100 лет Надежды Кирилловны

Общество
100 лет Надежды Кирилловны

Надежда Кирилловна Станченкова появилась на свет 26 июня 1921 года - в этом году ей исполнится 100 лет. Родилась она в крестьянской семье, в деревне Лаптево, что в 35 км от Смоленска. У ее родителей - Кирилла Терентьевича и Домны Петровны Макуриных - было семеро детей. Родители были грамотные, поскольку в деревне работала школа. Мама Надежды Кирилловны училась очень хорошо, поэтому владельцы имения Лаптево решили за свой счет обучать ее в смоленской женской гимназии. Но, увы, ее неграмотные родители решили, что крестьянке лишние знания не нужны...

За свои сто лет Надежда Кирилловна повидала многое: Гражданскую войну, НЭП, коллективизацию, голод, Великую Отечественную, а потом были послевоенная разруха, семьдесят лет советской власти…

Отец Надежды Кирилловны, Кирилл Терентьевич, воевал на фронте в Первую мировую и вернулся в родную деревню переполненный большевистскими идеями и желанием помочь односельчанам в построении светлого будущего. Принимал участие в организации колхоза, председателем которого был до начала Великой Отечественной войны.

По воспоминаниям Надежды Кирилловны, ее детство в родительском доме было счастливым. Деревня была очень большая, народ дружный, детей много. Но помнит она и о том, как многодетные семьи с крепким хозяйством во время коллективизации «раскулачили» и выслали. А еще страшные 30-е годы, когда из-за ежедневного недоедания люди просто опухали. В их доме тогда каким-то чудом сохранился мешок ячменной муки, который спас их и тех, с кем делилась ее добрая мама этим скудным запасом, от голодной смерти.

После окончания семи классов Надежду Кирилловну пригласил в Москву в свою семью ее старший брат, который уже жил и работал в столице. Там она смогла получить такую нужную и столь любимую ею профессию учителя начальных классов, которой она отдала более 30 лет своей жизни.

Проработав три года учителем в школе, в Подмосковье, Надежда Кирилловна в июне 1941-го приехала в родную деревню, к родителям в отпуск. Ее мама утром выговаривала двум младшим сестрам: «Не шумите, пусть Надя поспит, она с дороги устала». А на следующий день мама уже сама разбудит ее: «Надя, вставай, началась война!»

Отцу, Кириллу Терентьевичу, как председателю, приказали собрать колхозное стадо коров и гнать их в Рязанскую область. Дома оставались одни женщины. Надежда Кирилловна тоже пыталась уехать. Но не получилось. К тому же мама просила: «Не оставляй меня одну с двумя маленькими девчонками». А первые авианалеты на Смоленск начались на третьи-четвертые сутки после начала войны. Под такую бомбежку Надежда Кирилловна и попала на железнодорожном вокзале Смоленска: кругом грохотали взрывы, зловеще выли самолеты, и казалось, что все вокруг было объято пламенем. Пришлось оставаться на территории, в скором времени занятой врагом. Однако благодаря доброму отношению жителей деревни Лаптево к их семье их, как семью коммуниста и председателя колхоза, никто не выдал фашистам. В трудное время, когда оккупанты забрали кормилицу корову, соседи приносили им молоко. Как когда-то в голодные 30-е ее семья так же делилась с односельчанами мукой.

Однажды за деревней упал подбитый немецкий самолет. Кто-то из соседнего лесочка обстрелял летчика. На следующий день всех жителей Лаптево немцы согнали в центр деревни. Был отдан приказ: если не найдется, кто стрелял в фашистского асса, всех пустят в расход.

А там были в основном старики да женщины с детьми, многие из них плакали и прощались друг с другом. Людей спасло то, что в конце дня в погребе одного из домов немцы при обыске обнаружили молодого человека и решили, что стрелял именно он. Всех отпустили, а его увезли на допрос в Смоленск. Позже лаптевцы тайно передавали друг другу: это партизаны, чтобы спасти жителей деревни, подослали добровольца, взявшего всю вину на себя. Когда этого паренька везли в город, то партизаны его отбили.

Как-то Надежда Кирилловна с подругой стояли на улице. К ним подошел незнакомый мужчина и рассказал, что он из партизанского отряда и у них закончилась еда. И попросил пройти по домам собрать для них продукты. Девушки так и сделали. Все деревенские делились тем, чем могли. Но нашлись предатели, донесли немцам. Утром девушек арестовали полицаи - свои же, местные ребята, и пешком этапировали в Смоленск. Там бросили в подвалы гестапо, посадили в разные камеры. В той, где оказалась Надежда Кирилловна, находилась и советская разведчица Лиза. Так она представилась. После прохождения учебы в разведшколе ее сбросили на парашюте на территории оккупированной Смоленщины. Но явка в Смоленске была провалена, и ее арестовали. На стене камеры она нацарапала: «Лизе расстрел». Эта совсем еще юная девушка спасла жизнь и Надежды Кирилловны, и ее подруги. Донос о появлении партизан в Лаптеве был, но предатели-полицаи были все же свои, деревенские. Они понимали, если немцы узнают о дружном сборе продуктов партизанам всеми жителями деревни, то всех расстреляют, а еще и деревню в придачу сожгут. Поэтому, на всякий пожарный, они донесли только о встрече двух подруг с партизаном. Лиза учила девушек: «Не отрицайте факт встречи, если будете отказываться, то вас убьют!»

Когда всех арестованных вывели во двор на прогулку, то по цепочке Надежда Кирилловна передала подруге наставления отважной разведчицы. Мол, говори на допросе так: «Подошел молодой мужчина, представился партизаном. Мы его видели первый раз, и кто он на самом деле, не знаем. Может быть, это просто какой-нибудь бандит из леса».

В итоге вина девушек в ходе допросов доказана не была и их отпустили. Уже после освобождения Смоленска Надежду Кирилловну вызывали в НКВД и требовали назвать имена тех, кто на них донес. Но хотя у нее и были серьезные подозрения, она никого так и не назвала.

Смоленщину освободили от немецких захватчиков. Надежда Кирилловна поехала в Подмосковье, где раньше работала. Но школа была разрушена в ходе жестоких сражений за Москву. Все было выжжено дотла... И она вернулась в Лаптево, где работала учителем в местной школе и в деревне Санники. Вышла замуж за парня, который вернулся в родные края с фронта после тяжелого ранения и лечения в госпиталях. Потом они, уже став семьей, переехали в Талашкино. Надежда Кирилловна до выхода на пенсию работала учителем и заведующей начальной школой в деревне Нагать, учителем продленного дня в Талашкинской средней школе. Получала благодарности, почетные грамоты. С учениками у нее отношения всегда складывались хорошо, до сих пор вспоминает о них с любовью.

Последние 12 лет, после смерти мужа, Надежда Кирилловна живет в Смоленске, в семье своей дочери. Очень часто рассказывает своему внуку о событиях своей жизни, как раньше рассказывала о нелегком жизненном пути своей дочери.

И это лишь отдельные эпизоды прошедшего столетия Надежды Кирилловны, ее жизнь была гораздо ярче и насыщеннее.

От имени редакции «РП» поздравляем Надежду Кирилловну со столетним юбилеем! Ведь героиня нашего рассказа продолжает оставаться сильным человеком, который умеет радоваться жизни и философски относиться ко всем превратностям судьбы, находя в них массу плюсов и поводов для радости. Желаем Надежде Кирилловне прожить еще много-много лет в окружении своей семьи, которая ценит ее и очень любит.

Валентина АРТЕМЕНКО.




Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
11 минут назад
Воры сдали добычу в пункт приема металла, хозяину которого пришлось...
сегодня, 12:12
Ребенок, на вид не старше двух лет, наполовину высунулся из ...
сегодня, 12:18
Стартовый матч Олимпийских игр в Токио против испанцев стал ...
сегодня, 11:48

Опрос

Вас беспокоит рост цен на стройматериалы?


   Ответили: 306