"Шагнувшие в Вечность". Дневник смоленского партизана

Общество
"Шагнувшие в Вечность". Дневник смоленского партизана

Они сражались врукопашную с вооруженным до зубов врагом, вели подрывную работу в глубоком тылу, не надеясь, что их когда-нибудь помянут добрым словом, и гибли. Только через их исколотые штыками, не познавшие любви юные тела захватчик мог хотя бы на шаг продвинуться вперед…  

Командир партизанского отряда «Народный мститель» Иван Наумович Петраков ушел в феврале 2000-го на 94-м году жизни, но позаботился о том, чтобы оставить потомкам уникальные рассказы о войне. В его неопубликованных дневниках  есть особая глава о тех, кто пришел в отряд в 15 – 17 лет и бился с гитлеровцами наравне с опаленными военным опытом партизанами. Иван Наумович надеялся, что потомки прочтут эти скупые строки и запомнят имена сверстников, бесстрашно шагнувших в Вечность…           

«Комсомольцы – добровольцы, мы сильны нашей верною дружбой…»

На учете райкома комсомола Андреевского района Смоленской области (административно-территориальная единица в составе Западной и Смоленской областей РСФСР, существовавшая в 1929 -1932 и 1935-1961 годах) значилось 169 комсомольцев. Когда район лег под оккупантов, началась усиленная вербовка молодежи в партизанский отряд. Кстати, многие комсомольцы уже были в тесных связях с подпольными группами и успели получить опыт разведывательной и диверсионной работы, умели обращаться с оружием.

В отряд ребят принимали после обстоятельной беседы в райкоме партии, строго на добровольных началах. При малейшем сомнении и колебании собеседование прекращалось. Ребят вербовали исполнявшие обязанности секретарей райкома комсомола Алексей Петров и Полина Воробьева. Благодаря их усилиям около 100 человек были вызваны на беседу в райком партии, из них более половины зачислены в партизанский отряд.

В числе борцов с оккупационным режимом оказался Александр Григорьев из села Мольно. Он попал в группу Акимова, участвовал в разгроме немецкого обоза и ликвидации немецкого бомбардировщика, который сделал вынужденную посадку у деревни Замощица.

С просьбой приема в отряд в райком пришла Зоя Полищук из деревни Аносово. В эту же деревню из соседней Игнатихи переехала и Зоя Нилова. До оккупации она работала агрономом в райпо. В ее квартире в Аносово организовали явочную квартиру партизан. Ниловой удалось создать подпольную комсомольскую группу, в которую вошли два сына патриотки, Калиничева и Зоя Полищук. Зоя пришла из Вязьмы, где до прихода врага училась в медицинском училище, сын старосты Вася Андреев, и многие другие. Группа вела разведывательную деятельность, собирала оружие, резала провода, убеждала колхозников прятать хлеб и скот.

В отряд зачислили добрый десяток комсомольцев из села Паршино во главе с молодежным вожаком Васей Соколовым, смелым до дерзости. Именно Соколов по распоряжению командования партизанского отряда во время повторной оккупации района был назначен старшим полицейским у партизанского ставленника старосты Петра Совкова (о чем расскажу подробней).

Также приняли Полину Кудрявцеву, Николая Нерова, Петра Козлова из села Мольно, Катю Козыреву из Караваево, парней Алексеева и Иванова из деревни Аносиха.      

При собеседовании всплывали имена тех, кто с первых дней оккупации люто ненавидел установленный гитлеровцами «новый порядок» и, вступив в смертельную схватку с врагом, отдал свою жизнь за честь и свободу Родины.

Один из неизвестных героев, чье имя удалось установить, был комсомолец Федор Иванов.

                   Легенда о Красном мстителе

До войны Федя работал избачом (библиотекарем) Волочковского сельсовета. Пошел добровольцем на фронт в первые дни войны. Попал в окружение и был пленен. Случилось это в бывшем Батуринском районе Смоленской области. Недолго Федор был в плену.

Задушил часового, прихватил автомат и бежал с двумя товарищами. По дороге в Волочек резал телефонные провода, уничтожил нескольких полицаев - мародеров, грабивших население.

В Волочке располагался гарнизон гитлеровцев, в соседнем селе Караваево - штаб карательного отряда финских фашистов. Федора это не остановило. Он нелегально попросился на ночлег к жене старшего брата - та ютилась с двумя детьми в сторожке нефтебазы МТС, расположенной за селом. Практически каждую ночь он выходил на «охоту». Не щадил полицаев, продолжал резать провода. В начале января ему удалось установить связь с партизанским отрядом Подрезова. Федор начал выполнять задания партизан: поставлял разведданные о численности и передвижениях немецких гарнизонов, распространял листовки.

Иванову поручили взять «языка» - штабиста. Такой на примете у Федора был. Офицер из штаба части, расположенной в Волочке. Он часто ходил на вечеринки в соседнюю деревню Малышево с местной женщиной из гулящих, которых с презрением величали «немецкими овчарками». Звали ее Дора Рожкова.

Иванов скрутил офицера, когда тот возвращался с Дорой и ее племянницей Катей с пирушки. Но повел себя крайне «неделикатно» - немец задохнулся в крепких мужских объятиях Федора. В пылу схватки партизан забыл о Доре.

А Дора о Федоре не забыла. Наутро гитлеровцы обыскали все село, но Иванова и след простыл. Несмотря на стужу, он дневал и ночевал в лесу. И все же не уберегся. Его взяли обманом, и сделал это его родной дядя Лебедев - староста из Шмарово. Лебедеву помогал староста из деревни Селиваново, предатель Дунаев.

Лебедев усыпил бдительность Федора, сыграв на родственных связях.

Иванова взяли в Волочке и избили до полусмерти. А затем отправили в Караваево, где он и был зверски замучен. Истерзанный труп нашли за селом, когда наши войска освободили Волочковский сельсовет...

Фашистские приспешники, принявшие участие в поимке Федора, были найдены и опознаны местными. Каждый получил свое - по законам военного времени.

                        Без патронов и еды

Вопрос о вооружении отряда решался легко: пополнение прибывало со своим оружием. Многие пришли с автоматами отечественного производства, другие добыли вражеские на болях боев. Кое-то принес даже несколько ручных пулеметов.

Труднее всего было с боеприпасами – не хватало патронов к автоматам. Катастрофическое положение сложилось с продовольственным обеспечением отряда. Создать запасы продуктов не представлялось возможным – оккупанты до нитки обобрали население деревень и сел.

Голод стал неизменным спутником партизан.

В первых числах июня 1942 года в район прибыла группа офицеров во главе с капитаном Артеменко, который прошел специальную подготовку в Москве. У группы – задание: организовать в тылу врага партизанскую борьбу. Артеменко попросил людей, которые могут составить ядро будущего партизанского отряда. Ему дали тридцать человек. Почти все они были комсомольцами. Возглавили группу коммунисты Никитин, Андреев и Акинин. Не без трудностей группе удалось перейти линию фронта. Примерно к августу был создан боеспособный отряд «За Родину», который успешно воевал на территории Вяземского и Новодугинского районов, а осенью перебрался в Починковский лес.

6 июля наш отряд ушел из деревни Кириллово в Островскую чащу – враг вторично оккупировал Андреевский район.

Начались боевые будни партизан…    

          «Белорукавник» - патриот

Еще до зачисления в отряд проявил себя Василий Соколов. Саперы из второго кавалерийского корпуса, который разместили в селе Паршино во время частичного освобождения района, занимались разминированием минного поля. Мины поставили гитлеровцы при отступлении.

Посмотрел Вася на работу саперов раз-другой, расспросил, как обезвредить взрывное устройство и стал ходить вместе с бойцами в поле. Наловчился, да и снял самостоятельно свою первую мину!

Ювелирный расчет, осторожность и смелость – этими качествами сапера Вася располагал сполна. Дело пошло, и к концу сложнейшей «минной жатвы», когда был проверен каждый клочок земли несущего смерть поля, на его счету уже было несколько сот (!) обезвреженных смертоносных ловушек.

Конечно же, об этом вспомнили при формировании группы капитана Артеменко. Соколова включили в группу. Из Кириллова вместе с комсомольцами пошел и Василий. И снова отличился, зарекомендовав себя как смелый и находчивый разведчик, который не терял самообладания в сложной обстановке.

Например, в бою с карателями в лесу у деревень Беливицы и Фадеевка.

…Из засады на заросшей лесной дороге, при подходе к партизанскому лагерю, группа молодых партизан, в которой был и Вася Соколов, в короткой схватке уничтожила несколько гитлеровцев и ранила около десятка.

В лесу еще была слышна трескотня автоматов и резкие винтовочные выстрелы. Другие группы партизан вели бой. Остальные откатились назад. Вася сменил позицию и вдруг увидел у себя за спиной немецкого офицера! С пистолетом в руке, тот осторожно крался к нему. Видимо, решил захватить партизана живьем. И когда, по расчетам немца до Василия оставалось всего восемь или десять шагов, Соколов молниеносно развернулся и срезал фашиста автоматной очередью.

Нападение карателей на партизан не было неожиданным.

В тот день поутру разведчики возвращались в лагерь и видели, как из Беливиц вышло примерно 150 фашистов. Они разделились на три группы и пошли к лесу, о чем Соколов доложил своему командованию. Так что к встрече с захватчиками партизаны были готовы.

С возвращением в отряд судьба Василия резко изменилась.

Народным мстителям, действовавшим в тылу противника, был передан приказ Главнокомандующего Иосифа Сталина насаждать своих резидентов в органы власти, которые захватчики создавали на оккупированной территории.

Этой сложной работой мстители начали заниматься еще до прихода к нам вновь организованного отряда «За Родину».

В селе Паршино, по рекомендации партизан, выбрали старостой Петра Совкова. Секретарем Совкова назначили нашего человека, бывшего работника райпо Антона Тихомирова. Старшим полицаем Петр попросил стать Васю Соколова.

Василий страшно не хотел занимать эту собачью должность. Он понимал, что ненависти и презрения односельчан ему не избежать: будут мстить, отпускать в спину шуточки и ненавидеть.

Васе потребовалась особая собранность и выдержка. Нужно было следить за каждым своим поступком и словом. Как истинный патриот, Соколов согласился надеть белую повязку полицая. Через несколько дней он вместе с Совковым побывал в Воскресенске в комендатуре (новое название села Андреевское оккупанты признавать отказались) и получил обмундирование и служебные инструкции. Стал «белорукавником».

Вот и началась у Васи жизнь, полная опасностей. Однако Соколов отлично справлялся со своими обязанностями. Он систематически бывал в Андреевском, чтобы разузнать, а затем передать командованию партизанского отряда о планах и распоряжениях районной комендатуры, сельхозуправы и полиции.

Вася сообщил о готовящейся отправке молодежи на каторгу в Германию, и партизанам удалось спасти многих юношей и девушек. В своем селе Василий сумел сгруппировать вокруг себя молодняк и фактически создал подпольную комсомольскую организацию из шестнадцати (!) человек. Верным его дружком и помощником стал Миша Базенков. Ребята занимались сбором продуктов для партизан, посылали в отряд оружие, боеприпасы и тол. Собрали средства на танковую колонну «смоленский партизан».

Невероятную смелость Соколов проявлял и в доставке зерна партизанам. Под предлогом поездки на мельницу подвода с зерном и замаскированным на возу ручным пулеметом уходила в деревню Василевку к Сергею Волкову, который со своей дочерью Нюрой, связной отряда, переправлял хлеб «Народным мстителям».

Однажды, зимним морозным вечером в Паршино пришел незнакомый паренек и попросил ночлег. Подросток умолял дать ему любую работу, лишь бы не скитаться и голодать. Соколов с готовностью приютил мальчонку, однако вскоре заметил, что тот в его отсутствие (без разрешения!) навещает полицейских из соседних деревень.

Визит особо уполномоченного из немецкой комендатуры разоблачил подростка. Оборванец оказался… матерым шпионом! О чем и признался подпольщикам на допросе: «Меня заслали немцы в село, чтобы я выявил, кто работает на партизан. Фашистов очень интересует, насколько близко связан с подпольем Соколов».

Юного шпиона безжалостно расстреляли.

И все же вражеский резидент успел сообщить кое-что важное в комендатуру.

Старосту Совкова сняли, а его дочь Надя и Антон Тихомиров были арестованы, хотя у гитлеровцев не нашлось доказательств об их связях с подпольщиками. Наде удалось сбежать с первого же допроса. Она пришла к партизанам в отряд, а вот Антоша оказался менее ловким. Парень запутался в показаниях и подвергся расстрелу.

Вася заметил, что и ему перестали доверять в Андреевском. Он тут же доложил об этом командованию и получил приказ уходить в лес. Так оборвалась успешная карьера «полицая» Соколова.

А населению с легкой руки партизан было доходчиво объяснено, что Соколов и его дружки получили по заслугам и были расстреляны партизанами, как бешеные собак. Уловка отвела беду от родных комсомольцев – подпольщиков. Фашисты уже готовили расстрельные списки…

               Охота на «лис» и прочих оборотней

С уходом Васи в отряд утечка информации из комендатуры не прекратилась.

Продолжала действовать вторая, хотя и менее эффективная цепочка партизанских осведомителей, налаженная еще зимой 1941 года. Первым звеном в цепочке была совсем еще юная, пятнадцатилетняя комсомолка Мария Жданова, дочь председателя Большевского сельсовета Дмитрия Жданова, который проживал в деревне Лопатино и вскоре тоже стал партизаном.  

В Андреевском Мария знала только одного человека – Константина Фролова. В первые месяцы войны его ранили в голову, Костя вернулся в село контуженным еще до прихода гитлеровцев. Константин Васильевич проживал на квартире у Алексея Белова, а его дочь, Нюра Белова, тоже была партизанским осведомителем. Она-то и добывала необходимые важные сведения. Решительная, она была способна на поступок. Но и она однажды растерялась.

В Андреевском восстановили церковь, и отряд получил от Нюры записку: «Организуют хор певчих, настойчиво приглашают и меня. Как быть, я ж комсомолка?»

Нюра получила распоряжение: в хор вступить, работу продолжить. Пение в хоре - надежная «крыша»!

До партизан дошли слухи о злобных, антисоветских проповедях присланного из Ржева попа Андреевской церкви. Тот призывал молиться за победу германского оружия над «садистами – большевиками».

Нюра подтвердила: так и есть, презренный поп проявляет усердие, когда малых детей в землю закапывают заживо и рекой льется кровь ни в чем не повинных людей!

Подпольщица собрала сведения и о другом немецком холуе - бывшем главном ветвраче райзо Кипрушеве. Кипрушев знал, где закопан архив. Он выкопал племенные книги и распорядился ими по - своему. Выбрал из книг фамилии владельцев высококровных коров, находившихся в личном пользовании у колхозников (колхозный скот успели отогнать в тыловую Рязань), и предложил коменданту изъять КРС у населения и отправить в Германию.

Сказано - сделано. У людей забрали последних 50 кормилиц...

Кипрушев проявил особое усердие.

К одной из жительниц деревни Красное пришел немецкий офицер с солдатами. Их сопровождал Кипрушев. Многодетная мать с плачем бросилась в ноги офицеру, молила оставить корову: «Прошу вас, нам без нее не выжить!»

Слезы матери тронули гитлеровца. Он махнул рукой и отдал солдатам приказ: «Уходим!»

Кипрушев взревел. Нелюдь несколько раз ударил женщину в лицо и выбил ей зубы. Выскочил из дома, вывел корову из хлева и передал ее солдатам...

Долго охотились партизаны за выродком. Кипрушеву не удалось уйти от пули: был пойман и расстрелян. Дорого обошлись ему женские слезы! Зато поп оказался хитрой лисой - накануне наступления наших войск смылся вслед за гитлеровцами.            

                   Толя Быстров любил полевые цветы…

…В деревне Копытово под березами есть могила комсомольца Толи Быстрова. С первых дней оккупации он вступил в группу подпольщиков деревень Копытово и Саврасово. Руководили группой девушки Полина Воробьева и Мария Никонова. Толя первым нашел винтовку и помог другим комсомольцам добыть оружие. Большую работу ребята проводили по распространению сводок Совинформбюро.

Сводки принимались, а затем передавались коммунистам Ваней из деревни Василевка, у которого был радиоприемник. А помогала ему переписывать и распространять важную информацию связная отряда Волкова. Сводки иногда зачитывали в Саврасове на молодежных вечеринках, на которых часто заглядывали взрослые. В результате местные жители были осведомлены о положении на фронтах и не верили фашистской пропаганде.

В январе отступавшие под ударами 39-й Советской армии гитлеровцы угоняли людей в Германию, сжигали деревни. Пришли они и в Копытово. Предупрежденные комсомольцами колхозники спешно ушли в лес. С ближайшей опушки ребята увидели, как фашисты начали обливать дома керосином и поджигать их. Не стерпели и открыли огонь по врагу. В завязавшейся перестрелке было убито и ранено несколько немцев.   

Погиб и Толя.

Подоспевшие красноармейцы выбили фашистов из деревни. А Толю под винтовочные залпы солдат, после короткого митинга похоронили на деревенской площади.

И сегодня его могила не зарастает травой. Шумят над ней березы, а односельчане и не забывшие родные места товарищи по подполью приносят на могилу Быстрова полевые цветы…

            Крещение «железкой»

Много внимания зимой 1942-43 годов, в соответствии с приказом, полученном с «Большой земли», уделялось «рельсовой войне». Перед отрядом поставили задачу: подрывать и разбирать железнодорожные пути, препятствовать продвижению к фронту эшелонов с живой силой, техникой и боеприпасами. Задание было нелегким.

До «железки» больше 100 километров, да не простых, а с гарнизонами немцев и полицаями в деревнях. Кроме того, после удачных вылазок партизан оккупанты резко усилили охрану железнодорожных путей и поставили подвижные части на расстоянии около 300 метров друг от друга. Систематически курсировала сторожевая дрезина. И все-таки партизанам удавалось успешно выполнять боевые задания.

Группа минеров коммуниста Федора Андреева из четырех человек (в нее входил и комсомолец Николай Пудов) в первый же поход в районе разъезда Трегубки подорвала санитарный эшелон врага, следовавший из Ржева на Вязьму. Через некоторое время разведка установила, что в ту ночь дополнительное «партизанское лечение» под обломками вагонов получили более 200 раненых фашистов.

Успешными были и две вылазки на «железку» комсомольской группы подрывников, состоявшей из пяти человек во главе с Петей Козловым и его дружком Сашей Марченковым.

Два товарных эшелона, следовавших к фронту, ребята спустили под откос.

Третий поход стал для Пети последним. Погиб юный партизан…

По пути на железную дорогу ребята зашли в деревню Чернышево обогреться и отдохнуть. Они не знали, что попали в дом к старосте Батову. Фашистский прихвостень встретил партизан приветливо, накормил их, дал хлеба с собой и пригласил заглянуть «на огонек» на обратном пути.

Не зная, с кем имеют дело, парни поблагодарили хозяина за теплый прием и пообещали зайти снова. Это было их ошибкой.

День они провели в лесу неподалеку от железной дороги, а ночью несколько раз пытались подобраться к рельсам, но поставить мину не смогли: им мешала дозорная вражеская дрезина. Попали и под обстрел патрулей. Иззябшие и голодные, подрывники решили вернуться в лагерь.

На обратном пути, как и обещали, завернули к дому Батова.

Петя шел первым. Лишь только он взошел на крыльцо, сквозь двери из сеней раздалась длинная автоматная очередь. Петю сразило пулями наповал.

Фашистский пес Батов подготовил засаду для партизан. Утром тело героя бросили в полуразвалившийся колодец…

Партизаны не простили ему гибель комсомольца, Батов за все заплатил сполна. Но Петю уже не вернуть...

             Горсть родной земли

Война – не увеселительная прогулка. Человеческие страдания и кровь, потеря близких людей. Война безжалостно отнимала у нас товарищей. Вместе с отцом расстреляли комсомолку Нюру, связную партизанского отряда из деревни Аносиха.

Погибла в 1941 году Соня Ермыхина.

В бою партизан с карателями в Торбеевском лесу были захвачены живыми и после страшных мучений в гестаповских застенках повешены в Сычевке разведчицы Полина Кудряшова, Надя Бирюкова и Зоя Полищук. А вместе с ними - Екатерина Соколова, которую прислали в отряд из Центрального штаба партизанского движения. Она была известна в отряде как «тетя Катя».

Не удалось спасти от угона в германское рабство и Марию Жданову. Маруся вернулась домой в 1945 году.

В 1967-м бывшие партизаны отряда «Народный мститель» приезжали в село Днепровское на свой первый сбор. На митинге партизаны и жители совхоза имени Андреева постановили: собрать останки героев в братскую могилу и установить памятник погибшим.

Есть такая могила в саду Днепровской средней школы. Со скорбно поникшей головой стоит над ней воин – освободитель. А на мраморной доске, прикрепленной к постаменту, написаны золотыми буквами имена славных разведчиц.

К сожалению, перезахоронение было символическим. Никто из жителей Сычевки, ставших свидетелями тех страшных событий, так и не смог вспомнить, где же они были захоронены на самом деле.

В городе два братских кладбища, на которых покоятся останки шести тысяч советских военнослужащих и мирных жителей, замученных нацистами в Сычевском концлагере.

Решили поступить иначе. С каждой из могил насыпали в урну горсточку земли и затем захоронили ее в братской партизанской могиле.    

Светлая память героям!

         Справка «РП»

Иван Наумович Петраков родился в 1906 году. До войны работал редактором районной газеты «За коммунизм». Потом был назначен организатором и командиром отряда «Народный мститель».

В 1942 году в Кремле из рук Калинина Иван Петраков получил первую боевую награду - орден Красного Знамени.

В послевоенные годы Иван Петраков занимал должность первого секретаря райкома. Был членом обкома КПСС.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
39 минут назад
Губернатор поздравил жителей региона с профессиональным праздником...
вчера, 21:27
Депутат Госдумы добился финансирования ее строительства из ф...
вчера, 22:10
Он будет расположен в сквере у ДК «Сортировка».
вчера, 18:35
При этом в Смоленске - 179 инфицированных за сутки, информир...

Опрос

Если вы заболели, то…


   Ответили: 447