Смоленск: в галерее «40 квадратов» открылась выставка Эдуарда Кулемина и Группы Неизвестных Художников «Оттеперь»

Культура
«Оттеперь» - своего рода перекличка времен, попытка провести сравнительный анализ художественной ситуации в провинции «до» и «после» перестройки. На выставке представлены работы 20-летней давности, которые за все эти годы никогда не выставлялись. Впрочем, выставка воспринимается как вполне соответствующая эстетическим требованиям нового времени, в котором… «ничего не происходит».
Человека, далекого от актуального искусства, эта экспозиция может шокировать. Нет, отнюдь не откровенностью или примитивизмом представленных на ней работ, а… какой-то детской наивностью и беззащитностью, бессмысленным протестом кролика, подгрызающего хвост удаву. Розовые зайцы, затейливые фрейдистские выпуклости, «эскадрильи» агрессивных свиней, раскрашенных под цвет звездно-полосатого флага…
И – красные квадраты на стенах с озорными текстовками,  рассказывающих о проделках группы неких таинственных художников (сокращенно ГруНеХу). Арт-партизанов, имитирующих творческую деятельность и низводящих ее к интеллектуальным и идеологическим провокациям. Тех самых,  что в конце 90-х изобрели милейшего маньяка, фантомное существование которого на страницах одной из смоленских газет взбудоражило общественность и даже всполошило милицию. Все эти милые шалости последних романтиков – ярких представителей «симулятивного искусства» - остались в беззубом, но, как выяснилось, вполне свободном от цензуры прошлом, в дырявой мешковине которого всегда можно было найти лазейку и актуально прицельно «выстрелить» в безмятежное общество. А нам сегодня приходится довольствоваться живописью, иллюстрирующую идею… подпольно-партизанской деятельности, которую вынуждены вести современные абсолютно свободные от денег и… самой свободы провинциальные художники.   Например, серией «Баллада о навигаторе», где метафизические грызуны подсознания бороздят абстрактные живописные просторы. Розовые зайцы, которые боятся хищников и, тем не менее, делают свое дело. Что вполне соответствует статусу современного актуального художника.
- В последнее время наметилась тенденция к реанимации термина «андеграунд», - утверждает инициатор визуальной ретроспекции Эдуард Кулемин. – Сегодня талантливый человек оказался за бортом корабля истории, груженого буржуазными ценностями, а культура, вырвавшись из-под диктата государства, оказалась загнанной в псевдоинтеллектуальное гетто, огороженное флажками денежных купюр. Тем не менее,  «резерваций духа» не существует, и  уже можно говорить об оккупации всего культурного пространства. Находясь в оппозиции к бюрократизированным арт-организациям,  внесистемный художник вынужден осуществлять свои замыслы в тылу политического и культурного противника. Таким образом, статус подобного маргинала в искусстве близок к определению «партизан», и во многом выходит за рамки явления, которое когда-то было принято называть «андеграунд».
Похоже, ушли в прошлое те времена, когда на волне перестройки оппозиционное творчество  вызывало бурный интерес. В этот период даже в Смоленске при поддержке властей прошло два (!) полномасштабных фестиваля современного искусства, участниками которого стали художники из других регионов России и представители актуального искусства из-за рубежа. Проводились различные художественные акции, инсталляции и перфомансы, действовал рок-клуб.  Повеяло свободой, все жили ожиданием перемен. Перемены произошли. В худшую для художника сторону, отбросив его на двадцать лет назад. В новую эпоху застоя,  в загон. Закрывают выставочные залы, художников выселяют из мастерских. Провинциальный художник находится в ситуации подпольного деятеля. 
Андеграунд не имеет смысла?
Похоже, да. В провинции остались его жалкие миссионеры, напрасно мечущие «бисер» перед увешанной мещанским золотом публикой. А сам статус провинциального неформального художника более чем сомнителен.  Он – отщепенец от культуры. Маргинал.
«Собственно говоря, вся его жизнь – сплошь подвиг, бессмысленный и беспощадный, как русский бунт, - пишет Светлана Мартынчик в статье «Особенности провинциальной никомуненужности». – Потому что занятие актуальным искусством в провинции и есть «русский бунт». Бунт в первую очередь эстетический, но не только…»       
P.S. Двадцать лет назад Эдуард Кулемин продемонстрировал перфоманс, в ходе которого на рулоне бумаги мелькала надпись «Ничего не происходит». В 2006 году созданная на основе этого перфоманса  видеоинсталляция «Сворачивай!  Вошла в итоговую выставку конкурса «Арсенале» в Нижнем Новгороде. В прошлом году эта же инсталляция пополнила коллекцию лучшего видеоарта Каннского фестиваля, который проходит в российском городе Канске.
Таким образом, утверждение, что «Ничего не происходит» не теряет актуальности и по сей день.  
 
Посмотреть фоторепортаж можно здесь.


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
26 минут назад
Город мастеров, расположившийся на улицах Октябрьской Револю...
сегодня, 11:40
Конфликт произошел в кафе на улице Николаева.
41 минуту назад
20 сентября, в начале десятого часа вечера, хозяин одного из...
11 минут назад
В производстве отдела № 2 следственного управления УМВД Росс...

Опрос

Большинство россиян, не имеющих никаких сбережений, готовы начать копить при доходе от 35 тыс рублей на каждого члена семьи. Это следует из опроса СК «Росгосстрах Жизнь» и банка «Открытие». Как вы считаете, сколько нужно получать, чтобы копить?



   Ответили: 256