Вторник, 06 декабря 2016 года

Погода -9..-11 С о

Большие деньги из маленьких стипендий

Общество 13:51, 14 августа 2013
ЗачеткаПреподаватели колледжа перешептывались о том, что руководство получает деньги за «мертвых душ» - выбывших студентов. Но говорить об этом вслух никто не решался - пожалуешься, и неизвестно, чем это закончится. Директор - женщина, известная в Смоленске, заслуженная. Ей-то ничего не будет, а ты потом ищи новое место работы. Так продолжалось до тех пор, пока мама одной студентки, решив, что ей терять нечего, не обратилась в правоохранительные органы.
Больше двух не собираться

Материалы некоторых уголовных дел читаются как детективные романы. С затаенным дыханием довелось изучать дело в отношении руководителя государственного бюджетного образовательного учреждения среднего профессионального образования «Смоленский колледж легкой промышленности и индустрии моды». Одна из сотрудниц колледжа, М., ранее руководившая модельным агентством, рассказала следователю: «Около 15 лет назад в поисках работы я пришла в колледж. Стала мастером производственного обучения, но ни одного дня по этой специальности не работала. Поначалу мне поручили создать театр моды. С показами мы выезжали в школы, а заодно рекламировали профессии, которым обучают в колледже. Затем, по согласованию с департаментом по образованию, науке и делам молодежи, в учебном заведении учредили культурно-эстетический центр (КЭЦ), и я стала там методистом. В КЭЦ числилась и одна загадочная дама. Никаких обязанностей как сотрудница центра она не выполняла, но шила вещи для директора, а еще участвовала в изготовлении коллекций. Насколько мне известно, деньги на пошив коллекции выделялись небольшие - некоторые материалы мы приобретали на собственные средства. Но по документам на это списывались суммы значительно больше реальных.
Еще одна сотрудница КЭЦ, Л., вела книгу заказов на пошив коллекционной одежды для физических лиц - шили ее мастера и студенты. Она же принимала деньги и передавала их в бухгалтерию. Однако размер этих сумм держался в тайне.
Директор требовала от коллектива преподавателей, мастеров и специалистов не общаться друг с другом, не собираться группами. Все сводилось к тому, чтобы в коллективе ничего не обсуждалось и не было утечки информации».
А между тем коллекции учебного заведения участвовали и побеждали во многих всероссийских выставках. В мае 2012-го в колледже вдруг заговорили о грядущих ревизиях. «Мне стало известно, что на действия администрации колледжа поступило заявление от матери одной из студенток, - продолжала рассказывать следователю методист. - После этого директор и ее приближенные, в том числе Л., постоянно собирались в ее кабинете, где засиживались допоздна - готовились к проверке».
Оценки «мертвым душам»
Учителя начальных классов подними ночью - и он сразу нарисует словесный портрет любого своего воспитанника, их лица каждый день перед глазами. Другое дело - педагоги старших классов или вузов. Молодая преподавательница истории К. вела в колледже свой предмет во всех группах и на всех курсах. В списке каждой из них - до 25 студентов. Однако на занятия приходило чуть больше половины. Некоторые болели, другие элементарно прогуливали. Встречались и такие «фрукты», которых за весь семестр она не видела ни разу. За подобные «фокусы» нерадивых студентов обычно отчисляют. Но только не в колледже легкой промышленности и индустрии моды. Пыл молодой преподавательницы, возмущенной таким положением, остудила заместитель директора, порекомендовав ей ставить оценки всем, кто числится в списках, и не задавать лишних вопросов. Недавней выпускнице университета ничего не оставалось, как исполнять указание руководства, она понимала, что обух плетью не перешибешь, а повод для ее увольнения найдут быстро. К тому же другие коллеги, постарше, рассказывали, что их тоже заставляют оценивать «мертвых душ». Впрочем, встречались и те, кто не соглашался. Но их были единицы.
Еще одна свидетельница - преподаватель технологических дисциплин С. - также рассказывала следователю, что некоторые студенты колледжа перевелись в вузы или другие учебные заведения, но их фамилии оставались в журналах. По указанию замдиректора она ставила оценки выбывшим. «Меня, как и других преподавателей, это возмущало. Но руководство колледжа не приветствовало тех, кто задает лишние вопросы», - отметила она.
Порочная практика
Мастер производственного обучения О., пришедшая в колледж еще во времена брежневского «застоя» и пережившая не одного руководителя, вспоминала: «Нескольких студентов, числившихся в журнале группы в 2011 году, я ни разу не видела. В начале 2012-го, в связи с переводом в другие учебные заведения, из группы были отчислены еще две девушки. Одна из них оказалась сиротой и имела право на социальные выплаты - ее документы проходили через органы соцзащиты. По этой причине замдиректора колледжа дала указание исключить студентку из списка. Остальных приказали не трогать».
Другая уволившаяся из колледжа мастер производственного обучения, Я., также была откровенна со следователем. В одной из групп, которую она вела, в течение первого и второго курсов посещать занятия перестали 13 человек. Многие девушки ушли в декретный отпуск, некоторые бросили колледж без уважительных причин. Но все они числились в списке журнала производственного обучения. Она выставляла им оценки и подавала сведения для получения диплома. Как и другие сотрудники колледжа, мастер это делала по распоряжению руководства. Практику студенты проходили на «Шарме», чулочной фабрике. Но реально на отработку производственных навыков отводилось больше часов, чем предусмотрено учебным планом, в ущерб теории. До начала практики студенты подписывали два договора. Разница между ними была лишь в том, что один состоял из девяти пунктов, другой - из 10. «Лишний», 10-й, гласил, что из зарплаты студентов в фонд колледжа будет удерживаться 20 процентов. В мастерских учебного заведения студенты и мастера практиковались на пошиве индивидуальных заказов. Всем было известно: клиенты за эту работу платили, но ее исполнителям не перепадало ни копейки.
«Ни дворника, ни уборщицы в колледже я никогда не видела, - продолжала Я. делиться тайнами этого «мадридского двора». - Студенты сами убирали помещения и прилегающую территорию. На педагогических советах директор говорила, что такой контингент студентов необходимо держать для отчета. Если обучающихся станет меньше, произойдет слияние групп. Соответственно, у преподавателей сократится зарплата. Она преподносила это так, что мы ей должны быть благодарны за заботу о коллективе».
И в самом деле, при наборе в группу более 15 человек за каждого последующего студента к окладу мастера прибавляется 5 процентов. А «лишняя» 1000 «целковых» никому не мешала. Но за это приходилось идти на сделку с совестью.
Стипендии своим подопечным выдавали мастера. В бухгалтерии они получали ведомости на всех занесенных в списки студентов с пометкой карандашом напротив «мертвых душ»: «снять».
Бесплатный сыр
А вот что поведал студент 4-го курса, получавший профессию конструктора-модельера: «Обучение в колледже бесплатное. Но при поступлении директор требовала заплатить 8200 рублей за дополнительное образование по художественной росписи ткани «батик». Отказаться от такого образования было невозможно, поскольку руководитель колледжа утверждала, что для профессии конструктора-модельера это необходимо».
Нелегка студенческая жизнь, особенно при минимальной стипендии в колледже в 55 рублей. Не намного легче и тем, кто «вытягивал» на повышенную - от 400 до 600 целковых. Практика на производстве прибавляла еще 500 - 1000 рублей. Но и с этих «копеек» руководство умудрялось воровать вполне приличные суммы. Конец догадкам и пересудам о прибавках за счет «мертвых душ» и наживе на различных дополнительных услугах положила нагрянувшая проверка из департамента по образованию, науке и молодежной политике. Затем в колледже появились полицейские.
- В ходе следствия было установлено: осуществляя возникший умысел, направленный на хищение средств, поступающих из бюджета Смоленской области, директор колледжа разработала преступную схему, - рассказала корреспонденту «РП» заместитель прокурора Ленинского района Галина Кожанова. - Она готовила списки и приказы на выплату пособий по социальному страхованию, стипендий на студентов, в силу разных причин прекративших обучение, давала устные указания бухгалтеру, не подозревавшей о преступных намерениях, начислять и по платежным ведомостям выплачивать денежные средства, которые руководитель получала лично. Используя свое служебное положение, совершала хищение, присваивая вверенные ей бюджетные деньги.
Подписи за «мертвых душ» директор подделывала собственноручно. Следствие установило: с декабря 2010-го по март 2012-го подобные операции она «провернула» по 87 ведомостям на получение социальных пособий, стипендий за учебу и за прохождение практики. Суммы по каждой из них варьировались от 1 до 5 тыс. рублей. А общий ущерб, нанесенный бюджету области, составил 161 тыс. рублей.
Свою вину подсудимая признала полностью, хотя заявила: деньги использовала для нужд колледжа. По ее ходатайству суд рассматривал дело в особом порядке - без проведения судебного следствия. С учетом смягчающих обстоятельств экс-директора приговорили к штрафу в 300 тыс. рублей.
Оценить новость
Рейтинг 0 из 5 (0 оценок)


Загрузка комментариев...
Читайте также
Чем будут завлекать туристов в Смоленск
сегодня, 17:28
265
В Смоленском гуманитарном университете прошла международная ...
Смолянка пришла в гости и обокрала подругу
сегодня, 17:19
243
Украла все ювелирные украшения женщины.
В Смоленске движение по улице Нахимсона будет закрыто до весны
сегодня, 16:34
235
В связи с проведением строительных работ.
СКР: Личные вещи погибших в Смоленске студенток из Индии будут переданы родственникам по первому требованию
сегодня, 16:28
952

Опрос

Новогодние желания, которые вы загадывали в прошлом году, исполнились?


   Ответили: 32