"Змеиные глаза ревности". Смолянин заставил соперника есть землю, и тот от удушья скончался

Криминал

У аргентинского танго – мужское лицо. В искаженном страстью зеркале танца отражаются испепеляющая любовь, затаенная месть и нескрываемая злоба…
Нет более одинокого танца, чем танго. Даже если его исполняют… втроем на темных улочках затерянного в смоленской глуши поселения.

           На таких не молятся, за таких не идут на смерть?

Ничего особенного в Анюле Угрюмовой не было. Как в песне поется - «На таких не молятся, за таких не идут на смерть». Заурядная выпускница «кулька» понять не могла, как ей удалось очаровать этого худенького светловолосого паренька с большущими серыми глазами.

Вышло так, что Анюлю устроила работать в местный ДК знакомая ее мужа Филиппа. Семьи Угрюмовых и Кмициц дружили с незапамятных времен, хоть и жили в разных деревнях, друзьями детства были и дети «равноуважаемых» в селах «кланов», Филька и Арсен. Правда, Сенька на три года младше Филиппа, но разницы в возрасте мальчишки не замечали: с азартом воровали яблоки в соседских дворах, гоняли в футбол и ловили рыбу в местной запруде.

За яблоки им, конечно, доставалось на орехи – мать Угрюмова работала учителем в сельской школе и, по возможности, старалась контролировать ребяческие шалости сорванцов. Ну а во всем остальном мальчики были хорошими, тянулись к знаниям и повода для беспокойства не давали.

Когда парни начали брить усы, за дело взялась мать Арсена Кира Кмициц, работавшая в местном Доме культуры. Мальчишки и тут были под присмотром – ни покурить на дискотеке, ни кулаки почесать. Не говоря уже про запретное спиртное!

После окончания девятого класса Филипп Угрюмов уехал в Смоленск учиться на электрика. Было это в 1999 году. И через четыре года вернулся в родные пенаты с дипломом и невестушкой Анюлей. После свадьбы Анюля благодаря протекции Киры Кмициц устроилась на работу в ДК.

Тут-то и случилось неладное: шестнадцатилетний мальчишка, сын Киры, влюбился! Да в кого: в жену закадычного друга!

Однажды после занятий в школе зашел к матери, и в коридоре столкнулся с девушкой, на которую запал с первого взгляда. Начались страдания «юного Вертера»: теперь Арсен забегал не в мамин кабинет поделиться школьными успехами, а прямиком шел к Анюле. Иногда Анюли на рабочем месте не было, и Арсен часами «зависал» в ее комнатушке.   

Зайдет, бывало, девушка заходила в методический кабинет, и сразу же «споткнется»… о взгляд влюбленного мальчишки. От смущения срывался голос, пальцы предательски дрожали, на пол некстати летели деловые бумаги и методички...

Арсен неловко вскакивал со стула и молча смотрел на нее. А потом робко спрашивал: «Можно я тут у вас посижу?»

И смотрел, смотрел на нее во все глаза! Анюля не помнила случая, чтобы скромный поклонник отвел взгляд. Посидит полчаса, подперев щеку рукой, и мечтательно разглядывает девушку. На «минуточку» зашел, на чужую жену поглазеть!

Сердце Анюли холодело. Разве можно забыть, что Сечка и Филипп друзья? И предательски сладко сжималось от предчувствия: что-то должно произойти! Страшное, завораживающее, неотвратимое! Через два дня она увидела на столе цветы. После уроков в ее кабинете возник и «садовник» - Арсен. Улыбнулся застенчиво и нежно: «Я знал, что ты будешь рада моему букету!»

На одной чаше сердечных весов Анюли балансировали чувства к грубоватому, простому и незамысловатому, как осколок гранита, Филиппу. На другой – благоухал трогательный букетик свежих и чистых майских ландышей. Арсен…

                  «Глаза закрою – вижу. Робею, я пропал…»

Анюля держалась до последнего. Сенька – подросток, разве можно с мальчишкой в любовь играть? Но на дверь парню не указывала, с насмешкой принимая вспыхнувшую страсть малолетки. Тем более, что Арсен вел себя благородно и вольностей не допускал, позарившись на любимую женщину близкого друга.

Прошло шесть лет вздохов и мечтательных взглядов.

И вдруг грянул гром. Филипп подвыпил, пошел на дискотеку и пустился во все тяжкие – провел на сеновале ночь с местной девчонкой. В деревне начали шептаться: «А Филька-то наш ходок!»

Узнав об измене, Анюля пришла в ярость. Месть – это блюдо, которое подают холодным. Дождавшись, когда муж по лету уехал в Москву на вахту, молодая Угрюмова решила приступить к активным военным действиям на любовном фронте. Как говорится, «муж в Тверь, жена в дверь».

Случилось недопустимое – жена Филиппа и его друг перешли черту.

Арсен, завершив курс обучения в вузе, приехал в деревню на каникулы.

По деревне прокатилось цунами слухов: «Ты смотри, как Анюля без муженька расцвела! Каждый вечер на реку бежит. Знаешь, к кому? Ее в кустах Сенька поджидает!»

Нашлось и подтверждение адюльтера: однажды Анюля явилась к директору с просьбой выписать командировку в Смоленск. А кто у нас в Смоленске? Конечно же, Арсен Кмициц!

Филипп вернулся из Москвы и был неприятно «обрадован» известием о проделках своей неверной жены.

«Я понять не могу, как ты могла связаться с другом моего детства?!» - Угрюмов задыхался от крика, бессильно сжимая кулаки. Ему казалось – сердце рвется из глотки. Анюля спокойно смотрела на мужа. Она давно про себя решила – разговор окончен. Ее личная жизнь – заповедник чувств за колючей проволокой, в который Анна пускать чужих не намерена: «Хочешь развестись со мной – ради Бога! Но лишних вопросов не задавай. Меня с Арсеном ничего не связывает. Я преследовала единственную цель – отомстить тебе за твою пьяную выходку на дискотеке. Сам виноват!»

Со временем Филипп остыл. Всякое в жизни случается, что ж теперь – по глупости и жену, и товарища в одночасье потерять?

К тому времени и «соропостижно» ушедший в армию Арсен остепенился. Вернулся на поклон к маменьке в 2013 году после женитьбы и рождения троих детей. Кмициц пошел в гору – устроился в столице на престижную работу, планировал накопить денег и купить квартиру.

Дети – детьми. А старая любовь занозой ныла в сердце…

               Вынуть занозу из сердца или умереть?

Арсен посчитал делом чести встретиться со старым другом и повиниться. Филипп простил его, ибо у самого совесть не была чиста. Кмициц дал «пацанское» слово другу, что подобное больше не повториться.

Угрюмов поверил ему: зачем мужику, у которого жена – красавица и трое детей, Анюля?

Много воды с тех пор утекло. Однако родина манила Арсена регулярно наведываться в деревеньку, где он родился и вырос. А вырос Кмициц большим-пребольшим, вот уже и кресло начальника на горизонте замаячило. Зато у его приятеля никаких перспектив роста в будущем не предвиделось: как был вахтовиком, так и остался.

Успехи Сеньки заронили в душу неудачливого Филиппа сначала зернышко зависти, из которого вскоре выросло ветвистое дерево ревности. Бывало, выпьет на брудершафт со столичным гостем, а потом начинает собачиться: «Признайся, что не один раз у вас было. И не просто так ты сюда приезжаешь, маменьку обнять. Вижу, Анюлю ты до сих пор забыть не можешь!»

Дошло до откровенного конфликта. Под новый, 2018 год, заливший глаза Угрюмов устроил разборки с Кмицицем и его супругой. Ему пришло в голову, что Арсен предается с Анюлей любовным утехам в баньке…

Пьяная ссора едва не разрушила дружеские связи между семействами.

Кмициц – старшей и госпоже Угрюмовой пришлось объясниться, а после понять и простить идиотский поступок Филиппа.

Дыма без огня не бывает.

Кира Кмициц, хоть и говорила всем, что у Арсена с Анюлей ничего нет, и быть не может, догадывалась: сын продолжает неровно дышать к благоверной школьного товарища.

Однажды Анюля позвонила начальнице узнать, состоится ли воскресная дискотека в клубе. И надо же было такому случиться, что именно в эту минуту гостивший в деревне Арсен сидел в кабинете у матери! Вырвал трубку и предложил Анюле с Филиппом отметить его приезд в кафе на заправке.

                      Дело ясное, что дело… темное

В 22:00 у дома Кмициц притормозил автомобиль. Угрюмов с женой заехали за Арсеном. Сели за столик, заказали выпивку, и – понеслось! Шутки, смех. Дым коромыслом!

В начале третьего ночи в кафе на заправке зашли сотрудники ДПС. Правоохранителям не понравилось поведение Угрюмова. Мужчину предупредили: если он в таком состоянии сядет за руль, его непременно «примут».

Филипп дождался, когда полицейские покинут заведение, и решил отогнать машину домой. В кафешке остались трое: бармен, Анюля и Арсен.

Барменша занялась кассой, а пара за столиком времени даром не теряла. Бутылка с крепким спиртным опустела, градус беседы мужчины и женщины заметно подрос. Они были очень пьяны.

Раскрасневшаяся Анюля страстно приникла к плечу Арсена и… начала признаваться ему в любви. Арсен прижал ее руки к своей груди, стал целовать. Анюля застонала…

После пламенных объяснений парочка, держась за руки, вышла на улицу якобы покурить. Их не было довольно долго. Чем они там занимались, теперь не узнает никто. Дело ясное, что дело… темное.

Вернулись минут через тридцать, снова сели за стол. Бармен предупредила, что кассу сдала, и выпивки больше не предвидится. Анюле не понравился критический взгляд девушки за барной стойкой. «Любовь у нас, поняла?» - дерзко выкрикнула женщина и вновь прильнула к Арсену.  

Дверь распахнулась, в придорожную забегаловку вошел протрезвевший Угрюмов. Его глазам предстала пикантная картина: школьный приятель и Анюля целовались, не в силах оторваться друг от друга.

Угрюмов повел себя на удивление странно. Подошел к жене, обнял: «Милая, пора домой. Эка тебя развезло!»

Арсен сидел в кафе в гордом одиночестве. Барменша не в счет.

Прошло двадцать минут, когда он, пьяный в стельку, наконец-то решился подняться и покинуть заведение.

Мужчина, выписывая немыслимые галсы, плелся по темной улице.

С губ срывались злые слова: «Ты – моя. Как ты можешь сейчас, с ним… Он же сделает с тобой все, что захочет. Вынести этого я не смогу!»

Арсен дошел до дома Угрюмовых. Дернул за ручку входной двери. Заперто. Схватил валявшуюся во дворе лопату и, выбив окно, забрался внутрь.

В темноте безошибочно определил, где расположена спальня семейной четы.

Ворвался в опочивальню и заорал, что было силы.

Во всем доме вспыхнул свет, на помощь сыну прибежала Угрюмова-старшая…

Разнять мужчин не удалось. Они вцепились друг в друга, словно бойцовые псы, готовые перегрызть глотку сопернику.

Арсен потерял равновесие и рухнул на пол, сбив с подоконника цветочный горшок. Горшок разбился, земля рассыпалась по полу...

…Дальше случилось страшное. В приступе первобытной ярости Филипп начал горстями совать землю другу в рот. Горсть за горстью, методично, утрамбовывая цветочную почву в горле…

Когда его оттащили от Арсена, тот уже не подавал признаков жизни. Реанимировать было некого…

- 17 февраля 2022 года Рославльский городской суд признал Филиппа Угрюмова   виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ (умышленное убийство), применив ст. 64 УК РФ (назначение более мягкого наказания), и вынес приговор - четыре года два месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, – комментирует ситуацию старший помощник прокурора Смоленской области по взаимодействию со СМИ и общественностью Юлия Казакова.

В счет возмещения материального и морального ущерба суд назначил выплатить в пользу матери погибшего 639 тысяч рублей.

Основано на реальных событиях. Совпадения исключены. Имена и фамилии фигурантов уголовного дела по этическим соображениям изменены. 

P.S.

«Гибель сына перевернула мою жизнь, - не смогла сдержать слез в зале суда Кира Кмициц. - Я не одобряла его дружбы с Угрюмовым. Они разошлись по жизни, изменился социальный статус Арсена. Разные круги общения, несовместимость интересов и целей…

Но мой мальчик, когда приезжал в гости, всегда рвался к Угрюмовым. Уверена: Анюля провоцировала мужчин. Ей льстило внимание Сенечки, возможность вертеть им по своему усмотрению. Я же помню, как она постоянно напрашивалась к нам в гости, недвусмысленно переглядывалась с сыном.

В смерти Арсена виновна Анюля! Одного сгубила, другого отправила за решетку…

А мальчики ведь хорошие были. Вежливые, ответственные, из благополучных семей».

Фото из открытых источников - Яндекс, Milonguitaidealnew.


 

 

 

 


Автор: Анастасия Петракова







Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 22:51
вчера, 22:19
29-летний уроженец Красного пытался защитить титул победителя...
вчера, 21:59
В областном центре проводят конкурс на создание цветографиче...