Смоленские хиппи - кто они?

Культура
Смоленские хиппи - кто они?

«Наши волосы - наше знание» - выставка под таким названием знакомит с историей хиппи-движения в Смоленске в 1970 - 1980-е годы. Подчеркивая атмосферу андеграунда, ее разместили в гараже на летней площадке кафе Aeblehaven, воссоздав некоторые детали того времени.

Длинные волосы, тесьма вокруг головы (хайратник), потертые джинсы (чаще обычные брюки-клеш, которые распарывали по швам и вставляли клинья из разноцветной ткани), переметная сумка (иногда их делали из брезентовой рабочей рукавицы), плетеные украшения (бусы и браслеты-фенечки) и цветы - это атрибуты представителей движения хиппи, которое стало культовым во второй половине ХХ века. Оно зародилось в США в 1960-е как антибуржуазное явление. Его сторонники выступали против общепринятых устоев общества, войн и насилия, пропагандируя равенство, любовь и стремление к счастью. Между собой хиппари называли себя «дети цветов».

В 1960 - 1980-х годах это явление охватило Европу и СССР. Первые советские хиппи, как правило, были детьми представителей элиты, имевшими доступ к зарубежной музыке, литературе и одежде. Проникаясь идеями западной контркультуры, они перенимали у заграничных собратьев скорее образ жизни, чем идеологию. Историк Юлиана Ферст, исследовавшая это движение в СССР, пишет: «Идеи хиппи пересекались с ценностями социализма, такими как коллективизм, равенство и антиматериализм».

Поначалу наша пресса встретила это движение приветственно, как носителей антиамериканских и антибуржуазных ценностей. Но со временем «дети цветов» в стране победившего социализма подвергались жесткой критике и гонениям. Так, в 1983 году в одной из смоленских газет в рубрике «Не проходите мимо!» был опубликован очерк В. Смирнова «Паразиты. Пристрастные заметки о так называемых «хиппи с Поповки».

Вот показательная цитата оттуда:

«Мятые, драные, латаные-перелатанные джинсы, грязное подобие маек (чаще всего с заграничными письменами), немытые и нечесаные, ниспадающие чуть ли не до штанов волосы, какие-то (???) потусторонние лица, на которых и с телескопом вряд ли обнаружишь искры живого, человеческого интеллекта, - таков в общих чертах групповой портрет описываемой компании».

Заметки заканчивались призывом к правоохранительным органам и комсомольским активистам: «Самое время прищемить им хвосты, взять под жесткий контроль, ибо гуманность такие юнцы не понимают и истолковывают превратно».

Но общественное порицание не помешало образованию хиппи-объединений во многих городах Советского Союза. Длинноволосый образ жизни проникал в молодежную среду еще и через музыку таких культовых исполнителей, как The Doors, The Beatles, Led Zeppelin, Дженис Джоплин и Джими Хендрикс.

Сейчас проявляется заметный интерес к хиппи-движению - о нем пишут книги, снимают кинофильмы, в молодежной моде культивируется эстетика неохиппизма (в драных джинсах и с фенечками на запястьях щеголяют приличные дамочки). Сквозь призму времени контуры этой субкультуры наполняются новыми цветами и красками.

Смоленская выставка дает возможность проникнуть вглубь этого явления. Ее организаторы - историк искусств Яна Двоенко и журналист Полина Данилевич. Они провели исследование, пообщавшись с представителями этого движения, собрав фотодокументы, свидетельства очевидцев, а также материалы из открытых источников. Экспозиция в гараже оформлена в духе «другого» краеведения - аляповатые информационные блоки на стенах соседствуют с предметами простецкого хиппейского быта.

На открытии выставке присутствовали седовласые представители хиппи-движения из Смоленска, Могилева и других городов.

«Для того, чтобы понять, как существовало сообщество хиппи в Смоленске, мы провели интервью с участниками движения хиппи, собрали воспоминания и свидетельства очевидцев, обратились к работам и исследованиям, посвященным тому времени. Мы не ставили перед собой задачу рассказать историю от своего имени, как и не было перед нами цели реконструировать какие-то события полностью и последовательно, мы всего лишь верим в то, что архив сохраняет память и однажды становится единственным источником знания, а доступ к знанию о своем месте и происхождении - неотъемлемое право каждого», - пишет Яна Двоенко в аннотации к выставке.

В Смоленске главным персонажем хиппи-сообщества считался Валерий Павлов, который был известен далеко за пределами нашего региона как Паша Смоленский и Паша Рыжий.

Вот что пишет о нем журналист Александр Иванов в очерке «Старые паразиты и новые патриоты. Пристрастный взгляд из 2005-го на статью в смоленской многотиражке 1983-го»:

«Центром общения и культурной жизни местных изгоев был Паша Смоленский (в миру - Валерий Павлов). В одном доме с ним (хрущоба в рабочем районе Поповка) жил Миша Смоленский (в миру Михаил Иванов). Упомяну еще примкнувших к ним Фаню (С. Ульянов), Яшу (Е. Минин) и еще несколько сочувствующих, среди которых были и особы слабого пола - «цвет общества», по выражению Паши, то есть продавщицы, уборщицы и т. п.… Паша был из низов, из очень простой семьи, но был очень одаренным, творческим человеком. Нигде специально не учась, хорошо играл на гитаре и других инструментах, пел, делал улетные настенные панно, снял несколько 8-миллиметровых игровых фильмов, во всем проявляя отличный вкус и тонкий юмор».

Из воспоминаний Михаила Иванова (один из смоленских хиппи):

«Нас было немного: я, Паша, Юра Путров, мы его Батюшкой звали, он был осветителем пива и других напитков. Юрка Камонбейби, он до сих пор еще жив. Долосов, Грек, Саня Шалушкин, девчонки с ними появились уже позже. Они были нас уже на много лет младше».

В Смоленске хиппи обитали на Поповке, но частенько выбирались в центр, оккупируя местные кафе, в простонародье называемые «Компотница», «Три стола», «Аквариум». Иногда они «чудили», слегка шокируя общественность, но порой устраивали вполне добропорядочные акции.

Из воспоминаний Михаила Иванова:

«У нас был такой прикол в Смоленске: на 1 июня, в День защиты детей, мы рано утром ехали на рынок, покупали очень много цветов, так что трудно было нести. Шли от рынка через мост по Большой Советской и всем - детям, мамашам, которые катили навстречу с колясками, - мы дарили цветы».

Постепенно патлатые странники распространились по всей стране - образовалась так называемая Система, некая общность по интересам, где хиппи по внешним признакам находили соратников в разных городах.

Из воспоминаний Михаила Иванова:

«Понятие «Система» появилось уже потом. Оно было прикольное! И у меня даже были такие ситуации: иду как-то в Москве, перехожу в подземном переходе - вдруг идет чувак навстречу. Такой же, как я, волосатый. У меня тогда бородка была - две кучки. И он: «Привет!» - «Привет!» Ну как рыбак рыбака видит издалека. «Жрать хочешь?» - «Да». - «Пойдем». - «Пошли». Приходим на какой-то флэт, там тусовка, все такие же, как и я».

Паша Смоленский весьма почитался в Системе и был широко известен за пределами нашего города.

Вот что пишет писатель-хиппи Александр Вяльцев в своем романе «Человек на дороге. Записки об автостопе»:

«Да, ехал я на моем первом «КАМАЗе» долго. И все же до Смоленска добрался лишь к вечеру. Я прошел весь Смоленск, родину знаменитого Паши Смоленского, которого я ни разу в жизни не видел, но о котором неоднократно слышал и созерцал на фото в огромных «пипл-буках» моих новых друзей, увековечивших беззаконную жизнь поколения. (Волосатые любили фотографироваться, словно чувствовали, как это все непрочно, и спешили запечатлеть мгновение своей счастливой волосатости.)

Вероятно, Паша был единственным на весь город хиппарем: судя по напряженному вниманию ко мне стриженых аборигенов. Больше я ни одного не встретил. Да и не удивительно: настоящий хип не должен засиживаться на одном месте, перманентно колеся по совку - от стенки до стенки».

Одной из составляющих образа жизни хиппи были путешествия автостопом по всему СССР. Колесили из города в город, периодически встречаясь на коллективных слетах в Прибалтике и Крыму. Летние палаточные лагеря их располагались в Латвии между железнодорожными станциями Гауя и Лиласте. Смоляне тоже посещали эти места. Был такой случай. Смоленские хиппари ездили в Карелию, хотели создать там коммуну. Все везли запасы провианта и походную утварь, а Михаил Иванов вместо еды взял с собой в рюкзаке собрание сочинений В. И.

Ленина, чтобы на досуге штудировать основы коммунизма.

Смоляне плотно взаимодействовали с хиппи из Могилева, часто приезжая друг к другу в гости. На открытии выставки присутствовал известный могилевский хиппарь Паша Башмаков.

Многие хиппи были творчески одаренными людьми. Из этого сообщества вышли многие интересные художники, музыканты, литераторы и, как ни странно, священники. В Смоленске в 1980-годы при Доме молодежи образовался рок-клуб, где Паша Рыжий репетировал с рок-группами «Магма» и «ЮПИ (Юденич-Павлов-Иванов)», сочиняя собственные песни и перепевая известные.

Судьба многих хиппарей сложилась трагически. Так, Паша Смоленский после газетной публикации «Паразиты» был арестован и заключен в психушку, откуда еле выбрался. А в лихие 1990-е он был застрелен у себя на квартире в ходе наркоманских разборок.

Александр Иванов в очерке «Старые паразиты и новые патриоты» пишет:

«Паша Смоленский всегда останется в моей памяти веселым балагуром, в глазах которого нет-нет да и мелькнет затаенная грусть, талантливым художником и музыкантом, человеком, готовым всегда разделить с тобой последний кусок хлеба, человеком, родившимся не в то время, не в том месте...»


Фото автора и из личных архивов.


Автор: Анатолий Соловьяненко








Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 21:09
Авария произошла сегодня вечером на 2 км автодороге Касня-Ме...
вчера, 20:17
В субботу и воскресенье в парке «Соловьиная роща» в очередно...
вчера, 19:05
Новая постоянная торговая площадка по адресу ул. Шевченко, 8...