Обыкновенное чудо. Смоленский предприниматель потратил 400 тысяч на лечение беженки из Луганска

Общество

У Алены Шкурской аккуратно уложенные волосы, огромные, широко распахнутые зеленые глаза, идеальная фигура. В сумке всегда есть салфетки для рук, губка для обуви, духи, и пилочка. В одежде она любит пастельные тона и со вкусом подбирает бижутерию: крупные бирюзовые серьги и большой изумрудный перстень, которые делают ее зеленые глаза еще ярче. И даже помада на губах в цвет не только свитера, но и тапочек. Точнее, одного тапка - у Алены нет правой ноги.

... Это случилось в 2012 году. После Нового года она вдруг почувствовала боль в правой ноге. Алена не придала этому значения: подумала, что потянула связки. Мол, поболит и перестанет. Но боль продолжала вонзаться раскаленной спицей в колено. В июле Алена забежала в магазин косметики, присела на корточки, чтобы взять коробочку с кремом и... не смогла встать. Друзья уговорили сделать рентген. Диагноз оказался трудновыговариваемым: «Хондомиксоидная фиброма Н/3 бедренной кости».

Осенью Алену прооперировали в родной Луганской клинической больнице. А через год боль вернулась. Хирург, молодой мужчина, озадаченно повертел снимок ее ноги на свету и сказал: «А вы не наш пациент. Вам надо в Харьков, в костную онкологию». Сердце сжалось и ухнуло куда-то вниз. Она вышла на крыльцо больницы, опустилась на ступеньки и заплакала: «Этого не может быть!» Но Алена еще надеялась, гнала от себя дурные мысли и даже после биопсии в Харькове сразу же уехала домой, в Молодогвардейск, подальше от «долины смерти». Не помогло.

«Елена Михайловна, вам придется вернуться, - через несколько дней доносилось из телефонной трубки. - У вас злокачественная фиброзная гистиоцитома, вторая стадия...»

Это сообщение будто бы ударило под дых. Она поняла: мир уже не будет прежним. А потом были белые больничные стены и три курса химиотерапии. Алену готовили к эндопротезированию – проще говоря, к замене сустава и части кости. Документы на квоту уже были на руках - Киев обязался оплатить эндопротез. Но к июлю обещание рассеялось, как дым.

К тому времени в восточной Украине вовсю шли боевые действия, а Луганск провозгласил себя частью Новороссии. Украина в квоте Алене отказала. Оплатить операцию сама она не могла: ценник был астрономический - 10 тысяч долларов! Врачи только развели руками: «Мы ничем помочь не можем. Вам нужна ампутация»

- В стране уже творилось что-то страшное, - рассказывает Алена. - Между Луганском и Молодогвардейском есть поселок Новосветловка. Он немаленький, там была администрация, больница... Сейчас от него почти ничего осталось. А я любила там бывать - в самом центре Новосветловки стоял замечательный храм. Нацгвардия собрала жителей, закрыла в храме и заминировала.... Говорят, что расстреляли всех людей, которые были в камуфляжной форме... Я заходила в штаб ополчения – он находился на одной улице с больницей. С комбатом Игорем Плотницким (сейчас это глава ЛНР) я столкнулась на ступеньках лестницы. Он лично пообещал, что меня не оставят в беде.

Ее оперировали под свист пуль и взрывы снарядов. Когда Алена пришла в себя, оказалось, что даже швы снять некому. Под стенами больницы стояли танки. Поэтому пришлось ехать в Стаханов к сестре. 17 июля ополченцы переправили ее в Россию. К этому времени сын Алены уже ждал маму в Краснодарском крае.

Границу она пересекла только с небольшой сумкой и переноской, в которой сверкала желтыми глазами кошка Матильда - к тому времени она прошла со своей хозяйкой все больницы. В Краснодаре Алена получила гуманитарный статус «временного убежища». По части медицинских услуг он дает право только на бесплатное посещение врача. Мечта ходить, казалось, была потеряна навсегда...

- Больше всего я не хотела стать обузой для своих детей - сына и его жены, - говорит Алена. - К тому времени они отдали на мое лечение все свои сбережения - то, что копили на квартиру. А меня уже начали мучить фантомные боли - это как сильный удар током. Они были настолько страшными, что я поняла: нужно как-то отвлекаться от болезни. И я начала искать в интернете работу на дому. Такое объявление попалось только одно, и я набрала номер.

«Извините, вакансия закрыта», - ответили мне. Я вздохнула: «Понимаете, мне очень сильно нужна работа. Я беженка с Украины. И у меня проблема: нет ноги». На том проводе ответили: «Хорошо. А где вы живете?» Оказалось, что цех по пошиву меховых изделий размещался через два дома от того места, где мы снимали квартиру. Я пришла в цех и... осталась там. Каждый день ходила на работу, и в последние дни выкраивала до 90 модных шапочек!

Порой думаю: как я пережила все то, что произошло за последний год? Наверное, просто очень сильно хотела жить. Тем более, что в конце прошлого года узнала, что стану бабушкой.

А еще в конце прошлого года Алена зарегистрировалась на сайте инвалидов России. Ей давно советовала это сделать приятельница, но Алена почему-то тянула. А через несколько дней на портале она увидела сообщение от смоленского предпринимателя Игоря Ассеева: «Готов принять на бесплатное протезирование жителя ЛНР или ДНР» По спине пробежал холодок: а вдруг это шанс? Алена описала ему свою историю. Игорь Владимирович ответил «да».

Но до конца в свое везение Алена поверить не могла и даже написала ему: «Я уже взрослая женщина и я не верю в чудеса. Поэтому если вы все-таки передумаете, не сообщайте мне об этом. Просто перестаньте мне отвечать. Я все пойму», Асеев ответил, что не передумает. И не передумал. 7 февраля 2015 года лайнер «Краснодар - Москва» с гражданкой Украины Аленой Шкурской на борту совершил посадку в аэропорту Внуково.

Ее встречал директор ООО «Центр Ортопедии Плюс» Игорь Ассеев.

- И вот теперь я здесь, - улыбается мне Алена.

Мы сидим на диване в ведомственной квартире протезного предприятия на Королевке. Три недели, которые Алена проведет в Смоленске, она будет жить в этом районе. Протез для нее уже готов, теперь нужно учиться ходить заново.

- Слышала ли я о Смоленске раньше? Конечно, да. Я знала, что это западный форпост России, красивый старинный город, который стоит на семи холмах. Теперь я знаю, что здесь есть отличное частное протезное предприятие и живут замечательные отзывчивые люди. Директор этого предприятия и по совместительству замечательный отзывчивый человек Игорь Ассеев сидит напротив.

- Я знаю, что такое война: сам в прошлом офицер, - рассказывает он. – Понимаю, в каком состоянии находятся протезные предприятия в Новороссии, и знаю, что в ближайшие годы Елена Михайловна не могла рассчитывать на получение высокотехнологичного протеза. Мы изготовим для нее протез стоимостью более 400 тыс. рублей с гидравлическим коленным модулем, который эффективно обеспечивает естественную походку, безопасность и удобство ходьбы. С таким протезом Алена сможет носить юбки и даже водить машину.

Правда, автомобиль еще надо будет купить - свою «десятку» и золотые украшения Алена продала во время лечения в Харькове...

- Знаешь, Маша, мне все время снится сон, - говорит она мне. - Первый раз я увидела его за несколько дней до вылета в Москву. Будто бы иду в обувной салон и покупаю очень красивые бежевые босоножки на каблуке, украшенные камнями. Я меряю их на правую ногу и застегиваю пряжку... Я такие босоножки раньше редко надевала, но теперь другие просто не смогу носить. Обувь должна быть строго фиксирована на ноге.

... Я ухожу. Алена остается на кухне у окна - смотреть, как загораются желтки ламп в окнах соседних домов. А еще за стеклом, прямо во дворе, идет большая стройка, вокруг которой суетятся строители – заканчивают возведение первого этажа. Когда приступят ко второму, Алена будет ходить на двух ногах. Сама.


Автор: Мария Демочкина


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
14 минут назад
Сотрудниками УМВД России по Смоленской области разыскивается...
сегодня, 15:04
По сообщению СМУП «Горводоканал», в связи с ремонтными работами...
сегодня, 14:36
19 января 2021 года в России отметили 121-летие со дня рожде...

Опрос

Будете ли вы делать прививку от коронавируса?


   Ответили: 256