облюбовавшему Вселенную Марвел, будет совершенно не понятно и не близко. Генетическая память о трагедии у новых поколений ослабла, им не ужасы войны интересны, а залихватский сюжет. Пусть и разнузданно-завиральный! Без приторного пафоса, с комедийным тоном, который доминирует в картине даже над логикой. Нет здесь и утомительной гонки за спецэффектами, которой сегодня увлеклось большинство создателей картин на военную тему.

Почему бы и не принять новую, нетривиальную попытку создания приключенческого фильма о войне, соединившего в себе классический вестерн – спагетти, комикс и наивную «тарантиновщину», лишенную, кстати, обожаемых Квентином комичных фонтанчиков крови? Разве киноискусство выступает против эксперимента? Почему бы Богатыреву самому не попробовать слепить сборную солянку из разухабистых, проверенных элементов современного кинематографа?

Разве раньше про войну (Великую Отечественную или гражданскую) не снимали приключенческих фильмов типа «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Неуловимые мстители»? Разве в картине «Мерседес» уходит от погони» не звучала чуждая военному времени электронная, «космическая» музыка, будто специально написанная к фильму Жаном Мишелем Жарром?

Посмотрел Богатырев ужастик Томми Виркола «Операция «Мертвый снег» про фашистов-зомби, вдохновился полотнами Серджио Леоне (и его долгими планами под музыку Эннио Морриконе), да и придумал по примеру Квентина Тарантино своих «Бесславных ублюдков». «Красный призрак» - простой и незамысловатый малобюджетный аттракцион о подвиге солдата - легенды, щедро нафаршированный новеллами из жизни реальных людей, легендами и забавными байками из которых вся Великая Отечественная и состоит.

А уже если затронуть тему «черного юмора», почему бы не рассказать о событиях 1941 года, оперируя столь нестандартным и неожиданным подходом к раскрытию темы? В свое время даже Александра Трифоновича Твардовского упрекали в том, что он пишет о войне с неуместным для горькой «окопной правды» юморком!

Андрей Богатырев говорит с молодежью на понятном киноязыке, умело используя развлекательные инструменты. При этом он довольно ловко умудряется не выплеснуть из картины главное - оду Неизвестному солдату, которого ни при каких обстоятельствах не должны забыть будущие поколения.

Кстати, в своей философской призрачности экшн Богатырева напоминает драму Шахназарова «Белый тигр», подвергшуюся жесточайшей критике. Собирательный образ бойца у Богатырева так же предельно мифологизирован и намеренно обезличен, его может примерить на себя любой человек, готовый мстить и пожертвовать жизнью ради других. На войне привыкли слагать легенды, поднимающие дух бойцов. Безымянный «Красный призрак» как раз и есть классический одинокий стрелок в исполнении Клинта Иствуда.

Почему бы не создать своего «Клинта Иствуда» образца 1941 года? Супергероя - мстителя, который отвечает и соответствует чаяниям теряющего надежду, обескровленного войной народа?

Крамолы не вижу!

Какое время, такие и фильмы.

Фото: yandex.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 22:14
На вопросы жителей ответили исполняющая обязанности начальни...
вчера, 21:43
В день юбилея Екатерину Константиновну поздравили представил...
вчера, 21:17
В центре города продолжается масштабный ремонт дорог.
вчера, 20:46

Опрос

Вас беспокоит рост цен на стройматериалы?


   Ответили: 297