Вторник, 13 ноября 2018 года

Погода -3..-5 С о

Социальная защита или социальное нападение?

Общество 13:13, 05 ноября 2018
Социальная защита или социальное нападение?

У Веры Павловны была хорошая пенсия – почти 18 тысяч. А вместе с ветеранскими так вообще более 19 получалось. Одежду она редко покупала - в основном скопившиеся на антресолях вещи донашивала, на еду же вполне хватало. В общем, все у Веры Павловны было хорошо, и на оставшуюся жизнь она смотрела оптимистично.

Но нынешней осенью случилось неожиданное. Из Центра социальных выплат пришло строгое письмо.

Женщина надела очки, два раза перечитала письмо. Грозились прекратить выплату ветеранских. Действительно, летом Сбербанк не принимал плату за капремонт, надо было в другое место идти, а по жаре тащиться ей очень уж тяжело, и пенсионерка тогда за два месяца задолжала, только в августе сумела заплатить. Сейчас, однако, шел октябрь. Долг был погашен более месяца назад, и неприятностей Вера Павловна никак не ожидала. Хорошо, что квитанции сохранились. С утра собрала их, а также документы и пошла.

В отделе соцзащиты она была давно - только когда оформляла пенсию. Не сразу даже нашла офис, пришлось сверяться с адресом. Очереди в 110-й кабинет не было. Весьма порадовавшись этому обстоятельству, Вера Павловна вошла.

Три стола, три молодые женщины за столами. Пенсионерка подошла к ближайшему. Приятная женщина лет 40, не слушая объяснений, протянула руку: «Давайте документы». «Вот квитанции, вот паспорт, вот пенсионное удостоверение, вот ветеранское», - забормотала ветеран труда. «Где документ, подтверждающий право собственности?» - «Вот, пожалуйста». - «Где счета?» Сотрудница даже не смотрела на документы, о которых спрашивала и которые Вера Павловна ей тотчас услужливо подсовывала. Посмотрела только квитанции.

«Ну, за капремонт вы заплатили, а за коммунальные услуги где счета?» По счастью, Вера Павловна захватила с собой и счета с квитанциями за последний месяц. «Так, - сотрудница быстро просмотрела квитанции и уставилась в компьютер. - А за отопление?»

За отопление в доме, где жила пенсионерка, теперь платили по-новому: только в зимние месяцы. В октябре батареи уже затеплились, но счета пока не пришли.

«Вы должны предъявить квитанции за май – последний месяц, когда отопление работало».

Что делать? Вера Павловна отправилась домой. Дома перерыла папки с бумагами. Вот апрель, вот май… Нужных квитанций не было. Этим летом она в какой-то момент решила не хранить бумажки: их слишком много, от них пыль, и ведь теперь все в компьютерах! В жилконторе-то сведения есть, и не спрашивали ни разу - хранить зачем эти надоевшие бумаги?! Теперь она о своем решении пожалела, хотя и не слишком расстроилась: что ж, действительно, возьмет в жилконторе - они могут из компьютера распечатать.

Шел уже 12-й час, и пенсионерка поспешила туда, надеясь попасть до обеда. «Да, у вас за отопление все оплачено», - сказали ей. Но распечатку или справку дать отказались: «Какая может быть распечатка, если в отделе соцзащиты все эти сведения и без того имеются? У них в компьютере тоже есть данные, такие же, как мы имеем, - что у вас оплачено». - «Тогда зачем же они?» - изумилась Вера Павловна. - «Не знаем зачем. Но справок не даем. У нас своя работа. Если хотите, возьмите в банке вторичную квитанцию, что оплачивали».

В банке просьбе не удивились, даже с сочувствием отнеслись. Долго искали сведения в компьютере. Нашли не сразу, так как их передали в архив.

«Вы не волнуйтесь, - сказала пенсионерке молодая сотрудница банка, проставляя печати. - Не вы первая. Наши счета всегда принимают, их будет достаточно».

И Вера Павловна пошла в соцзащиту. Что-то все-таки скребло у нее на душе. Она считала себя оптимисткой, старалась находить в жизни хорошее, но в этот раз не верила, что приключения сегодня закончатся. Ну мало ли какой еще документ может понадобиться соцзащите? Пенсионеров ведь защищать нелегко, для этого много документов требуется.

В Центре соцзащиты уже начался перерыв на обед, и, недолго прождав возле двери, Вера Павловна тоже решила перекусить: она ушла с утра, не позавтракав, переволновалась, да и сейчас продолжала волноваться. Сердце щемило, в висок кололо. Следовало отвлечься, успокоиться, поесть, наконец. В киоске на рынке пенсионерка взяла йогурт и булочку. Съела тут же, на высокой приступочке, и поплелась (ноги болели) по уже привычному адресу.

В 110-м кабинете ничего не изменилось. «Ваш паспорт!» - строго сказала та самая женщина. «Начальница», - выплыло слово из детства: так называла женщин этого типа когда-то няня.

«Я была у вас сегодня…» - начала объяснять пенсионерка, протягивая паспорт. «Всех не упомнишь, много вас тут!» - отрезала чиновница.

Чеками из банка она была почему-то недовольна. Долго разглядывала их, потом лицо ее озарила новая мысль: «Это чеки. А где сами бланки? Где те счета, что вы получали по почте? Без счетов я вам ничего не дам. Придете в следующем месяце с полным списком документов, тогда и поговорим».

«Но счета уже оплачены… - пыталась возразить Вера Павловна. - В банке мне сказали, что этих чеков достаточно, ведь оплата произведена, и в компьютере вашем это видно».

«Мало ли что в банке, мало ли что видно! Что вам скажут, то и делайте. Вы сюда пришли просить денег!»

Так вот в чем дело, поняла наконец-то пожилая женщина. Последняя фраза - ключевая. Она просительница, и вести себя с ней нужно соответствующе: унижать, не доверять, всячески затруднять ей получение денег - выдаваемых из милости, конечно. Она увидела себя глазами начальницы: старуха в потертом черном пальто, в старой вязаной шапке, сгорбленная, с палочкой.

Вспомнила и других пенсионеров, ожидающих в коридоре Центра соцзащиты: большинство в старой одежде, со следами мучительного нездоровья на лицах и в фигурах. С печатью старости.

С такими не стоит церемониться. На таких удобно оттянуться, чтобы почувствовать свою значительность, исправить себе настроение.

«Я к вам не просить денег пришла! Скорее напротив – вы за счет моих пенсионных отчислений живете. У меня стаж 50 лет, и свою пенсию я заработала! Я ее не по вашей милости получаю… Какая от вас защита?! Вы создаете видимость работы, мучая беспомощных стариков! Бога вы не боитесь… Вот зачем вы меня вызываете опять? Ведь все уже оплачено, и вы это прекрасно знаете, знали с самого начала». Повернулась и пошла.

«Бабуля, бабуля!» - кричали вслед. «Ну бабуля я, - повернулась Вера Павловна. - Ну и что?» - «Палку свою забыли!»

Опираясь на палку, шла она под моросящим дождем, ботинки промокли. Уже и смеркаться начало - весь день проваландалась. Листья влажно хлюпали в такт шагам. Желтые, красные, бурые, они скрючивались, завивались. Горькие думы одолевали Веру Павловну.

«А ведь хорошо устроилась эта начальница: соответственно характеру, - размышляла пожилая смолянка. - И удовольствие получает, над людьми издеваясь - с пенсионерами-то это легко. И зарплату ей за это платят в отделе… - тут Вера Павловна запнулась, - соцнападения».

И сделала оптимистичный вывод: «Значит, в Пенсионном фонде деньги пока есть».



Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
В Смоленской области в пожаре на даче пострадал человек
29 минут назад
Сегодня вечером на пункт связи ПСЧ № 15 поступило сообщение ...
В Смоленске более 5000 человек остались без тепла
сегодня, 21:02

Вечером 12 ноября без отопления и горячей воды остались ...

В райцентре Смоленской области улице присвоят имя бывшего градоначальника
сегодня, 22:00
9 ноября прошло заседание Совета депутатов города Гагарин.
Найден заезжий аферист, который жестоко обманул 81-летнюю смолянку
сегодня, 21:25
В июле текущего года в полицию обратилась жительница Смоленс...

Опрос

Какие проблемы волнуют вас больше всего?


   Ответили: 815