Звезды на каникулах

Общество
Звезды на каникулах

В Смоленске выступила «самая известная австрийская группа в России» «Принцесса Ангина».

В последние годы этот коллектив из Вены стремительно набирает популярность. Корреспондент «РП» попытался понять, чем всех так подкупает творчество русскоязычной группы с музыкантами из разных стран мира, пообщался с ее участницами - вокалисткой Ксенией Островской (и не надо здесь искать родственных связей с губернатором) и скрипачкой Никой Сапо.

- Обычно принцессы берутся из королевских семей или из замков, которые охраняют драконы. Откуда взялась «Принцесса Ангина?

Ксения: - Есть такая чудесная книжка французского автора Ролана Топора, которую почти никто не знает, и она называется «Принцесса Ангина». Я ее прочитала лет в 19. Даже выписывала цитаты, то есть была под очень сильным впечатлением. Когда встал вопрос, что нужно как-то назвать группу, решила, что эта принцесса должна стать нашим лирическим героем. Ее особенность в том, что она очень хулиганистая, и непонятно, сколько ей лет. То «работает» от лица ребенка, то от лица взрослого человека с жизненным опытом. Мне кажется, что это очень подходит тому, что мы делаем.

Рубить воздух топором

- В одной из песен, которую вы отметили как очень важную для себя во время концерта, принцесса становится королевой. Что это значит?

Ксения: - Песня называется «Старше», как и вся наша новая программа. Дело в том, что мы начинали как совсем лирическая группа - были бабочки и принцессы. Но время идет, и творчество тоже меняется. Песню я написала, наверное, полгода назад. И так само сложилось, что программа начала меняться. Она стала совсем иной по характеру, просто потому что и я взрослею, и мы как коллектив взрослеем.

Ника: - Собственно, мне кажется, что, учитывая то, с чего мы начинали: с каких-то сказочных мелодий, легкости гармоний, - сейчас действительно сложился совершенно другой облик. Ощущение того, что мы параллельно все очень резко меняемся.

Ксения: - В музыкальном плане мы становимся жестче. Это обусловлено и тем, что время сейчас очень сложное. По крайней мере, это мое восприятие. В Европе, где все мы живем, страшная ситуация. Никто не знает, когда подорвут. Обстановка неспокойная, напряженная, хотя Европа сама по себе у всех ассоциируется с расслаблением. Но все меняется. В соседней с Австрией Германии месяц назад какие-то взрывы были чуть не каждый день, мы ездили на гастроли в Израиль - и там за две недели до нашего приезда был теракт.

Ника: - Кстати, летели мы туда через Брюссель, были в аэропорту…

Ксения: - ...Который взорвали через два дня.

Ника: - Ужасно было.

Ксения: - Песни отражают это напряженное состояние. Воздух можно топором рубить. То, что у нас в России было в середине 90-х, сейчас плавно перекочевало в Европу, а оттуда и в нашу музыку.

Место для музыки

- А кто в вашем коллективе пишет стихи и музыку?

Ксения: - Музыку и стихи пишу я, а аранжировки делаем мы вместе - все.

- А как получается сыграть коллективу, когда все разноязыкие, песни в основном на русском?

Ника: - Дело в том, что это интернациональный язык - музыка. Настроение ловится.

Ксения: - А содержание песен все понемногу знают, иногда переводили частями. Это же, прежде всего, эмоциональный посыл.

- Насколько нам известно, у вас, Ксения, нет музыкального образования. А у всех остальных?

Ксения: - А у всех остальных есть. Я единственный неуч в этой семье (смеется).

- Но песни рождаются именно в вашей голове? Как удается их передать?

Ксения: - Мне кажется, этот случай не уникальный. Большинству людей, которые пишут музыку, она сама приходит в голову. Есть те, кто сидят с гитарой, я - нет. Просто для музыки в голове должно быть достаточно места, это важно.

- Как вы доносите до музыкантов, что они должны играть?

Ксения: - Поначалу мы просто подбирали аккорды с моей подругой Светой, которая сейчас живет в Берлине. Я пришла к ней учиться игре на гитаре, но у меня не получилось. Поэтому стали делать по принципу: «Такой аккорд?» - «Такой» - «Такой аккорд?» - «Не такой». Ника неоднократно наблюдала за нашим этим процессом. Мы до сих пор это делаем со Светланой, потому что она очень хороший музыкант и иногда предлагает классные решения, до которых я сама не дошла бы. Но, тем не менее, это работает уже почти четыре года. Я приезжаю к Свете в Берлин на три дня, мы запираемся в комнате...

Ника: - Потом привозит нам целую кучу песен.

Ксения: - Привожу диктофонные записи ребятам, и дальше мы смотрим, что из всего этого можно сделать.

Поэт-песенник

- А стихи когда начали писать?

Ксения: - С самого детства, но всегда было обидно, что у меня не получаются песни. И со временем все изменилось.

- Среди поэтов есть какие-то авторитеты для вас, кто-то близкий по духу?

- Когда ты набираешь какой-то опыт, музыкальный или поэтический, то сначала читаешь и слушаешь дикое количество всего. И потом из всего этого прочитанного и прослушанного начинает рождаться что-то свое. В раннем студенчестве, в 17 - 18 лет, ходила в поэтические студии в Питере, на всякие фестивали поэзии. Аполлинера очень люблю. Сюда с собой сборник Бродского взяла, потому что давно не читала. Но для меня сейчас важнее поэты-песенники. Среди них Костя Арбенин, ВеняД’ркин, Юра Шевчук. Ну, в принципе, наша школа русского рока, стихосложения в русском роке.

Диковинная ниша

- А насколько русскоязычная музыка актуальна и востребована в Вене?

Ксения: - Очень востребована среди русской эмиграции и русскоязычных студентов. В Вене у нас есть довольно большая тусовка, которая ходит на наши концерты, есть большая тусовка, которая ходит на все русскоязычные концерты в принципе. Вот приезжали Шевчук, «Звери», «Ленинград» сейчас приедет, потом еще… Михайлов. О, вот этот соберет! Сами австрийцы воспринимают все это скорее как диковинку, как «интересно один раз прийти послушать».

Ника: - Хотя у нас есть некоторые ребята, которые ходят на концерты.

Ксения: - Есть постоянные фанаты-любители. Но на любом языке, кроме английского и немецкого, на массу не выйти. У всех остальных языков такие свои ниши.

«Давайте, я просто организую»

- И каким образом вообще получилось поехать на гастроли в Россию?

Ксения: - Вот этот тур - наша фантастическая история, потому что мы финансировали его через предварительную продажу билетов. В начале лета сказали, что в Россию не поедем, нет денег на перелет. И наши фанаты в сообществе предложили помочь, организовать сбор денег на авиабилеты, я бы на это сама ни за что не пошла. Дальше по стране проще, все отбивается за счет концертов.

Ника: - Ребята сами по себе решили организоваться.

Ксения: - Они сказали: давайте мы просто организуемся и как-нибудь вас поддержим, чтобы вы могли приехать. И вот мы здесь - за что всем большое спасибо! Кроме этого, мы собирали деньги через краудфандинг (сбор пожертвований через электронную форму в Интернете. - Прим. авт.). У нас очень активный фанатский сектор, мы им очень сильно дорожим, потому что ребята действительно держат руку на пульсе, следят, переживают. Вот Ваня Вьюгин, который организовывал концерт в Смоленске, - он просто услышал нас на «Нашествии» год назад и сам вызвался все сделать. Тем более что мы были Смоленску должны: наш прошлый приезд сюда сорвался.

Ника: - На самом деле, все это совершенно поразительно. Нам помогают в разных городах, но чтобы человек просто вот так взял, услышал и написал: «Я никогда этим не занимался, но приезжайте, я организую». Это, в принципе, уникальное явление для русской альтернативной музыки. Под альтернативной я понимаю все, что не продюссируется сверху, а растет само. Я знаю несколько проектов, которые существуют так же, как мы. И это очень дорогого стоит. Допустим, в Австрии или Германии таких аналогов больше нет.

Делиться прекрасным

- Как вы относитесь к такой проблеме, что все записи публикуются в Интернете?

Ксения: - Конечно, с одной стороны, мы как музыканты должны сказать: ребята, нам же тоже надо кушать, записи стоят денег. Поэтому, естественно, мы хотим продавать наши диски. С другой стороны, все равно же их купят, и первый же добрый человек выложит диск в Интернет, потому что прекрасным нужно делиться. Тогда встает вопрос: зачем сидеть на записях и говорить: о, какой нехороший человек поделился прекрасным и не дал нам заработать лишние 500 рублей. Мне кажется, больше нельзя придерживаться этого старого принципа, нужно переходить на другую схему. Вот наша музыка - слушайте ее в Интернете. Если вы нас поддерживаете в наших начинаниях - помогите со сборами на альбом или с гастролями. Но главное – приходите на наши концерты. Нам важно, чтобы эти треки в Интернете были фактически нашей рекламой. Лучше и быть не может. Но надо сказать, что и диски продаются нормально, после каждого концерта. Наверное, людям это просто приятно.

Терапевтический рок

- Вы для себя как-то формулируете название того направления, в котором делаете музыку?

Ксения: - Нас обозвали терапевтическим роком. У меня есть песня, которая так называется, она сама по себе, но так повелось, музыка стала терапевтической, потому что музыка должна помогать.

- Насколько коллектив - это ваша семья?

- Ксения: - На самом деле, у нас есть коллективный костяк в виде нас с Никой и барабанщика, ну и девочки, которые работают с нами в квартете, тоже постоянные, просто мы их не можем возить с собой. А так, конечно, музыканты меняются. Им тоже надо с чего-то жить, поэтому сложно два раза в год уезжать на гастроли, понимая, что много не заработаешь. В какой-то момент начала относиться к этому философски. Для меня группа - это явление, семья, и те, кто играют в ней сейчас, - близкие родственники, а те, кто выбыл, - дальние. Но хорошие отношения поддерживаем со всеми. Мы и сами в обычной жизни работаем в разных местах, преимущественно преподавателями. Только так можно безболезненно несколько раз в год ездить на гастроли, в других местах просто не отпустят.

- Какая миссия у терапевтического рока, что вы хотите донести до слушателя?

- Ксения: - Миссия главным образом лечебная. Просто бывают процедуры, которые причиняют какую-то боль, могут быть неприятны, но финальный результат все равно позитивный. Песни заставляют и задуматься, может быть, переживать что-то… Но все равно мне хочется, чтобы людям, которые приходят на концерты, становилось лучше.

Ника: - Функционально лучше. Сплошна я экзотика

- У вас есть классная песня про испанский город Сантандер, почему именно он?

Ксения: - Потому что Ника мне «компостирует мозг» уже много лет, что Сантандер – это совершенно прекрасное место с хорошей погодой, в отличие от Вены.

Ника: - Да, я там была несколько раз, я очень люблю Сантандер. Это феноменально сказочный город. Он совершенно не похож ни на что другое. Вроде и город как город, но магия в нем невероятная.

Ксения: - Слетать у меня туда, правда, так и не получилось, но я об этом написала, поэтому все знают теперь, что этот город есть.

Девушка с характером

- Что для вас город Вена, почему вы его выбрали и там живете?

Ника: - Мне очень нравится Ксюшина метаморфоза про «приемный город», это вот как-то очень правильно.

Ксения: - Для всех, кого она приняла.

Ника: - Она (Вена) - девушка с характером, таким даже серьезным, я бы сказала. Может сделать жизнь не такой простой, как хотелось бы. Очень любит проверять на устойчивость, на выносливость.

Ксения: - В Вене довольно сложная погода: жаркое лето, но с октября по апрель - сплошная серость. Без дождя, как в Питере, просто серость. Она давит и не пропускает ничего. От этого куча народа страдает жуткими депрессиями. Мне кажется, что они борются с этим климатом тем, что организовывают Рождественские и пасхальные рыночки, постоянно пытаются сами себя отвлекать, выдумывают какой-то праздник. Да и музыки в Вене очень много.

Ника: - Там творится что-то невероятное, такая гремучая смесь, есть все, что душе угодно. На любой вкус, на любой цвет.

СПРАВКА

Princesse Angine - австрийская группа, в репертуаре которой песни преимущественно на русском языке. В команде работают ребята пяти национальностей (Россия, Израиль, Польша, Германия, Австрия). Состав подобрался случайно, в Вене очень много студентов-музыкантов из разных стран. В Смоленске группа выступала в составе: Ксения Островская - вокал, Ника Сапо - скрипка, Маттиас Ляйхтфрид - гитара, Андреа Фрэнцль - бас, Андреас Сепер - ударные. Интересно, что у вокалистки и души коллектива Ксении, в отличие от других ребят, нет классического музыкального образования, при этом именно она пишет музыку и стихи, рассказывая потом другим музыкантам, чего она хочет, и подбирая аккорды на гитаре с помощью подруги из Берлина.


Автор: Михаил Ефимкин


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
10 минут назад
Об аварии сообщают участники группы «Drive2 Смоленск».
17 минут назад
Пожар в садоводческом товариществе 19 мая, около семи часов ...
37 минут назад
Как уже сообщал «РП», смертельное ДТП случилось 19 мая в Рославльском...
44 минуты назад
ДТП произошло 19 мая в Смоленском районе.

Опрос

Где вы собираетесь отдыхать летом?


   Ответили: 147