Сегодня исполняется 110 лет со дня рождения Александра Твардовского

Общество
Сегодня исполняется 110 лет со дня рождения Александра Твардовского

Специально к этому событию мы решили пройтись по Смоленску и составить путеводитель мест, где бывал Александр Трифонович.


«Дом крестьянина»
Улица Октябрьской Революции, д. 8.

дом крестьянина.jpg

В 1928 году Твардовский ушел из семьи и переехал в Смоленск. Город покорился деревенскому юноше не сразу - приходилось влачить бесприютное и полуголодное существование.

«Поселился он в «Доме крестьянина», в бывшем «губернаторском», что стоял через дорогу, против нашей редакции, - вспоминал поэт Сергей Фиксин. - Как-то под вечер Твардовский пришел в «Юный товарищ» и стал знакомиться с работниками газеты и с нашими стихотворцами…

В «Доме крестьянина» Твардовский жил недолго, недели две-три. Я несколько раз заходил к нему и все больше убеждался, что в этой «гостинице» бедному моему другу не только писать, а и отдохнуть по-людски не приходится. Комната хоть и большая, но все койки стоят впритирку, над ними плавает махорочный дым. На всех постояльцев лишь две тумбочки, примоститься к ним невозможно - их осаждают мужички со своим салом в холщовых тряпицах, со своим луком и крупной солью.

Вскоре кто-то из сотрудников «Рабочего пути» (кто - сейчас трудно припомнить) присмотрел для Твардовского уголок в квартире одиноких старичков на Почтамтской улице, кажется, даже во дворе самого почтамта».

Позже этим дням поэт посвятит такие строки:

Он сидит и повесть пишет
О ячейке, о селе,
И похаживают мыши
На писательском столе.


Дом работников просвещения
Улица Большая Советская, д. 12/1.

дом работников просящения.jpg

В этом здании (сейчас - «Дом книги») поэт был частым гостем.

«Твардовский вступил в Смоленскую ассоциацию пролетарских писателей на ее Второй конференции, проходившей в середине декабря 1928 г. в Смоленске, в Доме работников просвещения, - вспоминал Николай Павлов. - Память сохранила многие подробности. Так вот и стоит перед глазами самый талантливый из нас (это мы все безоговорочно признавали) и самый задорный (палец в рот не клади), уверенный в себе и несколько вызывающе посматривающий на нас, с неподдельной деловитостью слушающих его заявление и «анкетные данные», которые зачитывает Исаковский. Кто-то спрашивает: «Над чем работаешь?» В ответ: «Работаю, а над чем - говорить, пожалуй, рано. Цыплят по осени считают». Спрашивали о «повышении уровня». В ответ: «Стараюсь… учусь… читаю…» Последнее было сказано без иронии, откровенно - он не мог жить без книг, не мог не читать и читал жадно, с упоением. «Кто хочет высказаться?» - вновь слышится мягкий, задушевный голос Исаковского, аккуратно исполняющего обязанности председателя. Возгласы: «Принять!»


Пединститут
Улица Пржевальского, д.4.

пединститут.jpg

В Смоленске Твардовский решил серьезно заняться своим образованием. Его приняли в педагогический институт без вступительных экзаменов, но с обязательством за год изучить и сдать все предметы за среднюю школу.

Своему другу он радостно отрапортовал:

Ефрем, мой закадычный друг,
Я брешь пробил как будто.
Спешу порадовать твой слух:
Твардовский Санька - не лопух,
Студент пединститута!

Он не только выполнил свое обязательство, но и в первый же год догнал однокурсников. Учась, Твардовский продолжал писать стихи. Среди его известных произведений, вышедших в начале 1930-х, - «Снег стает, отойдет земля», «Братья», «Лес осенью».

Правда, проучился поэт в смоленском институте недолго. Но это совсем другая история…


Квартира Твардовских
Запольный переулок, д. 4.

квартира твардовских.jpg

  Впервые в четырехэтажке у Чертова моста поэт очутился в годы Великой Отечественной войны. Вместе со своей семьей он прожил в квартире №26 с осени 1943-го до весны 1944-го, пока поезд газеты «Красноармейская правда», в которой он работал, стоял на станции Колодня под Смоленском. Здесь поэт продолжал писать «Василия Теркина» и создал поэму «Дом у дороги».

В послевоенные годы его родственники остались жить в этой квартире, и поэт часто приезжал к ним в гости. После смерти матери в 60-х он почти не появлялся в Смоленске.

В квартире на Запольном переулке жили его сестры. В 1984 году Мария Трифоновна умерла, а в 1990-м Анна Трифоновна переехала к родным в Москву. После этого в квартире организовали музей.


Дом с часами
Улица Большая Советская, д. 16/17.

дом с часами.jpg

  Одно из популярных мест для встреч - во время войны превратилось в руины.
В 1946 году Твардовский посвятил ему проникновенные строки: «Часы! Знаменитые смоленские часы на углу Советской и Пушкинской - главном перекрестке города. Пункт, по которому определялись все направления и расстояния в городе: «от часов», «пройдя часы», «не доходя до часов». От них осталась одна заржавевшая металлическая оправа с заколоченным циферблатом».


Гостиница «Смоленск»
Улица Большая Советская, д. 30.

гостиница смоленск.jpg

Говорят, именно в гостинице «Смоленск» (сейчас там располагается Арбитражный суд) Твардовский останавливался в 1965 году.

«Не забуду, как, вернувшись из Смоленска в 1965 году с похорон матери, А. Т. рассказал эпизод, случившийся с ним по приезде в родной город, - рассказывал известный советский журналист Владимир Лакшин. - Пошел он в гостиницу, где, он думал, должны были оставить ему номер. Произошла какая-то путаница - он приехал машиной, а его встречали на вокзале, и гостиницу ему, как потом выяснилось, предназначали другую, более комфортабельную. Но он не знал этого и, пробившись к окошечку администратора мимо гудевшей очереди, спросил, не оставлен ли для него номер, должны были звонить. Девушка взглянула на его удостоверение и сказала: «Нет, номер не оставлен, но я вам его дам». Очередь загудела грозно, начали браниться, особенно усердствовали двое. Твардовский попытался оправдаться: «Товарищи, я человек приезжий, не здешний, у меня крайние обстоятельства...» О матери он не захотел сказать, как-то язык не поворачивался. И уж совсем не мог объявить, что он Твардовский, назвать какие-то звания, должности. Так, обруганный, и пошел в номер, который все же ему дали. На другой день коридорная говорит: «Там в вестибюле двое мужчин ждут вас с утра, уже несколько раз спрашивали - выходил? проснулся?» Твардовский подумал, что это братья, еще с утра его разыскивавшие. «Спасибо, - говорит, - я их уже видел». А коридорная ему: «Нет, это двое шоферов гжатских, они вчера в очереди с вами поругались, а теперь узнали, что вы Твардовский, и прощения пришли просить». Вышел к ним А. Т., ребята шапки мнут, с ноги на ногу переминаются: «Извините, мы ж не знали, а у вас еще горе». - «Да что там, ребята…»

Фото Никиты Ионова.

Автор: Мария Демочкина


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
1 минуту назад
вчера, 23:31
Максим Глушенков помог победить самарским «Крыльям Советов» ...
вчера, 21:59
Жители деревни Базылевка Починковского района Смоленской обл...
вчера, 21:30
Военнослужащие подразделений беспилотный летательных аппарат...

Опрос

А вы охотитесь за скидками?


   Ответили: 486