«Не верь! Не бойся! Не проси!» Как выживают смоленские фермеры в окружении агрогигантов

Общество
«Не верь! Не бойся! Не проси!» Как выживают смоленские фермеры в окружении агрогигантов

Что нужно сделать, чтобы окончательно угробить мелкотоварное сельскохозяйственное производство? Да в общем-то немногое: продолжать нынешними темпами повышать цены на ГСМ, электроэнергию и минеральные удобрения. Этого вполне достаточно, чтобы себестоимость продукции личных подсобных и крестьянско-фермерских хозяйств ежегодно росла, становясь все более неконкурентоспособной по сравнению с ассортиментом агрогигантов, которым завалены прилавки всех торговых сетей. И все же фермеры и частники как-то выживают. В этом им помогает старое тюремное правило, ставшее народной мудростью благодаря «Архипелагу ГУЛАГу» Александра Солженицына. Жестко, но уж как есть.

Не жди и не надейся

Михаил Васильевич Шевелев, фермер из Хиславичского района, так и поступает. Если чего и ждет, то только погоды от небесной канцелярии. Все остальное - сам. Отремонтировать трактор, плуги, бороны, комбайн… Это делается в видавшем виды ангаре, где стоят пусть и не новые, но вполне рабочие станки. Когда мы подъехали к его дому, он как раз оттуда и вышел нас встречать.

Не мешкая, идем смотреть обширное КФХ Шевелевых. Во множественном числе, потому что, кроме хозяина - самого Михаила Васильевича, тут есть и хозяйка - его жена Татьяна Григорьевна.

И у каждого - любимые подопечные. Например, Татьяна Григорьевна души не чает в овцах романовской породы, поэтому сразу же заходим в овчарню. Постройка вполне крепкая. Внутри все добротно, светло, животные на свежей сухой подстилке, и действительно - красавцы!

- Может быть, я их неудачно подстригла, - смущается хозяйка, - но они все равно хороши. И мясо от них отличается по вкусу от другой баранины. Одновременно напоминает и саму баранину, и телятину. Пользуется большим спросом у тех, кто знает толк в плове и шашлыках.

- А шерсть овечью, шкуры куда сбываете?

- Это никому не надо. Сначала за сарай складываем, потом - утилизируем. Так что овца - животное не безотходное, но все равно она себя оправдывает.

Дальше вместе с хозяевами идем в коровник. И тут видна основательность во всем. Впрочем, стадо уже готовится к сезону «большого молока», который начнется с первыми теплыми днями, когда окрепнет трава на пастбищах. В принципе, ничего необычного, хорошее, крепкое фермерское хозяйство.

- Михаил Васильевич, когда фермерствовать начали?

- Когда нам официально выделили 60 га земли. С тех пор все только самостоятельно. Тогда, в 1991-м году перед каждым встал вопрос: как жить дальше? Мы решили - будем работать на земле. Другие бросили дома, разъехались… Что тут правильнее - так и не скажешь. Счастье у каждого свое.

- Знаете, это очень тяжело - на земле работать, - вступает в разговор Татьяна Григорьевна. - На такое можно пойти, только если ты тут вырос и с детства знаешь, что такое крестьянский труд. Мы с Михаилом оба коренные, тут родились, выросли. Родители наши здесь жизни прожили. Мой отец, например, эти поля пахал, орден Ленина заслужил. Вот и мы тут остались. За эти годы столько в хозяйство вложили, что уже и не бросишь. КФХ - это чемодан без ручки - тащить трудно и кинуть жаль. Самое главное, что надеяться можно только на себя. В критической ситуации никакая помощь ниоткуда не придет.

 

«Смотрю на часы и молюсь...»

Сегодня хозяйство Шевелевых совсем не то, каким было в 1991 году. Постепенно развиваясь, они начали обрабатывать уже около 400 га земли, а гречка, которую они выращивают, заслуживает самой высокой оценки и два последних года приносит фермерам хороший доход. И все бы хорошо, но…

На бывалом «УАЗе» едем в поля. Михаил Васильевич показывает, где тут должна быть дорога. Она и была во времена существования деревни Мешковка, но потом умерла вместе с последней жилой избой. Грязь, промоины...

Трудно представить, что тут делается в осенние дожди! Но это - полбеды. Беда ждала нас чуть ниже в виде ветхого мостка прямо за Мешковкой, по которому и на «УАЗе» проехать страшно. Чуть соскользнут колеса - и вверх тормашками в речку! А Михаил Васильевич здесь каждый год по многу раз, в любую слякоть вынужден проезжать на огромном зерноуборочном комбайне.

- Как он едет те поля убирать, так я дома смотрю на часы и молюсь, чтобы не свалился на комбайне в речку. Вижу - по времени должен бы приехать... Появляется на пороге, тогда немного отпускает, - рассказывает Татьяна Григорьевна. - А у меня там пасека в Мешковке. Сама занимаюсь, больше в семье пчеловодов нет.

Да вот же они, ульи, с дороги видны у заброшенного, но еще бодренько выглядящего домика. Переезжаем через злополучный мост, который самому фермеру починить не под силу, а местной власти не хватает средств.

А ведь когда-то даже кто-то из губернаторов давал поручение местным чиновникам решить вопрос с этой дорогой. Те «взяли под козырек»…

Но ехали мы не в саму Мешковку, а для того, чтобы увидеть некогда знаменитые местные родники с чистейшей водой. Было время, питали они и саму деревню, в которой в лучшие и еще недавние времена насчитывалось порядка 70 домов, и окрестные села - Скоблянку, Копыловку. Тут же недалеко было имение барыни, где работали местные крестьяне. От него осталось только озеро Панское, которое тоже наполнялось от местных ключей. Старики рассказывали, что озеро по приказу помещицы периодически спускали и чистили, а ил вывозили на поля как удобрение. После революции ухаживать за этой красотой стало некому, а колхозные стада копытами разрушили дамбу. Та же участь разрухи и запустения постигла и кирпичный завод графа Салтыкова, из кирпичей которого построена и местная усадьба и многие другие.

Ну вот и родник. Михаил Васильевич и Николай Матвеевич Мельников (наш постоянный проводник по Хиславичскому району) спускаются к воде, заглядывают в кольца. А ключ-то живой! Бьет из-под земли, вздымая фонтанчики крупного речного песка.

Михаил Васильевич показывает, где были деревенские улицы. Теперь на этом месте растет только заячья капуста. Пусто. Даже птицы не щебечут. Скоро сюда придет стадо Шевелевых на летний выгул. И вспомнит брошенная деревня мычание коров и хлопки пастушьей пуги (кнута).

Сажусь в «УАЗ» и ловлю себя на мысли, что за всю нашу поездку по местным дорогам я не увидел ни одного человека, хотя еще лет 20 - 30 назад такое и представить себе было невозможно.

Уже вернувшись, сидя за чаем, слушал рассказы Татьяны Григорьевны о тех деревнях, от которых остались одни названия. Она знает и помнит их все, как и людей, живших там.

И каждый вечер, отработав в поле, овчарне, на ферме, садится Татьяна Григорьевна Шевелева за письменный стол и пишет стихи.

О каждой деревне, которой нет, о людях, обихаживавших эту землю. Может, когда-нибудь она издаст поэтический сборник, посвященный родным местам, в которых поддерживать жизнь досталось ей и Михаилу Васильевичу.

 

Фото автора.


Автор: Андрей Завьялов


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 23:14
18 июня сотрудники Государственной инспекции в области охран...
вчера, 22:33
Об этом инциденте рассказали очевидцы в социальной сети.
вчера, 21:54
Сегодня, 22 июня, в Вяземском районе открыли обновленное пам...
вчера, 21:19
Нелегальным бизнесом отца и сына занялась прокуратура.

Опрос

Как вы относитесь к идее выплаты базового дохода (по 10 тысяч рублей в месяц) россиянам?


   Ответили: 432