"Сказочка о пацанском слове". В Смоленске родился писатель - абсурдист

Культура
"Сказочка о пацанском слове". В Смоленске родился писатель - абсурдист

После Рождества происходят удивительные вещи! Тому пример – кулуарная презентация книги новоиспеченного (и очень талантливого, поверьте!) автора Станислава Жукова, скромно представившего свою иллюстрированную книжечку, которая увидела свет в столичном издательстве.
«Сказочка о пацанском слове или саундтрек моей изоляции» – рассказ в стиле экзистенциальной, абсурдистской прозы, в котором автор ведет ночные беседы со своей душой в образе кошки Шурки, за которые расплачивается помещением в психиатрическую клинику, где выясняется, что он не готов предать собственные идеалы.
К исследованию текста приложил свою «кошачью лапку» и обозреватель «РП», аналитически «продигустировавший» необычное со всех точек зрения произведение.

                            Абсурд? Абсурд!

«Сказочка» Жукова - восхитительный образец современной, весьма качественной прозы, произрастающей из великолепной, интеллектуально – разнузданной чуши Хармса, Ионеску, Бэккета, и, конечно же, Бориса Виана с его «Блюзом черного кота». Мифологизированная проза, насыщенная россыпью крохотных мелочей, которые создают ощущение выпуклой, зашкаливающей правдоподобности. Сказочная ситуация узнаваема с первых слов, и читатель охотно настраивается верить автору.

Приемов в абсурдистской литературе великое множество, и для понимания нарратива этой искрящейся безумием и запредельной добротой сказочки, которая выпадает за границы устоявшихся литературных парадигм, приходится приложить некоторое усилие.

Однако сама разгадка ребуса (у каждого она, кстати, своя) как раз и приносит огромное наслаждение. Природа диалогов с говорящей кошечкой Шуркой, умоляющей не разглашать ее тайну (не то… в хор Куклачева сдадут) только добавляет порцию разухабистого экзистенциализма в порхающий легкостью слов текст, не объясняя что-либо логически.

Свихнувшемуся человеку о сокровенном только с кошкой и можно поговорить, душу на стол вывалить.

Абсурд? Абсурд!

Жизнь человека невозможна без абсурда, потому что все, что происходит в жизни – в ежедневной коммуникации социума, - и есть абсурд.

А вершина абсурдистского маразма – увлекательный квест в психушку как следствие доверительных ночных бесед с Шуркой – нетипичным представителем семейства кошачьих, перед которым ну никак данное ей «пацанское слово» нарушить нельзя. Ни при каких обстоятельствах!

И уже здесь каждый элемент словесного пинг-понга становится крайне опасным. Минное поле бытия! Шаг влево, шаг вправо и – привет! Пожалуйте в шестую палату к французскому генералу, который из своей Жозефины сварил холодец.

Автору достаточно нашпиговать «минное поле» текста винегретом из упоминаний о невыдуманных персонажах, локациях и т.п. (Карлос Кастанеда, Сева Новгородцев, «Коррозия металла», портрет президента с улыбкой Гагарина, ЦРУ, Фергана и дальше по списку), комически заострить ситуацию, и вы увидите, до какой степени этот мир чертовски похож на наш. До конвульсий хохота и очищающих слез.

Нелепица происходящего, пьяный бред и прочая психоделическая чушь с говорящими животными из фантазии и препарирующими сознание мозгоправами отнюдь не бессмысленна. Ведь у нее все-таки есть и, черт возьми, идейность, поддерживающая право на существование «Сказочки о пацанском слове».

           «Неинтеллигентную музыку играют порой интеллигентные люди…»

Автор поделился историческими деталями – аллюзиями, обогатившими написанный в ковидной самоизоляции текст, и расшифровывающими словесный лабиринт. Итак!

…35 лет назад в Туле прошел первый рок-фестиваль, на котором выступали Виктор Цой и зубодробительная «Коррозия металла». Фестиваль продолжался пару дней. На нем, кроме харизматичных фигур в лице Цоя с Гаспаряном, «Паука», «Борова» и иже с ними играли «Дизайн», «Архив», «Фрагмент», «Гуталин», «Контакт», «Цепная реакция», «Континент» и «Пророк»...

Туляки приняли концерт на «ура». Это был глоток свежего воздуха!

Вот автор и вспоминает, как с восторгом наблюдал куривших на крыльце ДК Профсоюзов трэш – металлистов из «Коррозии». И не только вспоминает, но и вплетает свое воспоминание в текст «Сказочки» в диалоге с въедливым психиатром.  

« - Музыка – это хорошо. Знаешь, у меня отец из Тулы. Играл в ансамбле… - доктор наморщил лоб, вспоминая название. – В ансамбле «Цепная Реакция» Вроде так назывался.

- Как не знать? Знаю такую группу. Да я же на все концерты ее полуподвальные ходил. А фестиваль 87-го, летом, в «профсоюзах»? Вот событие было! Тогда еще Цой из Питера и «Коррозия» из Москвы приехали. Вот это праздник был! – обрадовался мужик. – Как же не помнить, столько лет прошло, а все как вчера».

               Военная тайна и… кошачий хор Куклачева

В конце марта 2012 года общественность всколыхнуло сообщение: из резиденции президента Горки-9 Дмитрия Медведева сбежал кот Дорофей. СМИ наперегонки с азартом писали, что вся Одинцовская полиция поставлена на уши и ищет кота. Бегство животинки из земного рая оказалось проделкой ушлых блогеров. Президенту (давнишнему поклоннику Deep Purple, Led Zeppelin и Black Sabbath) пришлось даже сообщить в твиттере: «Из источников, близких к Дорофею, стало известно, что он никуда не пропадал. Всем спасибо за беспокойство!».

«Сидел наш временный президент в своей президенции, деловых друзей своих принимал, Led Zeppelin» на всю округу врубал да так, что у соседних олигархов заборы тряслись, и с котиком все сю-сю, сю-сю.

Вот приходит он к начальнику охраны и говорит: «Дорофей убежал, вот скотина, необходимо его изловить немедленно!»

Ситуация, связанная с говорящими котами, изложена автором в ироничной манере.

«- Знаешь, что потом было? – доктор взглянул на мужика. – Все КГБ на ушах стояло. Лучшие сотрудники по окрестностям да по всей Москве помойки шмонали! (Санитары знающие закивали головами). И нашли его знаешь где?

- Где? – тихонько поинтересовался мужик.

- У американского посольства еле-еле споймали! Котик-то, либерастом оказался, хозяина своего продать решил за тридцать бакинских».

Выдающий государственные тайны кот в «Сказочке» был, понятное дело, казнен. А других прочих его говорящих собратий было решено разыскать и принудительно сдать… в хор Куклачева. Только не кошечку Шурку, спасенную «пацанским словом»! Так и родилась эта дивная присказка: «Не то сдам в хор Куклачева!» Участь кота-болтуна трагическая, его ждут публичные пытки и издевательства.

Автор не жалует арены и цирки, потому и весьма скептически и сострадательно относится к кошачьей дрессуре. А не применяются ли там укольчики специфические, удары электротоком и прочие негуманные методы?

Сие есть тайна!

                        И к чему здесь Симпсоны?

Сквозь строки сквозит и довольно сложно уловимая «цитата», взятая из 18 эпизода пятого сезона хрестоматийного сериала про семейку «Симпсонов» («Наследник Бернса»). Владелец спрингфилдской АЭС задумал оставить проказнику Барту свои миллиарды за неимением собственных отпрысков и поручил ловкому эстонскому карлику сыграть сестру шалуна - Лизу.

И к чему здесь Симпсоны? Да хотя бы потому, что человек, следуя курехинской теории, если и не гриб, то - растение, аккумулирующее в себе маркеры, бережно впитанные из плодородной прообразами почвы, на которой оно произрастает. Пристрастия, привязанности, увлечения. Как мексиканский кактус Кастанеды, они доводят сознание творца до «точки сборки».

Причем здесь галлюциногенные кактусы, спросите вы? Природа бессознательного загадочна и неисповедима!

                           «В шестую, к Наполеону»            

«Ну, а сказочке конец!»

Блуждание по кругам обители душевной скорби приводит героя Стаса Жукова к конечному пункту назначения – в шестую палату. К «Наполеону», естественно, который, как уже было выше сказано, сварил из своей Жозефины холодец. В фантасмагорическом финале «Сказочки» нашлось упоминание о чудовищной истории, произошедшей в Санкт-Петербурге, но, как оказалось, имеющей привязку к Смоленску.

Осенью 2019 года бывший доцент СПбГУ Олег Соколов жестоко убил возлюбленную, 24-летнюю Анастасию Ещенко. Расчлененное тело девушки выловили из Мойки... Вообразивший себя Наполеоном историк и вправду решил, что «двуногих тварей миллионы» ему «орудие одно».

Кстати, Соколов нередко бывал в Смоленске, начиная с 2010 года. Во время реконструкции сражения при Лубино питерский «Наполеон» изображал наполеоновского маршала Мишеля Нея (император – то ведь исключительно в карете катался, а любителю реконструкций на белом коне хотелось погарцевать!). Перед реконструкцией на Лубино у него отобрали лошадь, потому что Соколов едва не пропорол несчастному животному бок шпорами. Доценту - реконструктору в запальчивости показалось, что лошадь ему не подчиняется…

«Вспоминай меня, Шурка!»          

                              Фергана mon Amour

Пожалуй, самый трогательный момент в тексте даже и не тайные ночные беседы мужика с Шуркой, а воспоминание автора о Фергане, куда его забросила жизнь перелетная. Тут-то, после веселящего газа абсурда, при прочтении этих строк наконец-то приходит осознание: насколько высока сила и метафоричность слова, звенящей струной пронзающей сердце!

«…мужик спрятался там, в том городе, где его не смогла бы найти ни одна живая душа.

Там, где по утрам он просыпался от воркования горляшек за окном или от топота тяжелых ботинок. Это гвардейцы – десантники совершали утреннюю пробежку. Они бежали в ногу, повзводно, мощно, красиво.

Летом в этом городе, днем, вековые чинары и гледичии защищали своими могучими ветвями, своей листвой, жителей от палящего солнца, а ночью, наоборот, сохраняли тепло дорог и тротуаров, не давая злому, холодному воздуху пробиться на улицы, пропуская лишь немного прохлады и свежести. Как приятен был мужику этот летний воздух, эта волшебная густая смесь из аромата цветов, запаха спелых плодов, огненного жара серой земли и акцента в виде вони с грензавода.

Зато зимой надо было радоваться выпавшему снегу, каждой минуте его присутствия. Нужно было успеть выхлопать ковер (такой странный был обычай, чистить ковры по первому и может последнему в году снегу), поиграть с друзьями в снежки, потому что через два часа снег превращался в грязь, а еще через час о нем ничего не напоминало. Только мерзлая земля кругом.

Так до весны. Весной все оживало и природа, словно извиняясь за бесснежную зиму, засыпала все вокруг белыми лепестками. Это отцветал урюк. Дворники неделю боролись с этим бедствием, пытаясь метлами победить ветер и цветение садов.

Мужик был там, где фраза «слово пацана» была не просто забавным жаргонным выражением. Это было заклинание, произнеся которое, твое обещание, твоя клятва становилась тверже любого ташака с Алайских гор. И не было в мире силы, которая могла бы заставить отступиться от данного слова».

Пост - презентационный совет товарищей выступил с предложением: а не замахнуться ли Стасу на какой-нибудь литинститут? Ну, если и замахнуться, то только ради статуса. По мне, так писатель уже родился. Ни Хэмингуэю, ни Ремарку университетские стены не понадобились, их заменила сама Жизнь и зоркое сердце, диктующее сюжеты и образы.

P.S.

Друзья автора выражают благодарность творческой группе за работу над книгой: Жуковой Марии – за решенные оргвопросы; Жуковой Лидии – за потрясающую обложку и иллюстрации; Коршуновой Юлии – за великолепную (!) верстку и профессиональную подготовку к печати.   

 

    Автор обложки - Лидия Жукова.

 


Автор: Анастасия Петракова








Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 23:52
В преддверии Дня медработника единороссы по всей Смоленщине ...
вчера, 22:41
В одном из автосервисов города загорелся автомобиль.
вчера, 23:16
Пожарные машины удалось получить благодаря реализации федерального...
вчера, 20:55
В рамках обучения смоленские и московские студенты РАНХиГС в...