Призраки войны. Как люди превращались в нелюдей

Общество
Призраки войны. Как люди превращались в нелюдей

22 июня 1941 года и 9 мая 1945-го… Две даты, между которыми уместилась целая вечность человеческого горя и страданий, которая не закончилась и сегодня, спустя 76 лет. Две великие даты - равнозначные в истории нашей страны - День памяти и скорби и День Победы, оплаченной миллионами жизней наших соотечественников. Дни, месяцы и годы, память о которых - наше национальное достояние на веки веков.
Многие фронтовики, с которыми мне приходилось разговаривать, вспоминая войну, характеризовали ее двумя словами: КРОВЬ и ГРЯЗЬ. И говорили они не столько о грязи разбитых фронтовых дорог, сколько о грязи человеческой, выдавленной из гнилых душонок тех, про кого в народе говорят: «В семье не без урода». Про колобороционистов, а попросту - предателей всех мастей, вмиг заполонивших оккупированную фашистами Смоленщину и совершивших злодеяния, за которые органы госбезопасности разыскивали их на протяжении многих десятилетий после войны.
Сегодня мы предлагаем читателям интервью с полковником юстиции ФСБ России, следователем Алексеем Кузововым, посвятившим многие годы жизни выявлению этих оборотней, в мирной жизни удачно мимикрировавших под обычных людей.

Как люди превращались в нелюдей

- Алексей Валентинович, вам часто приходилось работать с теми, кто в трудную минуту предал Родину. Кто они и что их толкнуло на предательство?

- Колобороционисты, иными словами, люди, добровольно согласившиеся на сотрудничество с оккупационным режимом, в большом количестве появились на Смоленщине в 1941-1942 годах, когда область оказалась полностью захваченной фашистами. Именно предатели из числа бывших военнопленных, дезертиров, старшин, бургомистров стали костяком сформированной майором Шмидтом контрпартизанской «Зеленой армии». По сути, это были полицейские подразделения со всеми присущими им функциями. И они полностью оправдывали свое предназначение. Руками этих служак осуществлялись карательные акции против мирного населения, причем они, не брезгуя, выполняли за гитлеровцев самую грязную работу.

- Был какой-то отбор кандидатов в палачи?

- Нет практически «ставили под ружье» всех подряд. Села были многолюдными, дееспособных мужчин и парней в них оставалось много, уйти с отступавшими войсками смогли далеко не все. Набирали в основном молодежь, которую по каким-то причинам не успели призвать в РККА спешно эвакуировавшиеся военкоматы. У фашистов существовала такая практика - население захваченной деревни выстраивали, немцы отбирали молодых ребят 1924 - 1926 годов рождения, крепких мужчин и записывали их в полицейские отряды, не спрашивая согласия. Очень многие шли туда добровольно, польстившись на форму, вседозволенность, постоянное ношение оружия... Немало было и граждан, обиженных на Советскую власть. Другие просто боялись возражать, потому что за отказ служить новому режиму могли расстрелять и их самих, и родственников. Таким образом, фашисты очень быстро сформировали полицейские отряды почти в каждом населенном пункте Духовщинского, Демидовского, Ярцевского районов. В тогдашнем райцентре, селе Пречистом действовал даже концлагерь.

Метка дьявола

- Мерзавцы чем-то похожи друг на друга. Опишите портрет среднестатистического предателя.

- Они очень разные. И по внешности, и по психотипу, но роднит всех одно - готовность предавать. Да-да, война, как медаль, имеет две стороны. Одна - история подвигов и побед, другая... И не было бы смысла говорить о предателях, если б они не были бы частью истории той войны. Иногда население целых деревень почти поровну разделялось на принявших сторону врага и семьи партизан. Мотивы предательства у каждого свои, но никакие обстоятельства не оправдывают измену Родине, совершенную военным или гражданским человеком.

Яркий пример предателя - разоблаченный нами Федор Зыков. В прошлом - сержант РККА, отступал со своим 7-м отдельным артиллерийско-зенитным дивизионом из Белоруссии, участвовал в боях на Соловьевой переправе, даже сбил немецкий бомбардировщик. После этого - оборонительные бои под деревней Капыревщина на реке Вопь. Дальше все, как обычно, попал в окружение, скрывался в деревне Вышегор Сафоновского района у одной из местных жительниц. Свою сущность он проявил уже там. Есть недоказанные сведения о том, что к этой женщине на постой был поставлен кто-то из немецких чинов. Познакомившись с немцем и узнав, что у того есть золото (скорее всего, из награбленного), Зыков убил его и ограбил, после чего скрылся. А потом ему, по-видимому, уже было все равно, кого убивать. Примкнул к какой-то крупной банде «зеленых», убивавших и грабивших всех подряд - и русских, и немцев, но затеял конфликт с ее главарями за власть. Есть сведения, что в ходе этих разборок Зыков тяжело ранил одного из лидеров банды.

Вот таких отморозков Шмидт набирал в свои подразделения. Зыков закономерно оказался у него. Карьера предателя резко «пошла в гору». Выезды на операции, которые были обычными карательными акциями по уничтожению семей партизан, принесли ему авторитет, он стал командиром одного из подразделений. Был очень осторожен и чистоплотен, боялся за себя, всегда носил с собой оружие. Автомат на плече, парабеллум в кобуре и наган сзади, за поясом. Те, кто его знали, говорили, что когда полицаи вели человека на расстрел, Зыков обычно шел следом и шлифовал пилочкой ногти. Жертву ставили, он подходил, вынимал парабеллум, стрелял и продолжал делать маникюр.

А наган был у него как оружие последнего шанса, которое можно неожиданно выхватить и применить.

- Все каратели отличались паталогической жестокостью?

- Да, но на первом месте - трусость, а жестокость, как ее следствие. Ведь сам по себе тот же Зыков был зверем крайне подлым и трусливым. Это он превратил в кровавое месиво 17-летнего партизана Сашу Прудникова. От того, что этот изверг с ним сделал, падали в обморок даже полицаи, не раз участвовавшие в карательных операциях. После пыток палач бахвалился своей жестокостью, всю ночь пьянствовал…

Я хочу всеми силами посодействовать тому, чтобы имя Александра Прудникова, который, несмотря на жесточайшие пытки, никого не выдал, было увековечено и его представили к правительственной награде, возможно, к званию «Герой России». За два года оккупации на Смоленщине такими вот подонками было уничтожено 300 деревень, многие вместе с населением. На территории Духовщинского района - 10: Кишкиницы, Снорки, Братки, Головицы, Никулинка, Кулагино, Афанасьего, Ивановичи, Хутор Титов. В Головицах полицаи вспарывали животы беременным женщинам и набивали зерном, а перед тем как выехать на расстрел 110 мирных жителей Хутора Титова, Зыков построил своих полицаев и сказал им: «Ну, суки, смотрите, если кто дрогнет, то у меня на всех вас патронов хватит» и похлопывал ладонью по диску автомата. Это рассказали полицаи из его же роты Кузьмин и Синяков. Тогда расправляться с мирными людьми подонки поехали при поддержке двух танкеток. И это точно зная, что риск нарваться там на партизан - минимальный.

- В книгах, описывающих историю тех событий часто упоминается, что на территории нашей области шла полномасштабная партизанская война. Партизаны громили фашистов по всем направлениям, их активно поддерживало местное население. Немцы боялись даже подойти к краю леса… Насколько это соответствует действительности?

- В конце 1941-го и начале 1942-го немцев погнали от Москвы. Через область шли отступающие части, линия фронта постоянно изменялась. Тут было трудно понять, какие части и где находились. Война между партизанами и полицейскими частями шла постоянно. То партизаны полицаев разгромят, в отместку полицаи жгли деревни вместе с людьми. Много партизан погибло. В книгах как-то не принято писать, что фашисты тоже воевать умели. К лесу они не боялись подходить, устраивали такие карательные акции, что многие партизанские отряды были уничтожены. Не брезговали засылать в отряды своих агентов, действовавших весьма эффективно. Так что однозначно сказать, что только партизаны громили врага - покривить душой. И со стороны патриотов тоже были огромные потери.

Зачем они остались…

- После войны Федор Зыков работал в Вышнем Волочке на гармонной фабрике. Носил юбилейные медали, считался ветераном войны, слыл тихим, хорошим человеком. Портрет Тоньки-пулеметчицы - «локотского палача» висел на Доске почета промкомбината в Лепеле, а полицай из подразделения Зыкова Ковалев жил с женой - учительницей в деревне, почти в тех же местах, где свирепствовал их карательный батальон. Почему они не сбежали вместе с немцами?

- Это объясняется тем, что они были уверены в том, что свидетелей своих зверств не оставили. Ведь людей сжигали и расстреливали целыми деревнями вплоть до грудных детей и древних стариков. Что касается Федора Зыкова, то тут не все просто. Хорошо его изучив, я понял, что это - незаурядная личность. Он обладал каким-то звериным чутьем на опасность и навыками оперативной работы. Кроме того, когда вокруг него стали «сгущаться тучи», то он профессионально разгадал все оперативно-разыскные мероприятия территориального отдела госбезопасности. Еще Зыков очень внимательно и дотошно изучал все подходы и режим военных объектов, находившихся в районе Вышнего Волочка. Есть предположение, что его, после соответствующей подготовки, немцы оставили на нелегальной работе, впрочем, как и многих других предателей. Когда мы к нему пришли, и я передал ему привет от Смоленщины, то он завыл и стал кататься по дивану. У него была полная подборка публикаций о судебных процессах над предателями. Он даже сам мне сказал, что когда взяли карателя Тараканова, с которым они зверствовали в Духовщинском и других районах, то ему стало ясно, что теперь придут за ним. Когда мы его выводили из дома, то он попросил дать ему выпить на дорожку, но я предположил, что в бутылке с водкой припасен яд, и не позволил этого. Тогда он попросил гармонь. Играл напоследок и плакал. Зрелище было еще то… А в пользу его агентурной деятельности говорило то, что во время следствия из США приходило много писем, написанных как под копирку, с просьбой его пощадить. Видимо, хозяева все же пытались спасти своего провалившегося шпиона.

Другой его подельник, Ковалев, как только мы к нему пришли и представились, тут же убежал в туалет и на протяжении всего допроса бегал несколько раз. Можно сказать, штаны в руках носил. Вот такие вот они - герои!

- Как вы относитесь к открытию мемориала немецким воякам в Духовщинском районе Смоленской области?

- На мой взгляд, такой шаг - неуважение к памяти павших на этой земле советских воинов и людей, погибших и пострадавших от зверств фашистов. Ведь на многострадальной духовщинской земле фронт проходил и в 1941, и в 1942, и в 1943-м годах. И нацистами, и их пособниками были учинены массовые расстрелы в десяти деревнях, а район полностью сожжен. Не понимаю, чем оправдывали свои действия чиновники, руководившие в то время областью. Но есть тут и «обратная сторона». Пусть камни этого мемориала со списком фамилий на них всегда напоминают врагам нашей страны о той судьбе, которая их ждет, если они, забыв уроки истории, снова попробуют говорить с нами на языке войны. Мы никогда не забудем 22 июня 1941 года. И они должны с содроганием вспоминать этот день.

Фото из открытых источников

Автор: Андрей Завьялов


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 22:14
На вопросы жителей ответили исполняющая обязанности начальни...
вчера, 21:43
В день юбилея Екатерину Константиновну поздравили представил...
вчера, 21:17
В центре города продолжается масштабный ремонт дорог.
вчера, 20:46

Опрос

Вас беспокоит рост цен на стройматериалы?


   Ответили: 297