Освободительный поход

Общество
Освободительный поход
17 сентября 1939 года – одна из самых неоднозначных дат в мировой истории. В это день советские войска вступили на территорию Западной Украины Западной Белоруссии.

Оксана Корнилова, к.и.н., член РВИО:
«Если польские историки, польские политики это называют агрессивным вторжением Красной Армии, предательским ударом по польской армии, которая, якобы, стойко сражалась с Вермахтом и, если бы не Советский Союз (пишут даже так), могла бы победить в 1939 году нацистскую Германию. В нашей историографии это событие называют освободительной миссией, освободительным походом».
Сторонники польской версии забывают или умышленно стараются не вспоминать того, что случилось годом раньше, когда Польша и Германия совместно растерзали беззащитную Чехословакию.

Оксана Корнилова:
«30 сентября 1938 года было подписано Мюнхенское соглашение, которое было бы правильнее назвать Мюнхенским сговором. 1 октября фашистские танки атаковали части Чехословакии, которую Германии, по сути дела, отдали союзники. А на следующий день, 2 октября 1938 года польские танки вошли на территорию Тешинской Силезии. Не случайно Польшу называют «гиеной Европы». Свой кусочек в развязывании агрессивной политики она от Чехословакии оттяпала».
Помешало Польше победить Гитлера вторжение на ее территорию Советских войск, заключившего накануне, 23 августа 1939 года, пакт Молотова-Риббентропа. Именно так считают в Польше, да и во всей нынешней западной историографии.

Оксана Корнилова:
«День 23 августа часто называют пактом Молотова-Риббентропа. На самом деле это договор, заключенный между Германией и Советским Союзом. Здесь не ни «страшилок», ни черных пятен. Такие же аналогичные договоры заключали очень многие европейские страны, и первым такой договор в 1934 году заключил Пилсудский,так называемый «Пакт Пилсудского – Гитлера». Советский Союз был самой последней страной, которая подписала договор о ненападении».
О наличии таких договоров сегодня ни в Польше, ни в других странах Европы предпочитают не вспоминать. А вот пакт Молотова-Риббентропа, по мнению западных историков, это заранее спланированный план по разделу Польши.

Оксана Корнилова:
«Дело даже не в самом договоре о ненападении, а в так называемом секретном дополнительном протоколе. Его «истинность» была утверждена на Съезде Народных Депутатов в 1989 году. Это было политическое решение, которое не имеет никакого отношения к истории. На Нюрнбергском трибунале появилась копия якобы существовавшего дополнительного протокола соглашения Гитлера и Сталина о разделе Европы. До этого ее нигде не было видно. Причем, подкинули ее стороне защиты. Представьте себе весь цинизм, когда стороне защиты нацистских преступников на Нюрнбергском трибунале подкинули документ, обвиняющий Сталина в развязывании Второй Мировой Войны. Впоследствии этот документ всплывал в разных газетах, но он везде был в печатном виде. Самого документа никто никогда в глаза не видел».
Так чем же было, на самом деле, вступление Красной Армии на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии? Заранее запланированной агрессией или освободительным походом? Для того, чтобы понять это, нужно вернуться в историю еще на пару десятилетий назад, к моменту окончания Первой Мировой Войны.

Оксана Корнилова:
«После ее окончания в Европе была установлена так называемая «Версальская система». Согласно нее, в Европе появились новые границы. Для Польши британским лордом Керзоном была установлена восточная граница, которая отделяла ту территорию, на которой проживало большинство этнических поляков. В историю эта граница вошла как «Линия Керзона». Однако,на границах Советской России и Польши, которая вынуждена была принять «Линию Керзона», образовался некий вакуум власти. И агрессивное польское «пилсудское» государство этой ситуацией воспользовалось и стало отправлять свои войска захватывать территорию Украины и Белоруссии.
Российское правительство попыталось сохранить свои территории. Военный конфликт, возникший между двумя историческими противниками, на этот раз закончился неудачно для молодой и неокрепшей Советской Республики.

Оксана Корнилова:
«По итогам советско-польской войны, по итогам «Рижского мира» территории Западной Украины и Западной Белоруссии были отданы польскому государству».
То, что происходило после польской оккупации Советских территорий, нынешние белорусские историки однозначно определяют как геноцид белорусского и украинского народа.

Елена Соколова, к.и.н., г Минск:
«Реакционность политики панской Польши на территории Западной Украины и Западной Белоруссии цинично определялась в высказываниях официальной власти польского государства того времени. Министр юстиции и генеральный прокурор Польши Александр Мейштович публично заявлял, что Белоруссия самой историей предназначена быть мостом для польской экспансии на Восток. Далее он цинично продолжал, что белорусская этническая масса должны быть переделана в польский народ. «Это приговор истории, - говорил он. - Мы должны этому всячески содействовать». Эти слова не были просто словосочетанием. Они конкретно, в самой жесткой форме, преломлялись в действительность. В свою очередь министр внутренних дел Польши господин Перацкий на вопрос американской журналистки о карательных акциях, которые в постоянном режиме осуществлялись на территории Западной Белоруссии и Западной Украины, жестко заявлял: «Дайте нам еще 10 лет, и Вы с фонарем среди бела дня не найдете ни одного украинца и ни одного белоруса на территории Западной Белоруссии и Западной Украины». Здесь правомерно сразу сказать, что с ущностью польской политики на территории Западной Белоруссии являлась ускоренная полонизация, ассимиляция, окатоличивание и бедственное экономическое положение. Оно сочеталось с политическим бесправием, национальным бесправием и сопровождалось массовым полицейским террором. Я приведу только несколько фактов в подтверждение циничных заявлений властей панской Польши. Уже в 1923 году порядка 1300 белорусов в качестве политических заключенных находились в тюрьмах на территории Западной Белоруссии. Этот процесс продолжался по нарастающей, и в 1931 году на территории Западной Белоруссии был приведен в исполнение 41 смертный приговор, а в 1932 году 76 смертных приговоров. Территория всей Западной Белоруссии была окутана полицейскими участками, здесь зверствовали карательные экспедиции, которые назывались «пацификаты», в переводе на простой язык «утихомиривание», результатом которых было уничтожение сотен и сотен жителей белорусских деревень. Контроль за осуществлением полицейского террора осуществляла тайная полиция «Дефензива».
На бывшей советской территории были созданы специальные концентрационные лагеря, в которых велось планомерное уничтожение белорусского и украинского населения. Показательным в этом отношении является лагерь в Березе Картузской.

Елена Соколова:
«Через этот лагерь за время оккупации прошли тысячи и тысячи русских, украинцев, белорусов, евреев. О том, как это все в реальности выглядело, есть очень много доказательств. Я позволю себе напомнить воспоминания ветерана Коммунистической партии Западной Белоруссии, чудом оставшегося в живых и вышедшего из застенков концлагеря «Картуз Береза». Он писал: «Закрывали рот тряпкой. Из бутылки капли керосина лили в нос. Раз, два, три…Человек умирал. И это было массовым явлением». Далее он в своих воспоминаниях пишет: «Тюрьмы были переполнены. Более половины заключенных были политическими». Очень четкие, многовекторные воспоминания дает видный польский публицист, также прошедший через концлагерь «Картуз Береза», в свое время соратник Пилсудского, публицист Мацкевич. Я приведу цитату из его воспоминаний. «В концлагере все нужно было делать бегом. Бегать заставляли даже калек с поломанными в результате пыток костями, больных туберкулезом, артритом, гипертонией. Заключенным не разрешали даже молиться, носить крестики на шее. За это тоже предусматривалось избиение. Все выглядело как дантовский ад, - заключает Мацкевич, - Эпилептические припадки и внезапная смерть были привычной картиной в «Березе Картузской». Те зверства, которые чинились польскими властями в то время, когда Западная Украина и Западная Белоруссия находились под владычеством панской Польши, и особенно эти зверства в «Картуз Березе», они вполне подпадают под понятие «геноцид» и должны квалифицироваться международным сообществом как преступление против человечности. Геноцид осуществлялся и в области национальной культуры, и в области уничтожения языка, в области уничтожения образования, и в области уничтожения белорусов и украинцев, как наций».
Вывод однозначен. Вступление советских войск 17 сентября 1939 года на советскую территорию, временно оккупированную панской Польшей, было освободительным походом, ставшим единственно возможным на тот момент ответом оккупантам на их политику геноцида в отношении белорусского и украинского народа. Это мнение и российских, и белорусских историков.

Оксана Корнилова:
«Если мы смотрим со стороны Белоруссии, то это воссоединение разрозненных и разорванных пополам частей западной и восточной территорий. Не случайно в Белоруссии эта дата в прошлом году была установлена в качестве национального праздника».

Елена Соколова:
«Президент абсолютно справедливо сказал, что если бы не было 17 сентября, то не было бы и нашей страны. Это, действительно, освободительный поход, который спас белорусов и украинцев от полного уничтожения со стороны панской Польши».
Сегодня неоднозначное трактование исторических фактов играет на руку желающим переписать историю, стремящимся обвинить Советский Союз в развязывании Второй Мировой Войны, отобрать у советского народа победу над фашизмом. Противостоять этим нападкам сегодня не менее важно, чем победить в военном конфликте, очередном военном конфликте между Россией и остальной Европой. В этих конфликтах, возглавляемых то Речью Посполитой, то Францией, то Германией, всегда побеждала Россия. Победит и на этот раз.















Загрузка комментариев...
Читайте также
26 минут назад
Как ранее писал «РП», за вчерашний день диагноз подтвердился...
57 минут назад
Об этом рассказали в администрации города.
сегодня, 19:07
Напомним, инцидент произошел 13 августа этого года в деревне...
сегодня, 17:01
Алексей Островский провел рабочее совещание, на котором расс...