Среда, 14 ноября 2018 года

Погода -1..1 С о

Полицейский на грани нервного срыва

Новости 09:51, 14 июля 2017
Полицейский на грани нервного срыва

Мифы о незаконных действиях сотрудников правоохранительных органов, бытующие среди населения, имеют под собой реальную почву. Тому подтверждение – уголовное дело, доведенное прокуратурой Промышленного района г. Смоленска до логического конца.  

ЧП в Тульском переулке

15 ноября 2015 года.

«Смотри-ка, Жор, «пэпэсники» кого-то «крутят», - привлек внимание товарища охранник ЧОПа Анатолий Сысоев. Ситуация и вправду накалялась. Прямо напротив объекта (д. №17 на ул. Воробьева), у которого несли дежурство Сысоев и Батурин, назревала потасовка. Возле ворот стоял полицейский «УАЗик», двое блюстителей порядка пытались затолкнуть в машину мужчину. Разговор шел на повышенных тонах. Неподалеку стоял товарищ задержанного и, размахивая руками, требовал от полисменов немедленно «прекратить беспредел».

Вскоре подъехал еще один служебный автомобиль, нарушителей наконец-то «упаковали». Машины снялись с места, и «шоу» благополучно закончилось.

Насколько благополучно, Сысоев и Батурин не видели, занимаясь делами.

Охранники не придали значения появлению на территории объекта сотрудника правоохранительных органов (вероятно, одного из тех, кто «вязал» прохожих у них на глазах). Полицейский записал анкетные данные случайных свидетелей ЧП, расспросил их, заполнив какие-то бумаги, и попросил расписаться.

Сысоев и Батурин и предположить не могли, что у стычки в Тульском переулке будет продолжение, которое потребует их непосредственного участия. Охранники встретились с «нарушителями общественного порядка в суде».

На скамье подсудимых сидел… полицейский Дмитрий Сорокин.

Выдержка из материалов уголовного дела:

«Находясь на маршруте патрулирования на участке местности между домами №№ 3 и 8 в Тульском переулке с 17.00 до 18.00 полицейский – водитель 1-го отделения 1-го взвода роты патрульно-постовой службы полиции №1 отдельного батальона патрульно-постовой службы УМВД России по г. Смоленску Дмитрий Сорокин остановил Алексея Романова и Игоря Попогребского с целью привлечения их к административной ответственности по ст. 20.21 КоАП РФ «Появление в общественных местах в состоянии опьянения».

После этого Сорокин указал Романову и Попогребскому проследовать с ним в отдел полиции для составления протокола и вызвал автопатруль в составе сотрудников полиции Н. Силаева и Э. Костырева. Однако Романов и Попогребский заявили Сорокину, что в их действиях отсутствует состав административного правонарушения, так как они своим видом не оскорбляют человеческое достоинство и общественную нравственность. Оснований для их доставки в полицию нет...».

Однако Сорокин считал иначе.

Добро с кулаками

15 ноября 2015 года Алексей Романов и Игорь Попогребский зашли в гости к товарищу и, как водится у старых - добрых друзей, выпили. Напиток взяли благородный – на гостей ушла бутылка коньяка. После пяти засобирались восвояси.

Каково же было удивление мужчин, когда на улице к ним подошел сотрудник полиции и заявил, что они нетрезвы. Неплохо бы протокол в отделе составить! Романов возмутился: «Не имеете права. Мы в порядке, идем домой…». Полицейский (а это и был Дмитрий Сорокин) вызвал подкрепление.

«Потерпевшие шли по улице, размахивая руками, и нецензурно выражались, - пояснит в ходе следствия Сорокин. – Они поддерживали друг друга и явно были пьяны. Я подошел к мужчинам, чтобы выяснить состояние опьянения и смогут ли они, не причинив вреда себе и окружающим, добраться до дома. Потерпевшие продолжили материться и отказались представиться. Один из них (Попогребский) сказал, что он «приехал из Сирии через Украину». Мне показалось странным это обстоятельство, вот я и вызвал патруль».

Не признавший своей вины в зале суда Дмитрий Сорокин пояснит, что действительно применил к Попогребскому физическую силу – загнул руки за спину, надел наручники. Тот успокоился, я снял «браслеты» и посадил его в «УАЗик».

Однако Романов вел себя агрессивно, кричал, что мы «нарушаем его права и свободы». Сесть в патрульный автомобиль отказался. Пришлось надеть на Романова спецсредства (он сопротивлялся, хватаясь за замок наручников, и повредил ладонь). В момент сопровождения в салон «УАЗа» задержанный вырвался, и, потеряв равновесие, упал на асфальт лицом вниз».

Романова и Попогребского доставили в дежурную часть.

По словам Сорокина, «он ехал в автомобиле с Попогребским. Когда полицейские привезли задержанного в отделение, Романов был уже там – сидел на лавочке в наручниках. На лице – ссадина, рука в крови. С Романова сняли спецсредства, и рана начала сильно кровоточить. Алексей попросился в туалет вымыть руки».

«Я в это время устанавливал личные данные Попогребского, отказавшегося представиться, - утверждал Сорокин. – Когда протоколы об «административке» были составлены, увидел, что кровотечение у Романова не останавливается».

Сотрудникам полиции пришлось вызвать «скорую».

«Меня избили ногами в Ленинском РОВД…»

Состояние Романова ухудшилось. Фельдшер выездной бригады ССМП, прибывшая в «участок» во втором часу ночи, осмотрела пациента. Тот жаловался «на шум в ушах и тошноту». Во время разговора с врачом Алексей начал терять сознание и был срочно госпитализирован в больницу.

Карта вызова «скорой помощи» от 16 ноября 2015 года подтверждает диагноз, поставленный Алексею Романову: «Сотрясение головного мозга, ссадины и ушибы мягких тканей лица, рваная рана левой ладони. Травма квалифицируется как легкий вред по признаку кратковременного расстройства здоровья до 21 дня».

На вопрос врача Романов ответил: «Меня избили полицейские в Ленинском РОВД».

Попогребский также обратился за помощью к медикам, которые зарегистрировали у потерпевшего ушибы мягких тканей головы и грудной клетки.

18 ноября 2015 года потерпевшие обратились с заявлением в полицию. Мужчины попросили привлечь к уголовной ответственности водителя роты ППСП №1 УМВД России по г. Смоленску Дмитрия Сорокина, который в помещении дежурной части применил к ним физическую силу и наручники, а также незаконно доставил в полицию и составил протоколы об административных правонарушениях. Речь шла об «административке», предусмотренной ч.1 ст. 19.3, ст. 20.21 КоАП РФ (неповиновение блюстителю порядка, появление в общественных местах в нетрезвом виде).

Попогребского и Романова предупредили о несении уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ (заведомо ложный донос). Они оба были непреклонны и абсолютно уверены в своей правоте, желая наказать обидчика в погонах.

Устроил «темную»

«Противозаконные действия со стороны Сорокина начались еще до прибытия в дежурную часть, - заявил в суде Романов. – Перед тем, как затолкать в автомобиль, сотрудник правоохранительных органов ударил меня головой о машину. От удара образовалась ссадина…

В отделении полиции я сидел на лавочке с Попогребским. Чувствовал себя очень плохо. Сорокин приказал пройти с ним в темное помещение. Вывел в «закуток» и ударил в поясницу. Я упал, и тогда он начал наносить удары руками и ногами, обутыми в берцы. Бил по голове, конечностям и туловищу. Я закрыл голову руками, и один из ударов пришелся по вывернутой ладони. Кожа лопнула, пошла кровь.

Мне разрешили пройти к умывальнику. Находясь в туалете, услышал глухие удары и крики: «За что меня избивают?» Понял, что Попогребского тоже обрабатывают».

«Меня били не сильно, - не стал скрывать Игорь. – Сорокин ударил в живот, я согнулся. Затем последовали два тычка в грудь, и три или четыре удара, предположительно локтем, в темя. Когда я упал, полицейский пять-шесть раз пнул меня в спину и прошелся по ягодицам. Я слышал, как кто –то закричал: «Дим, успокойся!».

От ударов и пинков телесных повреждений не осталось, наручники травмировали запястья».

Выдержка из заключения судмедэксперта:

«У А.Б. Романова зафиксированы раны ладони левой кисти у основания пальцев, которые квалифицируются как легкий вред здоровью; гематомы и ссадины лица (век и скулы), правого и левого лучепястного сустава, правого локтя, плеч и поясницы справа; ссадины и кровоподтеки на правой голени, бедре и коленях».

«У И. Н. Попогребского диагностированы кровоподтеки и ссадины левого и правого лучепястного суставов, гематома левого предплечья. Телесные повреждения возникли от ударного или сдавливающего воздействия твердых тупых предметов – вероятно, наручников. Кровоподтек в области предплечья – в результате сдавливания пальцами руки. Травмы не могли образоваться при падении с высоты собственного роста».

«Рана ладони Романова у основания второго и третьего пальцев, спровоцировавшая обильное кровотечение, образовалась от удара ногами, обутыми в берцы, - подтвердил эксперт. – Настолько сильно повредить руку зубцами наручников нельзя!»

Медик не исключал возможности, что Алексея избил сотрудник правоохранительных органов: «Потерпевший не мог получить столько травм при падении, их локализация свидетельствует об ударном и скользящем воздействии твердых предметов».

Подорвал авторитет!

Несмотря на попытку людей в погонах защитить честь мундира и выгородить коллегу, улики свидетельствовали против Сорокина. Видеофайлы, снятые с камер наблюдения, показали: кровотечение у Романова началось после прогулки в темный «закуток». Сотрудники полиции путались в показаниях, указывая на травму правой, а не левой ладони потерпевшего.

Суд прислушался и к компетентному мнению эксперта. Изучив собранные в

ходе следствия доказательства, суд пришел к выводу о виновности Сорокина, который, превысив свои полномочия, нарушил требования Федерального закона «О полиции» и параграфы Устава патрульно-постовой службы, разрешающие применять физическую силу только для пресечения преступлений и административных правонарушений.

Сорокин замахнулся не только на устав, но и на Конституцию РФ и международную Конвенцию о защите прав и основных свобод, подвергнув потерпевших насилию, унижающему человеческое достоинство.

Сотрудник полиции, находясь при исполнении, не имел полномочий бить задержанного головой об автомобиль. Более того, наносить побои Романову и Попогребскому (причем Романову не менее 16!) в дежурной части отдела полиции №1 УМВД России по г. Смоленску.

Он наверняка знал, что именно в этом месте находится так называемое «слепое пятно» - «глазок» камер видеонаблюдения не охватывал участок, на котором сотрудник правоохранительных органов учинил «профилактический» беспредел. Надевать наручники на задержанных мужчин нужды не было.

«Своими действиями Д.Н. Сорокин подорвал авторитет органов государственной власти в лице полиции и общественное доверие к сотрудникам правоохранительных органов при осуществлении своей деятельности».

В качестве смягчающих обстоятельств суд признал отсутствие у Сорокина судимости, положительную характеристику и регулярные поощрения по месту работы, а также наличие малолетнего ребенка, 2016 г.р.

- 23 января 2017 года суд признал Д.Н. Сорокина виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ (совершение должностным лицом действий, выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, с применением насилия и специальных средств), и назначил ему наказание в виде пяти лет лишения свободы (условно) с испытательным сроком четыре года и лишением права занимать представительские должности в правоохранительных органах, - пояснила гособвинитель, помощник прокурора Промышленного района г. Смоленска Раксана Магомедгаджиева. – Также суд признал за потерпевшими право на предъявление гражданского иска о компенсации морального вреда.

Игорем Попогребским и Алексеем Романовым заявлен солидарный иск в размере 1 млн. рублей.

Имена и фамилии действующих лиц изменены.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
Смолянка, решившая продать щенка, осталась без денег
сегодня, 16:57
Мошенник снял все средства с ее счета.
Россияне назвали лучший способ найти работу
сегодня, 16:37
Холдинг «Ромир» провел опрос среди жителей России о том, как...
Дмитрий Медведев поддержал инициативы администрации Смоленской области
сегодня, 16:00
Об этом сообщил губернатор региона Алексей Островский в свое...

Опрос

Какие проблемы волнуют вас больше всего?


   Ответили: 1056