"О чем поешь, золотая рожь?" Громкие дела военных лет. Смоленский архив.

Общество
"О чем поешь, золотая рожь?" Громкие дела военных лет. Смоленский архив.

Держишь в руках пожелтевшие странички уголовного дела почти восьмидесятилетней давности и поражаешься, сколько безысходности и боли в этих размытых временем строчках, покрывающих обрывки страниц...
Итак, дело о хищении колхозного зерна.
Смоленская область. Велижский район.
1942 год.

                  Крестьянская долюшка, как ты горька!

Оккупация сельскохозяйственных районов, изъятие из колхозов и совхозов техники, лошадей и крупного рогатого скота для фронтовых нужд, уход на фронт почти всех трудоспособных мужчин (прежде всего, механизаторов) больно ударили по сельскому хозяйству.

Нелегкий крестьянский труд целиком лег на плечи женщин, стариков, подростков, детей и инвалидов. В годы войны женщины составляли 74 процента сельхозработников, из них 62 процента сели на комбайны, 55 процентов стали механизаторами МТС, 81 процент - трактористками.

Без скидок на трудности власть обязала крестьян бесперебойно снабжать город и армию зерном, мясом, овощами и рыбой, а промышленность – сырьем.

Рабочий день во время посевной начинался в четыре часа утра и заканчивался поздно вечером, а ведь селянам надо было успеть еще и вырастить урожай на своем огороде!

Для укрепления трудовой дисциплины постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 27 мая 1939 года «О мерах охраны общественных земель колхозов от разбазаривания» устанавливался обязательный минимум трудодней для трудоспособных колхозников – 100, 80 и 60 трудодней в год (в зависимости от краев и областей). Выходило, что 305 дней в году крестьянин мог работать на своем участке, а остальные 60 был должен трудиться на государство. А приходились эти дни чаще всего на посевную и уборочную.

Во время войны посевные земли по понятным причинам сократились, что привело к необходимости изымать зерно у колхозов по максимуму. 13 апреля 1942 года вышло постановление правительства «О повышении для колхозников обязательного минимума трудодней». Согласно ему, каждый колхозник старше 16 лет должен был теперь отработать от 100 до 150 трудодней, а подростки – 50.

По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 15 апреля 1942 года колхозники, не выполнявшие норму, несли уголовную ответственность и могли быть преданы суду, а также карались исправительно-трудовыми работами на срок до шести месяцев с удержанием из оплаты до 25 процентов трудодней.

Тяжелое, неподъемное бремя легло на крестьянские плечи!

Шла великая битва за Родину, не щадившая никого…

…Перед вами уголовное дело из далекого 1942 года. Эта история – подтверждение того, как ломались человеческие судьбы в голодные военные годы. По недомыслию, из милосердия и по справедливости, и из корысти и личной наживы. Куда ж без нее!

В январе 1943 года Велижский народный суд рассмотрел уголовное дело о краже колхозного зерна, фигурантами которого стали десять человек. Председателя колхоза «Наш путь» Пантелеймона Мощенкова (1884 г. р.) и его заместителя, 42-летнего инвалида Петра Большакова, приговорили к восьми годам лишения свободы без поражения в правах по ст. 109 УК РСФСР (злоупотребление властью, повлекшее нанесение имущественного ущерба государству). Остальные севшие на скамью подсудимых колхозники получили тюремные сроки от трех до пяти лет.

Двум женщинам посчастливилось избежать наказания. Их не смогли уличить в краже зерна. Допустившего преступную халатность председателя ревизионной комиссии колхозного хозяйства Павла Хлебникова, по чьей вине колхоз не оприходовал 7 тыс.717 кг хлеба урожая 1942 года, по суду привлекли к исправительно-трудовым работам сроком на один год с вычетом 21 процента из заработка. Вина Хлебникова заключалась в том, что он с июля по ноябрь 1942 года не произвел ни одной (!) ревизии в колхозе.

Большакова и Мощенкова, который председательствовал всего два месяца, обвинили в раздаче колхозникам по трудодням колхозной ржи и пшеницы…

К тому же Петр Большаков проявил преступную инициативу: незаконно израсходовал 104 кг ржи в счет выполнения колхозных госмясопоставок.

Практически все подсудимые были неграмотными. В том числе и председатель Мощенков.

     Стахановка. Три года лишения свободы за молчание

Из материалов уголовного дела:

«Я, Павлюченко Антонина Ильинична, работаю в колхозе «Наш путь» честно и добросовестно, не судима. К общественному имуществу отношусь хорошо. Как стахановка, в 1935 году была назначена правлением колхоза на слет колхозников, который проходил в Смоленске.

У меня есть семилетняя дочь, мой муж 24 марта 1942 года отправлен на защиту Ленинграда. Своего хозяйства не имею.

Мой отец, Шолохов Илья Феоктистович, вместе с матерью Софьей Порфирьевной 15 октября 1942 года зарывал картофель в погреб неподалеку от общественного склада. А я находилась дома и набирала картошку, чтобы отвезти ее в погреб. После того, как мой отец отвез картофель в погреб, он вернулся домой не с пустыми руками. Принес с собой две корзинки ржи и приказал помочь внести зерно в квартиру. Отказать Илье Феоктистовичу в просьбе я не могла. Только спросила: «Что за рожь ты привез?» Он ответил: «Дело не твое». Велел никому об этом не говорить: «Не будешь молчать, я тебя выгоню из своей квартиры, вот и шляйся, где угодно».  

Вот и все мое уголовное преступление.

Я проживаю в отцовской квартире и, в связи с военным положением, питаюсь теми же продуктами, что и родители. Потому и не могла никому об этом рассказать, и попала под влияние отца».  

          Председатель. «Отольются тебе наши слезы кровью!»

«Прошу пересмотреть приговор суда от 8 января 1943 года. Я обвиняюсь по ст. 109 УК РСФСР за халатность и приговорен к восьми годам лишения свободы.

Во время уборки урожая мы получили распоряжение от Фоминского сельсовета, где говорилось следующее: «Предлагаем всем председателям колхозов усилить жатву ржи и одновременно проводить обмолот». Намолотая рожь загорелась, и правление решило ее распределить. Это решение записано в протоколе.

Рожь была распределена, но по вине счетовода около 2 (?) тысяч кг (неразборчиво, возможно, что и 8 тыс. кг, - Авт.) после распределения оприходовано не было, а проверить это я не смог ввиду того, что я совершенно неграмотный.

Имею личные счеты с матерью счетовода Самусевой Пульхерией. Во время оккупации нашего района немцами колхозники начали присваивать общественное имущество и коров. Гражданка Самусева взяла колхозную корову и шесть голов овец, а когда пришли наши, этих коров нужно было сдать Красной Армии. Но Самусева корову не сдала, вернула только овец.

Я к чему? Корова ей досталась дармовая. Вот я и стал говорить, что семья Пульхерии поступила неправильно. А счетовод Нюра Самусева и ее мать сказали в ответ: «За то, что ты ищешь правду, будешь помнить нас. Отольются тебе наши слезы кровью!»

Думаю, что счетоводом Самусевой не была оприходована рожь на основе сведения личных счетов».

     Кассационная жалоба Петра Большакова

«В 1942 году я был главой правления в колхозе «Наш путь» Фоминского сельсовета Велижского района. Меня обвиняют в том, что я не оприходовал зерно в количестве семи тысяч с какими-то килограммами. По любому, за все неоприходованное зерно ответить должны, в первую очередь, кладовщик Калерия Мурашова, счетовод Анна Самусева, бригадир колхоза и председатель Пантелеймон Андреевич Мощенков.

Когда в колхозе стали ухудшаться дела в части уборки, то Фоминский сельсовет и общее собрание поставили меня заместителем председателя на прорыв уборки урожая сроком на пять дней, чтоб убрать все с поля. Я со своими обязанностями справился и все убрал.

Когда стал председательствовать, спросил у счетовода: «Весь ли хлеб оприходован?» Она ответила утвердительно, но пояснила, что нужно оприходовать еще часть хлеба.

Я приказал, чтобы все было оприходовано, но заболел, и меня сняли с должности.

Прошу судебную коллегию по уголовным делам Смоленской области разобрать дело всесторонне, потому что не считаю, что я совершил злоупотребление, и себя не виню.

Освободите меня от тюрьмы или вышлите дело на доследование снова».

     Выписка из протокола:

«Заседанием правления колхоза «Наш путь» Большаков Петр Евграфович поставлен на прорыв по работе вышеуказанного колхоза. Весь урожай был убран в сроки и без потерь.

Счетовод Самусева

12 января 1943 года».

Не только председатель Пантелеймон Мощенков, но и Петр Евграфович был уверен, что с ним заведомо свели личные счеты. Дескать, подставил его ушлый счетовод Нюра Самусева!

Каким человеком был этот Большаков? Из материалов дела видно, что порядочным, честным и ответственным. И очень больным… Война прошлась по нему тяжелым катком. В 1942 году Петр Евграфович ушел на фронт, но воевал недолго, вернувшись в апреле немощным, с искалеченной душой:

«Меня списали по болезни, потому как парализовало руку и ногу, и часть головы. К труду я не был годен и до войны, но кому - то же нужно воевать?»   

           Прокурорский протест

Кладовщик Калерия Мурашова, обвиняемая по ст. ст.109 – 116 ч.1 и 162 п. «г» (уличена в краже колхозного имущества и растрате хлеба), была приговорена к четырем годам лишения свободы без поражения в правах.

«Приговор я считаю неправильным, - протестует прокурор. – Во-первых, судом в стадии судебного следствия не исследованы материалы предварительного следствия в отношении Мурашовой по ст. 116 ч.1 УК РСФСР. А именно: по акту ревизии от 13 сентября 1942 года у кладовщика Калерии Мурашовой выразилась недостача в количестве 177 кг, из которых Мурашова отпустила 104 кг бывшему заместителю председателя колхоза «Наш путь» Большакову без оформления каких-либо документов, что не отрицает последняя. Мурашова поясняет, что остальные 73 кг она якобы высыпала в другой сусек, из которого произошло хищение. Но в документах это не было отражено, и при ревизии Мурашова об этом членам ревизионной коллегии не заявила.

Доступа посторонних лиц в склад не было.

Оправданная по данному делу Домогарова в ходе предварительного следствия показала, как она совместно с Мурашовой и другими (Евлампией Куликовой и Ефросиньей Титенковой) похитила мешок пшеницы и через несколько дней рассказала об этом осужденной Антонине Павлюченко.  

В судебном заседании говорила то же самое, но не сказала, что обмолвилась о краже с Павлюченко. Суд не придал значения показаниям Домогаровой и вынес Мурашовой мягкую меру наказания, что не соответствует материалам предварительного следствия.

Прошу судебную коллегию по уголовным делам Смоленской области приговор в отношении гражданки Мурашовой отменить и направить дело на новое рассмотрение».  

            От тюрьмы и от сумы не зарекайся…        

Смягчить львиную долю вынесенных районным народным судом приговоров так и не удалось.

«Доводы осужденных, указанные в жалобах Мощенкова, супругов Шолоховых (пять лет лишения свободы без поражения в правах солидарно) и их дочери Антонины Павлюченко о снижении наказания, Большакова о новом рассмотрении дела, являются неосновательными и ничем не подтверждены.

Илья Шолохов, похитивший со склада 340 кг колхозной ржи, по договоренности с гражданкой Домогаровой 5 сентября 1942 года совершил кражу ячменя с колхозного тока в количестве 40 кг и был задержан с поличным, что подтверждено материалами уголовного дела и частичным признанием самих осужденных. Приговор вынесен правильно, и мера наказания определена с учетом обстоятельств и тяжести преступления».

В отношении Алевтины Домогаровой (которая спрятала в соломе мешок ячменя и затем передала колхозное добро Шолохову), на основании ст. 17 УК РСФСР приговоренной к одному году и шесть месяцев лишения свободы, мера пресечения была изменена. Женщину взяли под стражу в зале суда.

Зато колхозницам Куликовой и Титенковой повезло куда больше. Их оправдали, уголовные дела пересматривать не стали.

«Кассационные протесты прокурора на оправдательный приговор в отношении Евлампии Куликовой и Ефросиньи Титенковой также неосновательны, так как уличающего материала в краже ими зерна предварительным и судебным следствием не установлено…».

Запись обрывается.

…Несмотря на беды, тяготы и лишения военного времени, сельское хозяйство Страны Советов справилось с задачей снабжения армии и городов. Крестьяне упорно ковали Победу над врагом в тылу, порой отрывая кусок хлеба у своих детей. Делились последним с эвакуированными, заботились о семьях фронтовиков. Многие перекрывали нормы по трудодням.

Трудовой подвиг дался дорогой ценой, и не каждый председатель колхоза мог равнодушно смотреть на бедствия односельчан. Старенький Мощенков и хворый Большаков не смогли...

             Справка «РП»

Великая Отечественная война не упразднила существовавшую судебную систему. Продолжали свою работу народные, областные, краевые суды, Верховный Суд СССР и органы прокуратуры. 

Война оказала влияние на состояние и динамику преступности. Сократилось число поступавших в народные суды дел о хулиганстве и кражах, однако появились и другие виды преступлений, не предусмотренные УК РСФСР 1926 года. Например, нарушение светомаскировки или продажа эвакуированного скота. В народные суды поступали дела о спекуляции, хищении социалистической собственности, растратах, самовольном уходе с предприятия, уклонении от мобилизации в армию или на трудовые работы.

В военные годы была установлена уголовная ответственность за самовольный уход с рабочего места рабочих и служащих предприятий военной промышленности. Уход с предприятия рассматривался как дезертирство и наказывался достаточно сурово - на срок от пяти до восьми лет тюрьмы.

Значительно сократилась судимость за умышленное убийство (особенно в 1942 и 1943 годах). Зато число осужденных за должностные преступления заметно возросло.

Что, собственно, и было отражено в уголовном деле, рассмотренным Велижским районным народным судом.

          Выкручивались, как могли

Из-за нехватки муки крестьяне в годы войны пекли хлеб с примесями, добавляя желуди, картошку и даже картофельные очистки Отсутствие сахара жители деревень научились компенсировать, изготовляя из тыквы и свеклы самодельный мармелад. Кашу варили из семян лебеды, лепешки пекли из конского щавеля. Вместо чая использовали листья черной смородины, сушеную морковь и травы. Зубы чистили обычным углем. Выкручивались, как могли… 

Основано на реальных событиях. Фамилии и имена фигурантов уголовного дела по этическим соображениям изменены.

P.S. Благодарю Велижский районный суд Смоленской области за предоставленные материалы.

Фото из открытых источников - Яндекс.


Автор: Анастасия Петракова







Загрузка комментариев...
Читайте также
7 минут назад
Синоптики центра «Фобос» дали прогноз на предстоящую семидне...
вчера, 22:09
Заявление в полицию поступило от 61-летнего железнодорожника...
вчера, 21:17
На тушение возгорания в Десногорске выезжали 11 пожарных.
вчера, 20:35
Отличительной чертой этой «SnowПати» был дресс-код: все - и ...

Опрос

Чего вы больше всего ждете в новом году на работе?











   Ответили: 99