Воскресенье, 04 декабря 2016 года

Погода -8..-10 С о

Почему Юрий Гагарин не любил коньяк?

Общество 11:10, 27 ноября 2008

altЗинаида Федоровна и Александр Николаевич Зайцевы связаны крепкой нитью любви, соединившей сердца супругов 60 лет назад.
24 июля эти красивые, моложавые, подтянутые люди сыграли бриллиантовую свадьбу. И теперь ничто не сможет расторгнуть союз, продлившийся в успешных дочерях, внуках и правнуках. Любовь - высшая ценность на свете...

Супруги Зайцевы - не только образец настоящей и крепкой семьи, но и невероятно интересные люди! Александр Николаевич в 60-х рыбачил с Юрием Гагариным и помогал лично родителям космонавта №1, а Зинаида Федоровна знала особо опасных преступников в лицо, неся службу в органах МВД. В тайниках памяти Зайцевых хранится немало увлекательных историй. Впрочем, какие люди, такие и истории!

 Особо опасен!

- Родители увезли меня из Сибири на Дальний Восток малышкой, - вспоминает Зинаида Федоровна. - Едва закончила десятый класс в Советской Гавани, пришла повестка из военкомата. Шел 1943 год... Я ощутила обжигающее дыхание передовой, но заведующий гороно распорядился послать меня на оперативную работу в органы МВД. В наше время десять классов ценились выше, чем сегодня три института. 
В те времена было немало банд, преступных группировок, фашистских пособников и профессиональных диверсантов. Кому война, а кому и мать родная! С Запада постоянно шли заявки «разыскивается банда, приметы главаря такие-то», и я должна была наводить справки по картотеке, в которой были собраны фамилии и отчества врагов, их основные приметы - родинки, татуировки, косоглазие... В управлении была только одна женщина - я. Опасная работа для молоденькой девчонки! Страшно, как на передовой: я знала в лицо всех особо опасных преступников.

Провокатор или невинная овечка?

- Особо опасными преступниками занималась военная прокуратура. Но с одним из них меня столкнула судьба. В десятом классе директор школы привела паренька-переростка, который прибыл из оккупированного Минска. Его родители работали в Совгавани на стратегически важном объекте, тянули железнодорожную ветку в бухту Ванина. В оккупации парнишка подался к партизанам, и документов у него не было.

На перемене подойдет к окну и думает о чем-то. Столько девушек красивых вокруг, в цветник из пепелища вырвался - и никаких эмоций! На танцы не ходил, любовь ни с кем не крутил.

Как-то иду на работу, смотрю: сидит он на завалинке возле нашего управления. «Зина, ты здесь работаешь? Можешь сделать пропуск в Минск?» И тут меня словно что-то толкнуло: «Я новый в органах человек, нет у меня таких полномочий». А через несколько дней приходит ориентировка с Запада «разыскивается провокатор», и в ориентировке приметы моего одноклассника! Никому ничего не сказала об этом, передала документы в паспортный стол. Поступила по-человечески: вдруг человека оклеветали? Но потом меня совесть замучила: слишком много в то время было врагов, прикидывавшихся невинными овечками. О его дальнейшей судьбе мне неизвестно.

 «Сталина очернили зря!» 

- Я не знаю ни одного случая, когда невинного человека посадили за предательство. За всю мою службу в органах МВД вплоть до 1949 года в городе не случалось убийств, ограблений, изнасилований! Только у ОБХСС было много работы. Утром прихожу на работу, а сводка о происшествиях уже на столе - сплошные квартирные кражи. А ведь Советская Гавань была окружена лагерями, заключенные строили железную дорогу. Многие освобождались и до весны жили в палатках на улицах отрезанной от материка Совгавани, ждали навигации. Я приходила домой в час ночи. Бывало, столкнешься впотьмах с редким прохожим и слышишь мужской голос: «Не бойтесь, идите спокойно!» А мы и не боялись, чувствовали себя абсолютно защищенными. 

 «Мы ходили с Гагариным на кабана» 

- С семьей Юрия Гагарина мы познакомились в 1962 году, когда перевелись в Смоленск, - с гордостью говорит Александр Николаевич. - Мои солдатики выполняли правительственный заказ, гагаринский дом строили. Ответственность большая, вот я и заезжал часто к Гагариным, и Анна Тимофеевна с Алексеем Ивановичем встречали меня как родного. Душевные люди. Особенно его мать, общительная, добрая женщина, глубокого ума человек... Я заботился о семье космонавта №1. 
Как приедет Гагарин, Алексей Иванович сразу дает знать: «Юра в гостях! Ждем вас в Клушине, порыбачите, сходите на охоту...» Юрий Алексеевич любил это дело, мы с ним и на кабана ходили, и за удочкой вместе сиживали. Я-то невеликий рыбак или охотник, так он со мной поговорить любил. Собеседник замечательный! 
Когда еще не был знаком с Юрием, думал, чем потчевать первого космонавта, как ему угодить? А он оказался простым парнем и очень любил вареную картошку с колбасой, рыбкой или консервами из камбалы. Деликатесов не жаловал и коньяк не уважал, предпочитал русскую водочку. За столом со мной рядышком садился. Спросил его однажды: «Юрий Алексеевич, как получилось что ты первый, а не Герман Титов?» Гагарин улыбнулся: «У нас с Германом одинаковая подготовка была, и состояние здоровья отменное, и параметры схожие. Нервы подвели товарища!» Сделать первый шаг нелегко, вот Титов и сдрейфил. А Юра - спокойный, веселый, потому Королев и выбрал его. Слухи о том, что до Гагарина в космосе кто-то побывал, да неудачно, ранят меня. Он честно, как на духу, не раз признавался в беседе: «Я и вправду первый...» Мы были вдвоем, зачем ему лгать? Засиживались мы у Гагариных допоздна. А он поспать ох как любил! Бывало, придешь космонавта на охоту будить в десять утра, а Юрий Алексеевич еще спит. Часикам к одиннадцати встанет, и пойдем с ним кабанов гонять... 
Я всегда Гагарина до границы Московской области провожал, у меня там часть стояла. Гагарин за рулем на черной «Волге», Анна Тимофеевна рядышком, и охранник на заднем сиденье, молодой лейтенантик. Несерьезная охрана. Очень уж простой человек был, не любил громких речей и лишней суеты вокруг своего имени. 
С Гагариными у меня вот какая история вышла. Однажды Алексей Иванович попросил «подбросить» дровишек. Я, недолго думая, прислал ему дров. А денег с отца космонавта не взял, стыдно крохоборствовать, копейку требовать у отца всемирно известного человека! А тут ревизоры в часть нагрянули из Московского военного округа: «Ах так! Как ты посмел Гагарину дрова за полцены продавать? (Алексей Иванович тоже честный да совестливый человек был, полстоимости дровишек воинской части все-таки возместил. - Авт.) Удержать с Зайцева четыре рубля с полтиной!» Крючкотворы! Хоть ты и Гагарин, а будь любезен, плати... 

 Как переписывают историю 

 - Напрасно воинов-дальневосточников называют тунеядцами, - в голосе Зинаиды Федоровны звучат возмущенные нотки. - Мы жили в прифронтовой полосе, и наступление миллионной Квантунской армии для нас было не мифом, а реальностью. Если у кого-то горел свет, уголовное дело возбуждалось без предупреждения: враг летел на огни. Вот и наградили в 1946 году меня, молоденькую, медалью «За победу над Германией», а через год дали медаль «За победу над Японией» - за участие в боевых действиях против японских милитаристов. Ведь я помогала отлавливать военных преступников по картотеке, под диктовку печатала сверхсекретные донесения. А сегодня меня почему-то причислили к воинам-интернационалистам, воевавшим за свободу... Китая. Я никогда не была в Китае. Историю переписывают как хотят, нам же теперь Китай в качестве сильного союзника понадобился! 

 За что сидели Русланова и Козин? 

 - Сванидзе и Радзинский твердят: «Все на лесоповале были...» Вранье! - возмущается Зинаида Федоровна. - Когда Караулов спросил у популярнейшего эстрадного певца Вадима Козина, тяжело ли ему пришлось на лесоповале, тот возмущенно ответил: «Да я там не был»! Кто виноват был, тот и сидел. Железная дисциплина грехов не допускала. Уж поверьте мне, честному человеку, который при Сталине работал в органах. Однажды в Советскую Гавань из Москвы прислали полковника-ревизора для проверки лагерей Дальнего Востока, и мне посчастливилось с ним поговорить. Вот я и спросила, за что сидел кумир советской эстрады. Полковник поморщился: «За мужеложество». Лирический тенор любил мальчиков. Дали ему за эту страсть десять лет трудовых лагерей. Козин отсидел срок, за те же грехи получил новый... Так в Магадане и остался, гастролировал по Дальнему Востоку. Нам посчастливилось дважды побывать на концерте знаменитости. Пел он удивительно! Одет с иголочки, шесть роскошных костюмов сменил... Выступал с оркестром, ему устраивали бурные овации. Не терплю газетной лжи, когда пишут «Козин - нищий, лагерник». Не был он нищим! Если и носил валенки, так в Магадане без них замерзнешь.

А с Лидией Руслановой вышла такая история. Война не успела закончиться, а с Запада уже начали везти трофеи. Муж Руслановой, главный «по трофеям» штабной генерал, себя не обижал и присваивал львиную долю конфискованного у немцев добра. В одночасье все комиссионки Москвы заполнились личными вещами Руслановой! А среди роскоши - уникальные картины из Царского Села, мировые шедевры из Дрездена. Столичные антиквары всполошились: «Подождите, этот пейзаж из Екатерининского дворца!» Русланову взяли за холку и дали 10 лет, а мужа разжаловали до рядового. А я считаю, что мало она сидела. Нагло присвоить народное достояние, да еще продавать! «Русланова - баба с дальним прицелом была, - улыбнулся полковник-ревизор. - Знала, что картины будут искать, вот и торопилась избавиться от сокровищ в суматохе». 
А мы с Александром Николаевичем жили очень просто. На окнах крахмальные марлевые занавесочки, мебель простенькая. Много ли честному человеку для счастья надо? Однажды я побывала в гостях у жены командира части и испытала шок: в командирском семейном гнездышке нашла приют... целая немецкая квартира. Позолоченный антиквариат, шикарные ковры и гобелены, гардины с бархатными розами. «А вы чего так бедно живете?» - спросила у меня «советская мадам». Я ответила с гордостью: «Мы в Германии не были!» 

 Настоящий полковник! 

- Я был на передовой и успел насмотреться на смерть, хоть и попал на фронт в 1944 году после окончания Ташкентского огнеметно-химического училища, - рассказывает Александр Николаевич. - Брал Кенигсберг и едва не погиб в одном из страшных уличных боев, что шли в Кенигсберге с 6 по 9 мая 1945 года. На моих глазах в феврале 1945 года убили командующего Кенигсбергской группировкой 3-го Белорусского фронта Ивана Черняховского. 
В додж, в котором ехал Черняховский, попал один-единственный снаряд. Охрана жива, а генерал скончался на месте от ранения осколком... К нему из Москвы приехала жена, и ей долго не могли сообщить эту скорбную весть. Ивану Черняховскому было всего 39 лет. 
На передовой солдатам и офицерам давали 43 грамма спирта, те самые «боевые 100 грамм». А я не пил. В бою свежая голова нужна... 
Отпраздновали День Победы, но для меня война не закончилась: молодых офицеров погрузили в эшелоны и отправили на Дальний Восток.  Повоевал хорошо - на моем счету два ордена Красной Звезды, медали «За боевые заслуги» и «За взятие Кенигсберга», орден Великой Отечественной войны II степени. Да здоровье подорвал - в 40 лет был уволен в запас по болезни. В 1986 году мне присвоили звание полковника. 

  Про голод и рыбный рай 

- Россия намеренно выморила Украину? Чушь! Голодомор был по всей стране! И на Дальнем Востоке в 1933 году дети опухали от голода. Но армии голод не коснулся. Придет в армию тощенький солдатик, а уходит мужчиной. Солдатам на праздники даже икру давали! Да не все солдаты ее ели - для узбека икра не еда. 
После войны в Совгавани магазины до потолка заваливали крабовыми консервами, 56 копеек баночка. Красная икра, кета бочками. А не брал никто... Нам на Дальнем Востоке хотелось фруктов и молока. Хорошо, по зиме яблоки и апельсины на продуктовые склады поступали. Возьмешь ящик не глядя, а там яблочко к яблочку! Свежие, упругие, ароматные... Но мы нехватки витаминов не ощущали - их вполне хватало в мясе и рыбе. Я не стеснялась держать кур, и нередко кичливые жены летчиков и моряков выстраивались ко мне в очередь за свежими яйцами. 

Шорох крепдешина... 

 - Я до сих пор вспоминаю нашу молодость, - улыбается Зинаида Федоровна. - Нас окружали люди высокой культуры... Моего отца, простого строителя, лечил кремлевский профессор, сосланный в Советскую Гавань по делу Горького. Настоящий господин, не лагерник. 
А какие у нас были учителя! За версту было видно - УЧИТЕЛЬ идет. Аромат духов и дорогого одеколона, шорох крепдешина... Наши учителя одевались по последней моде, если костюм, то сидит как влитой. Они научили нас главному - быть интеллигентными. Забыть их уроки невозможно: в Советской Гавани была преподавательница литературы, которая поставила оперу по пушкинской сказке о рыбаке и золотой рыбке! С нынешним временем не сравнить - спрос с нации, переставшей читать книги, невелик...

 

Анастасия Петракова.

Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
В понедельник смолян ждут мокрый снег и метель
сегодня, 14:06
76
5 декабря в Смоленской области будет ветрено, утром и днем о...
Смолянин проломил собутыльнику голову бутылкой
сегодня, 12:58
358
Двое мужчин повздорили в кафе. В результате драки одного из ...
В Интернет попало видео ДТП на Верхнем Волоке в Смоленске
сегодня, 11:02
582

3 декабря утром в аварии пострадал мужчина.

В Интернете появилось видео пожара в общежитии смоленского медуниверситета
сегодня, 10:37
771

Опрос

Какой подарок вы хотели бы на Новый год?


   Ответили: 455