Годовщина начала осады. Литовский вал

Общество
Годовщина начала осады. Литовский вал
19 сентября 1609 года, в день, когда над Смоленском плыл колокольный звон в праздник архистратига Михаила, началась осада города польскими войсками.

Историки называют и другие даты: 26 сентября, когда к городу подошли литовские войска под командованием Сапеги, 29 сентября, когда к Смоленску подступила польская армия короля Сигизмунда III. Разночтения в несколько дней не существенны, поскольку продлилась осада 20 месяцев и стала самой героической и самой трагической страницей в истории Смоленска. Смоленск всегда был яблоком раздора между Литвой и Польшей с одной стороны и Московским государством с другой. На этот раз поводом для польского вторжения стало принятие Москвой помощи в борьбе с Лжедмитрием Вторым со стороны Швеции.

Виктор Марков, краевед:
«В апреле 1605 года Борис Годунов умер. Власть в Москве захватил самозванец Лжедмиртий. Через год Лжедмитрия убили. Власть в Москве захватил боярин Шуйский. Но тут появился самозванец Лжедмитрий Второй, который с польскими и литовскими войсками, запорожскими и донскими казаками осадил Москву. В это время шведский король делает предложение нашему царю Василию: если Василий Шуйский отдаст ему Карельский перешеек вплоть до самой Невы, то он ему даст для борьбы с Лжедмитрием Вторым войско из шведских и немецких наемников. Наш царь Василий согласился. А польский король Сигизмунд III был шведским королевичем. Он был ярым католиком, был изгнан из Швеции и считал себя достойным обладания шведским престолом. Поэтому, как только он узнал о договоре России со Швецией, с которой враждовал, он тут же объявил русским войну. Собрав войско, он перешел русскую границу и осадил Смоленск. Король послал гонца к нашему воеводе Михаилу Борисовичу Шеину с требованием сдать крепость. Воевода приказал поднести гонцу большую чарку водки, а когда гонец выпил, сказал: «Еще раз приедешь к нам с таким предложением, мы тебя напоим водичкой из Днепра». То есть, утопим в Днепре. Король разгневался, осадил Смоленск и пытался его штурмовать. Но тяжелой артиллерии у него было мало. Все штурмы легко отбивались. И первый штурм Смоленска был у Копытинских ворот. В начале октября 1609 года эти ворота пытались захватить немецкие наемники под командованием полковника Вайнера. А с противоположной стороны в Авраамиевскую башню должна была ворваться венгерская наемная пехота. Ров у Копытинских ворот был тогда сухой. Немецкие наемники подобрались к воротам, установили петарду. Петардой тогда назывался железный или медный бочонок, сделанный в виде колокола и наполненный порохом. Передняя часть петарды плотно закрывалась доской, а в задней части этого бочонка-колокола находилось отверстие для фитиля. Зажгли фитиль, спрятались в ров, раздался взрыв, но ворота не вылетели, оказались крепкими. Штурм был легко отбит. К Авраамиевским воротам подобрался один из лучших польских инженеров пан Новодворский. Он договорился с венгерскими наемными пехотинцами. Они дали ему двух трубачей. Он м полуротой отборных немецких гвардейцев должен был захватить Авраамиевскую башню и впустить венгров в крепость. Но пока гвардейцы в полной темноте лезли через ров, ока пан Новодворский устанавливал петарду, трубачи куда-то подевались: то ли струсили, сбежали, то ли просто потерялись в темноте. И когда Новодворский взорвал ворота и захватил башню, сигнала труб не последовало. А смоляне опомнились, вышибли в рукопашной схватке немцев из башни, зажгли факелы на стенах, открыли огонь, и враг отступил. С разных сторон поляки пытались штурмовать крепость. Но все штурмы были отбиты».
Помощь в обороне смолянам оказал и Московский земляной вал, который многие смоляне ошибочно называют Литовским.

Виктор Марков:
«Московский вал у нас традиционно называется Литовским. Он насыпан в середине 16 века. Настоящий Литовский вал шел там, где сейчас улица Карла Маркса, площадь Ленина и далее улица Ленина. А этот вал 16 века по внешнему виду точно такой, как Литовский».
В заблуждение смолян и гостей города вводит и табличка, установленная у подножья Московского вала на территории Лопатинского сада. Согласно это табличке, именно этот вал штурмовали московские войска в 1514 году, когда возвращали Смоленск, захваченный Литвой. На самом деле, это оборонительное сооружение возникло на полвека позже и помогло русским обороняться от поляков.

Иван Щемелинин, краевед:
«Меня затронула надпись на этом камне, расположенном у подножия вала в Лопатинском саду. Здесь написано, что Василий третий штурмовал этот вал. Но это не так, потому что во время литовского владения Смоленском вал находился в 400 метрах отсюда, в районе современной улицы Ленина, по ее северной стороне. А этот вал насыпан уже во времена Ивана Грозного. В книге Соболя и Пронина «Оборонительные сооружения Смоленска конца XVI – XVII веков», рассказывающей о раскопках на площади Победы, приведены и архивные документы, и результаты раскопок. И они убедительно подтверждают, что вал насыпан в царствование Ивана Грозного. Вот выдержка из книги: «В 1554 году в результате пожара сгорел Смоленск, и по указанию Ивана Грозного заново отстроили город, который назывался уже Большой Город. И укрепления перенесли на 400-450 метров южнее от бывших». И на карте Смоленска, выполненной после взятия Смоленска Сигизмундом, видно два вала: тот, который был во время литовского владения и другой, который был во время Большого Города. С трех сторон Смоленск окружают рвы и река, поэтому вал насыпали только с южной стороны».
Табличка, стоявшая когда-то на другой сохранившейся части вала, у башни Громовой, прямо указывала на дату появления сооружения. Но и ее почему-то заменили на другую, с ложной информацией. Каким был тот, литовский вал, сегодня сказать трудно. Он не сохранился. Во всяком случае, войска Василия Третьего без особого труда сумели его взять. Вал же Ивана Грозного, наряду с крепостной стеной Федора Коня, стал серьезным препятствием для польских захватчиков.

Виктор Марков:
«Внутри валов деревянные срубы, набитые глиной и камнями. Перед валами были вырыты глубокие и широкие рвы, а на валах стояла высокая деревянная стена из дубовых бревен. И в башнях этой крепости были установлены пушки».
Свою главную роль земляной вал сыграл при штурме Смоленска осенью 1610 года.

Виктор Марков:
«Польские саперы подкопались под стену и уперлись в лес из свай, через который они не смогли пробиться и заложили заряд пороха у края стены. При взрыве рухнула передняя стенка стены. Внутри находились булыжники и валуны. Перед стеной образовался завал. Верхняя часть стены здесь уже была разбита артиллерийским огнем. Поляки хотели идти на штурм. Это было в начале сентября 1610 года. Но они не знали, можно идти на штурм или нет. Послали пана Новодворского. Он по завалу поднялся до края стены и заглянул внутрь. Он увидел, что смоляне на месте бастионов насыпали полукруглый вал, на котором установили пушки. А за валом виднелось еще войско, построенное в несколько рядов. Пан Новодворский спустился вниз и доложил, что штурмовать нельзя. Поляки продолжали артиллерийский обстрел. В ноябре большая часть стены была уже сбита, башни все разрушены. Но зато смоляне за это время увеличили вал в размерах, на нем поставили деревянные срубы с амбразурами, а в амбразурах установили пушки. И когда поляки в ноябре 1610 года пошли на штурм, на этом месте их погибло более 1000 человек. Но штурм был отбит».
Смоленские краеведы надеются, что историческая неточность будет исправлена, и смоляне узнают, что защищал город в период 20-месячной осады Московский, а не Литовский вал. Исправление ошибки положит конец и попыткам использовать оборонительное сооружение желающими переписать историю города.

Иван Щемелинин:
«Приходят и говорят, что вал связан с Литвой. Через разные фонды организовывают разные кружки, для того, чтобы продвигать такие идеи, что якобы до литовцев тут ничего не было. Я уже встречал такие статьи. Литовцы и герб дали, и другое, как будто не было древней истории, не было ни Ростислава Мстиславовича, ни Владимира Мономаха, ни Великого Смоленского княжества. Они его силой захватили, когда Смоленское княжество было ослаблено в результате монгольского нашествия, и удерживали 110 лет. Но говорить, что из-за этого Смоленск – литовский город, смешно. Хоты новые политике в Литве утверждают, что Смоленск – литовский город. Это, конечно, не так».
Историю не переписать. 20-месячная оборона Смоленска, в которой использовались два уникальных оборонительных сооружения, крепостная стена Федора Коня и Московский земляной вал, сыграла решающую роль в преодолении смутного времени и освобождении России от польского владычества.

Виктор Марков
«Смоленск своей героической обороной фактически на три года задержал здесь польскую армию, дал возможность собраться народному ополчению и освободить Москву от поляков».








Загрузка комментариев...
Читайте также
9 минут назад
Как ранее писал «РП», за вчерашний день диагноз подтвердился...
40 минут назад
Об этом рассказали в администрации города.
сегодня, 19:07
Напомним, инцидент произошел 13 августа этого года в деревне...
сегодня, 17:01
Алексей Островский провел рабочее совещание, на котором расс...