Среда, 07 декабря 2016 года

Погода 0..2 С о

Право на месть

Общество 12:00, 19 января 2006

Детской проституцией давно никого не удивишь. Малолетки, трущиеся у входов в рестораны и гостиницы, хрупкие фигурки в свете автомобильных фар на оживленных магистралях, девчонки, предлагающие секс-услуги на вечерних улицах, - дело обычное. Точно так же стало обычным и то, что часто на панель толкают своих детей сами родители, становясь сутенерами малолетних дочерей. Для некоторых «предков», окончательно потерявших от пьянства человеческое лицо, торговля телом ребенка становится источником постоянного дохода.

Последний день, 21 января. Оттепель заварила на плацу кашу из снега и песка. Одинаковые тетки в черных бушлатах и серых платках, с белыми масками вместо лиц, с душераздирающим шарканьем одинаковыми деревянными лопатами сгребали это «варево» налево и направо. В зеленом скворечнике, высоко над трехметровым забором, обхватив руками автомат, безнадежно тосковал «вертухай»...

Лена восемь лет жизни провела за такими вот заборами. Что там, на воле? Она мечтала о том, как выйдет. И вот оно, осталось дождаться завтрашнего дня, той самой жизни, в которой она за эти годы стала лишней.

Возвращаться в деревню не хотелось до жути. Да и куда? Батька с собутыльниками по пьяной лавочке устроил пожар. Родитель задохнулся в дыму, а потому восстанавливать то, что считалось отчим домом, было некому. Остались только обугленные стены и дырявая крыша. На какое-либо сносное жилье после отсидки надеяться глупо. Хорошо хоть есть место, куда она должна приехать, зарегистрироваться и оформить паспорт. Еще лучше то, что это место недалеко. На билет деньги есть, а там видно будет...

О матери Лена не вспоминала. Зачем? Она ушла от отца, когда девочке было двенадцать. Уехала в Москву на заработки, да с тех пор вестей от нее не было. Осталась Лена на попечении отца и тети. Когда родитель допивался до «белочек», убегала к тете. Если тетя в это время пила, ночевала в сарае. Там у нее было что-то вроде своей комнаты.

Беда случилась в июле, как раз на ее день рождения. Отец и тетка по этому поводу пили вместе. Самогон тек рекой. В хату, как в кабак, заходили все, кому не лень. Те, кто посовестливее, приносили выпивку с собой, а близкие друзья шли просто так, на халяву. На второй день пьянки, когда пойло закончилось, а «здоровье требовало поправки», тетка вспомнила про именинницу. Позвала к столу, налила что осталось. Лена пробовала отказаться, но получила крепкую «родственную» затрещину. Пришлось проглотить эту вонючую гадость. В голове зашумело, ноги отказали. Как сквозь сон слышала, как тетка говорила кому-то из мужиков: «Готова девка... Неси бутылку - и пожалуйста...»

Утром ей было очень плохо. Она даже не сразу поняла, что ее изнасиловали. Тетка, опохмелившись, виновато буркнула : «Ладно, с тебя не убудет...» Батька рассудил по-своему: «Такая же сука, как мать...»

В деревне трудно что-то утаить. К дому тетки потянулись мужики. Те, кому нужна была компания, чтобы выпить, заходили запросто, а желающие поразвлечься шли по-взрослому, с бутылочкой из магазина. Тетушка не дешевила юной племянницей, на самогонку не разменивала. Бывали там и заезжие гости. Те еще и на закусь не скупились.

Школу пришлось бросить. Учителя в семейные дела предпочитали не вмешиваться, а одноклассники по-детски откровенно высказывали все, что о ней думают. Лена пыталась убежать, но попалась на вокзале милицейскому патрулю и ее привезли обратно. За побег - лупка, а рука у вечно пьяного отца тяжелая. Неделю ходила с синяками. Да что там синяки. За забор она старалась не выходить, никому на глаза не попадаться. С тоской и ужасом думала о том, что скоро ей стукнет четырнадцать и опять на «день рожденья» соберутся гости... Сбежать опять? Куда? Где взять денег хотя бы на автобусный билет?

До четырнадцатого дня рождения дома она не дожила. При очередной пьянке, когда тетка уже сговорилась с мужиками о цене за «племяшку», Лена выскользнула в сарай. Она ничего заранее не придумывала. Просто взяла пакетик с крысиной отравой и всыпала в стоящую тут же бутылку с самогоном...

Тогда умерли двое. Тетка и еще не старый сосед из дома напротив. Остальных успели как-то откачать. На следствии Лена не запиралась, рассказала все, как есть. Факты неоднократных изнасилований следствие не смогло или не нашло нужным доказывать, а вот отравление - налицо! По малолетству дали восемь лет. После оглашения приговора судья сочувствующе добавил, мол, ничего, в двадцать два, когда выйдешь, жизнь только начнется. Это правда, вот только с чего ее начинать?

В Ярцеве будет дороже!

Непробиваемо вязкий мрак ноябрьского вечера проглотил нашу «ГАЗель», как только мы свернули с «минки» на обочину. Всего в нескольких метрах от нас тянулась вереница огней, а мы с водителем, измученные дневными мотаниями по Москве, блаженствовали, расслабившись в кабине. Вдруг стук в дверь. Кто тут еще может быть? Наступавшую дремоту как рукой сняло. Дорога всегда небезопасна, особенно такая, как Москва - Минск. Водитель тут же включил фары. В окошке мелькнуло совсем юное девичье лицо: «Мальчики, обслужить?» И тут же залпом - все виды оказываемых водителям секс-предложений с ценами. Девочки тоже на выбор - от одиннадцати до шестнадцати лет.

Та, которая постучала в кабину, видимо, взяла на себя функции менеджера по продажам. Наверное, повторяла весь прайс-лист за вечер десятки раз. Через полминуты, опомнившись от шока, спрашиваю, как ее зовут. В ответ тут же: «Света». Понимаю, что соврала. Задаю совсем уж глупый вопрос: откуда она и как ее отпускают родители одну в такое время? Поняв, что напоролась на двух взрослых лохов, Света прыскает в кулак и совершенно откровенно заявляет, что кормит своим ремеслом отца, мать, бабку и младшего брата. «Да у нас со всех деревень девчонки на дороге работают, лет с десяти наверное. Куда пойдешь? Не в школу же, а на работу не берут. Если и удастся пристроиться, то выгонят через месяц и не заплатят. А тут - живые деньги, только бы на маньяка не нарваться. Ну так что, ребята, секса хотите? Учтите, дальше обслужиться можно только в Ярцеве, а там и девки постарше наших, и берут дороже. Думайте».

Фигурка бесшумно растворилась в темноте. Отдыхать расхотелось. Водитель запустил движок и встроил «ГАЗель» в светящийся поток курсом на Смоленск. Вот оно, Ярцево. Островок на фоне светящихся кафешек. Толпа девчонок. Действительно, постарше той, что подходила к нам. Да и «мамка» дежурит солидная. Смотрит, как в «жигуленок» втискиваются аж три девахи. Видимо, оптовые покупатели подвернулись. Время 23 часа 40 минут. Работа на трассе в разгаре. Можно было бы понаблюдать, но устали смертельно и хочется быстрее добраться до дома. Впрочем, и так все ясно. Давно не секрет, что малолетки из придорожных деревень днем, в лучшем случае, сидят на уроках в школе, а вечером выходят «голосовать» на дорогу. Спрос рождает предложение, и, похоже, пока это всех устраивает.

Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленске детям-сиротам устроят «Новогодний МультПереполох»
50 минут назад
71

26 декабря в 12:00 в «Галакси Парк» арт-агентство...

8 декабря в Смоленской области заметно потеплеет
сегодня, 21:03
362

В четверг тёплый атмосферный фронт принесёт на Смоленщину ...

Шеф польской службы безопасности президента считал, что из-за Леха Качиньского будет катастрофа
сегодня, 20:52
691
В Смоленской области обсудят развитие парка «Соловьиная роща» и Красного Бора
сегодня, 20:17
199

Губернатор Алексей Островский провел очередное рабочее совещание...

Опрос

Новогодние желания, которые вы загадывали в прошлом году, исполнились?


   Ответили: 98