Вечная память и низкий поклон! Воспоминания ветерана Великой Отечественной войны Михаила Кугелева

Общество
Вечная память и низкий поклон! Воспоминания ветерана Великой Отечественной войны Михаила Кугелева
Михаил Семенович ушел из жизни в возрасте 97 лет...

Судьба преподнесла жестокий «подарок» ему в день 18-летия, когда со всех динамиков нашей страны прозвучал голос Левитана с сообщением о нападении германских вооруженных сил на СССР и начале Великой Отечественной войны.
Родился Михаил Семенович в Белоруссии, среднюю школу окончил в Рославле Смоленской области и поступил в Ленинградский медицинский институт. Но проучился только один курс, когда началась война. Добровольцем ушел на фронт…

Не пастух, не врач – связист!
- Я – деревенский житель. Жил в Милославичах в Белоруссии. В школе колхозной молодежи учились кто четыре года, кто семь лет. Для девочек достаточным считалось четыре класса образования. Мальчиков, которые оканчивали семилетку, принимали в военные училища.
Многие из ребят тогда мечтали стать солдатами, но не я. Хотел быть пастухом. Однако оба моих деда – садовник и сапожник – посоветовали мне окончить 10 классов. И я отправился учиться в Смоленскую область. Потом деды настояли, чтобы я поступил в институт. Когда началась война, учился в Ленинграде на детского врача.
28 июля 1941 года меня и других студентов посадили на баржу и отправили, неизвестно куда. Оказались мы на побережье Ледовитого океана. Там прочитали список фамилий до буквы «Л» и всех, кто в него попал, отправили на курсы связистов. Помню, на экзамене мне достался билет «Как определить по компасу стороны света». Мне поставили отлично и присвоили звание младшего лейтенанта, - вспоминал в интервью Михаил Кугелев.

На передовой
Он служил на Белом море в отдельном лыжном батальоне. Участвовал в боях за освобождение Ленинграда, в операциях «Искра» и «Полярная звезда». Их части попали в окружение, где он был ранен осколком в голову. В окружении находилось более 150 тысяч бойцов, смогли выйти из котла более 3 тысяч, в том числе и раненый Михаил Семенович, остальные погибли. Сражался на Волховском, Прибалтийских фронтах. Войну закончил в Латвии.
- Наша сибирская дивизия формировалась в Красноярске. 700 километров в пургу мы прошли пешком до Ленинграда. И сразу – в бой. Там мы потеряли три четверти наших солдат. Ярким воспоминанием осталась в голове картинка, когда на передовой крысы грызут погибших и раненых. Спрячешь хлеб за шинель – они вытаскивают. Жили мы в землянке. У нас там была немецкая печурка. Пищу нам приносили в два часа ночи один раз в сутки. От отсутствия витаминов многие болели куриной слепотой. Но я ел траву, и потому не хворал.
Что касается оружия… У нас были винтовки, у немцев – автоматы. Если с первых на ходу стрелять неудобно, пули в землю уходят, то со вторых – поставил на живот и пали…
Есть песня солдатская «Окопаться не забудь». Так вот наши лопаты доброго слова не стоили, они зимой не копали, а гнулись. А у немцев лопаты были на шарнирах. Ими можно было, как топором, мерзлый грунт рубить.
Кстати, на войне не было национальностей, все кругом братья-славяне. У нас не вели разговоров и про религию, была общая дружность: один за все, все за одного. Такое вот положение дел…

Бегом от смерти
- 2-я ударная армия, которую у нас знают как власовскую, попала в плотное окружение. Чтобы спасти солдат, мы делали попытки отвлечь немцев. Наш батальон должен был отправиться на вылазку. Меня назначили комсоргом. Представьте, взлетают в воздух две ракеты, крик… бегу, как сумасшедший. Если бы тогда были международные соревнования по бегу, я бы занял первое место. Когда добежал до немецкой траншеи, увидел, что высунулась рука. Меня толкнули, я упал, очнулся весь в крови. Подбежал ко мне санитар и говорит: «Из тебя кишмиш делают». Моя первая мысль: «Надо ж рану завязать. А как?! Бинта-то нет». Воспользовались оторванным куском шинели. Ранение оказалось легким, в госпиталь дошел самостоятельно. Там мне сделали два укола, я и уснул. Через пять дней уже считался выздоровевшим, - рассказывал нам он.

Всё по-другому
- 184 дня я не мылся в бане, 184 дня не менял белье, 184 дня из сапог выгребал ладонями вшей, дважды был в окружении. За это время меня оглушили, до сих пор не слышу на левое ухо. Осколок ударил в каску, на голове у меня небольшая выемка; пуля прошла через ногу.
На 184-й день немцы решили отрезать наш батальон и пустили два танка. Лежу я с комбатом и думаю, куда гранату бросить, вдруг ползет связист и говорит: «Вас срочно вызывает к телефону начальник штаба дивизии». Я ему: «Бой идет», а он: «Явитесь в штаб дивизии».
Пришел, мне и сказали, что я назначаюсь начальником направления связи. Я прошелся по штабу, и мелькнула у меня мысль: «Рай здесь что ли?!»: люди за столами из тарелок кушают, туалет даже есть. У меня был 21 подчиненный. Мы должны были обеспечивать штаб непрерывной телефонной связью. Больше не надо было ползать на животе под пулями…

Машка
- Смотрю, ночью, когда мы дежурили, один солдат на блиндаже спит. Подошел поближе, оказалось женщина. Она посмотрела на меня и говорит: «Через три дня ты будешь стараться меня поцеловать». Потом я узнал, что это боевая Машка из Красноярского края. У нее так в документах и значилось «Машка».
Однажды ночью порвалась линия связи. В таких случаях налаживать ее идут двое: один держит провод в руках, второй его охраняет. Маша шла первая, а старшина Михеев – вслед за ней с автоматом в руке. И в том месте, где надо было перелезать через два дерева, на нее немцы
набросили плащ-палатку. У нее был маленький пистолетик, и она умудрилась его достать, стрельнуть и попасть немцу в переносицу. Он погиб. В этот момент подбежал Михеев, выяснилось, что Машке сломали ключицу. Она попала в госпиталь. Я ее встретил в конце войны в
должности командира отделения отдельной минометной роты и в качестве жены командира этой роты.
А в 1974 году было 30-летие взятия Риги. Рижское правительство пригласило большую группу воинов. Вдруг сзади кто-то трогает меня за плечо. Поворачиваюсь, Машка. Она окончила институт, защитила диссертацию, работала директором техникума. Муж ее был директором
завода. Умерли они с разницей в две недели.

Радистка Дина
- Летом 1944 года вызывают меня в штаб армии и назначают командиром женской роты. Мне предстояло сделать связистками 58 студенток-ленинградок. Была среди них радистка Дина. Выучилась она, и дороги наши разошлись. А в 1945 году Дина попала со мной в один батальон. И вот однажды мне сообщили, что она погибла. Подхожу посмотреть, а от руки у нее кровь капает. Это вообще, как мне люди говорили, признак того, что человек живой. Но, подумал я тогда, видно, они ошибались. Оказалось, нет. В 80-х годах в Рославле я ее встретил. Она меня узнала.

Конец войне
- В День Победы мне пришлось выступить переводчиком у нашего и немецкого генералов. Янемецкий язык знал только благодаря тому, что моя учительница в рославльской школе была чистокровной немкой. Она с нами говорила исключительно по-немецки. Думаю, если бы она слышала мой перевод тогда, наверное, двойку бы мне поставила.

Михаил Семенович награжден двумя орденами Красной звезды, орденом Отечественной войны, 22 медалями, в том числе «За отвагу», «За оборону Ленинграда», за «Боевые заслуги».
После войны работал в хозяйствах области, а также занимался журналистикой.
Михаил Кугелев был внештатным автором «Рабочего пути» на протяжении десятилетий и нашим старейшим подписчиком. В год, когда «Рабочий путь» отметил 100-летний юбилей, главный редактор Сергей Якимов передал почетному гражданину Смоленской области, ветерану Великой Отечественной войны Михаилу Кугелеву диплом «За верность изданию».
Наш коллектив выражает глубокие соболезнования родным и близким Михаила Кугелева. Вечная память!

В ТЕМУ
История одного парада
27 января прошлого года - в День полного снятия блокады Ленинграда - сотрудники СУ СК России по Смоленской области организовали для Михаила Кугелева необычный, но очень трогательный подарок – «парад для одного ветерана».
Офицеры СК совместно с курсантами Военной академии ВПВО ВС РФ им. Маршала Советского Союза А.М. Василевского, военнослужащими 29-й железнодорожной бригады и юнармейцами торжественным маршем под сопровождение музыки военного оркестра пришли во двор одного из освободителей Ленинграда.
«Слава народу-победителю! Ура, ура, ура!» – раскатистое поздравление слышали все жители деревни Богородицкое…

Ольга Градова.
Фото Никиты Ионова.


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 21:57
Предполагаемый преступник полностью признал свою вину.
вчера, 21:22
Александр Федулов, президент Смоленского регионального объед...
вчера, 20:48
Работы по перекладке сетей в центре города продолжаются.

Опрос

Вы опаздываете на работу?


   Ответили: 97