За что и сколько платили на фронте

Общество
За что и сколько платили на фронте

В советской историографии этот вопрос считался «неудобным». Не любят об этом говорить и ветераны. Один из них объяснил это так: потому что защита Родины - священная обязанность каждого гражданина и о деньгах тогда мы как-то и не думали…

Для понимания механизма обеспечения военных на фронте деньгами нужно разграничить области ответственности двух структур - финансовых органов Наркомата обороны и полевых учреждений Госбанка.

Выдача денежного довольствия военнослужащим производилась финансовой службой Народного комиссариата обороны СССР. Полевые учреждения Госбанка при этом занимались обеспечением финансовых служб наличными деньгами. Воинские части по именным денежным чекам получали наличные со своих текущих счетов.

Первое время финансовые службы частей выплачивали все денежное содержание наличными деньгами. Чуть позже стало возможным переадресовывать выплату в тыл через военкоматы по денежным аттестатам.

Происходило это так. Военно-служащий обращался в финансовую часть, где ему выдавался расчетный лист к денежному аттестату.

В документе содержались данные: фамилия, имя, отчество, воинское звание, размер должностного оклада и надбавки за выслугу, сумма, которую он желал переводить ежемесячно получателю в тылу, а также фамилия, имя, отчество последнего, домашний адрес и название военного комиссариата, где будут выдаваться наличные.

Военнослужащий имел право перечислять деньги любому человеку по своему выбору, вне зависимости от степени родства. Никаких иных документов для этой операции не требовалось.
В мае 1942 года был введен такой финансовый документ военнослужащего, как расчетная книжка. Он выдавался финансовыми органами Наркомата обороны только офицерам. Рядовые и сержанты расчетных книжек не имели.

Из этого документа можно узнать все о финансовых взаимоотношениях государства и военнослужащего, а также весь его фронтовой путь.

На лицевой странице расчетной книжки указывались: фамилия, имя, отчество, воинское звание, должность, размер оклада и надбавки за выслугу лет, суммы, перечисляемые по аттестату, а также графа удержаний по исполнительному листу, личная подпись, наименование воинской части, выдавшей документ, подпись командира.

Далее следовали графы служебных перемещений (воинская часть, штатная должность, оклад, надбавки), странички для отметок о ежемесячной выплате денежного содержания и полевых денег, удержаний при подписке на займы, отметок о выдаче денежного аттестата на лицо, которое имеет право получить по аттестату наличные, сроке его действия, регистрационном номере и фиксации установочных данных, включая адрес. Отдельно указывались размеры ежегодной подписки на государственные займы и выплата единовременного пособия, положенного по прибытии в действующую армию. Имелись специальные отрезные контрольные купоны на каждый месяц, отсутствие которых подтверждало выдачу денежного содержания. Фактически это была личная бухгалтерская книга офицера.

Военнослужащий находился на полном гособеспечении: ему полагались форма, оружие, питание, включая паек, в который входили даже сигареты (некурящим иногда выдавали сахар или шоколад) и водка (только на передовой). Но, помимо этого вещевого и продовольственного довольствия, существовало и денежное - зарплата. Но это теория, на практике все выходило не столь идеально, особенно в начале войны.

До начала войны у солдат-срочников размер месячного жалованья зависел не только от занимаемой должности, но и от срока службы, рода войск и прочих факторов. Минимальный оклад в пехоте (рядовой стрелок первого года службы) был символическим - 8,50 руб. в месяц. В декабре 1940-го говядина 1-го сорта стоила 12 руб. за 1 кг, колбаса «Краковская» - 23 руб., масло сливочное - 25 руб., конфеты шоколадные «Весна» - 20 руб., хлеб ржаной - 1 руб., гречка - 4,30 руб., 0,5 л водки (50 градумов) - 11,50 руб. Если же красноармейцу удавалось «сделать карьеру» и к третьему году службы он становился старшиной роты, его оклад увеличивался до 150 руб.

Для сверхсрочников (сегодня сказали бы контрактников) существовала своя тарифная сетка из 11 разрядов. Минимальная зарплата в пехоте по первому разряду составляла 140 руб., максимальная - 300. В артиллерии и танковых войсках доплачивали еще по 25 руб.

Денежное довольствие офицерского состава было значительно выше. Начиная с 1939 года минимальный оклад командира взвода составлял 625 руб., командира роты - 750, батальона - 850, полка - 1 200, дивизии - 1600, а командир корпуса и вовсе получал 2 000 руб., командующий армией - 3 200, командующий фронтом - 4 000 руб.
  
Самые большие оклады были на флоте. У командующего флотом - 5 500 руб., у командира военно-морской базы - 2 400 руб., у командира подводной лодки - 2 100 руб., у командира тральщика - 1 200 руб., у боцмана на сторожевом корабле - 750 руб. Помимо этого солдатам и офицерам полагались и другие выплаты, например, подъемные, лагерные и курсовые деньги, территориальные надбавки, вознаграждение за прыжки с парашютом и водолазные погружения.

Естественно, с началом войны система денежного довольствия претерпела изменения. Уже 23 июня 1941 года финансовым управлением Наркомата обороны войскам были отданы четкие указания на этот счет. Сами оклады остались прежними, однако добавились так называемые полевые деньги. Для бойцов, получающих менее 40 руб. в месяц, прибавка составляла 100% должностного оклада, от 40 до 75 руб. - 50% и свыше 75 руб. - 25%. То есть командир взвода на фронте получал всего на четверть больше, чем в мирное время, - выходило около 800 руб.
При этом полевые деньги платили только в тех частях, которые входили в состав действующей армии.

А если часть переводили в тыл, выдача полевых денег автоматически прекращалась.
С появлением воинских частей, которым присваивалось почетное звание «Гвардейская», оклады всех военнослужащих, как рядовых, так и офицеров, увеличивались на 25%. Пребывание в госпитале солдату оплачивалось по минимальному тарифу - 8,50 руб. в месяц. Офицеру - оклад без надбавок.

Как обстояли дела с зарплатой ополченцев и партизан?

10 июля 1941 года постановлением Государственного комитета обороны №10 ополченцам установили оклад в среднюю зарплату, как если бы они находились в отпуске. Вдобавок им полагались «полевые» - от 20 до 75 руб. в месяц, в зависимости от должности.

Командир и комиссар партизанского отряда должны были получать не менее 750 руб., замкомандира - 600 руб., командир роты, взвода или самостоятельно действующей группы - не менее 500 руб. Деньги за них по доверенности получали родственники в тылу. Если же их не было, то причитающуюся сумму партизану вручали после возвращения из отряда.

Понятно, что учесть всех бойцов было невозможно: из казны платили лишь тем, кто числился в специальных списках Центрального штаба партизанского движения.

Премии

После Авиации дальнего действия Сталин распространил этот опыт на все Военно-Воздушные силы. 19 августа 1941 года Верховный главнокомандующий подписал приказ «О порядке вознаграждения летного состава Военно-Воздушных сил Красной Армии и мерах борьбы со скрытым дезертирством среди отдельных летчиков». В документе был установлен порядок вознаграждения летчиков всех видов авиации. Кроме правительственных наград, предусматривалось и финансовое вознаграждение. За один сбитый вражеский самолет летчики-истребители получали премию в размере 1 тысячи рублей, столько же платили любому члену экипажа самолета-разведчика или бомбардировщика, уничтожившего машину противника.

За 5 боевых вылетов на уничтожение войск противника летчик-истребитель получал награду в 1,5 тысячи рублей. За 15 боевых вылетов - представлялся к правительственной награде и получал материальное вознаграждение в 2 тысячи рублей.

За 25 боевых вылетов летчик истребительной авиации представлялся ко второй правительственной награде и получал 3 тысячи рублей.

За 40 боевых вылетов - представлялся к высшей правительственной награде, получал премию в 5 тысяч рублей. Однако от предоставления высшей награды - Звезды Героя - за 40 боевых вылетов затем пришлось отказаться, слишком много летчиков пересекли этот рубеж.

На какое вознаграждение могли рассчитывать служащие всех частей и подразделений вне зависимости от рода войск?

Речь идет о военных администраторах, техниках и медиках. Приведем лишь несколько примеров. Так, оклад зав. делопроизводством составлял 575 рублей, радиотехника - 675 рублей, оружейного техника - 700 рублей, фельдшера - 650 рублей, врача - 800 рублей.
Для сравнения: летом 1943 года в тылу среднемесячная зарплата рабочих составляла 403 рубля, работников здравоохранения - 342 рубля, тружеников села - 203 рубля.

Вспоминает пехотинец Иванов Николай Иванович

- Какая у вас зарплата на фронте была?
- Когда я вначале попал в 5-ю армию, у обычного командира взвода основной оклад был 600 рублей, а у лейтенанта - 500. Это было его денежное содержание, и он получал еще 25% полевых. Когда я попал в гвардейскую часть, там у командира взвода оклад был 700 рублей, у младшего лейтенанта - 400 рублей и 25% полевых.
У простого солдата было 3.80 или 10.80, я уже не помню. Деньги и взводные ведомости мне выдавал начфин полка, а я уже передавал их солдатам.
За займы мы просто расписывались. Помню, за 2,5 тысячи подписывался как командир взвода. Матери посылал по аттестату 400 рублей сразу, как приехал в 5-ю ударную армию. Заем был 200 с лишним в месяц, потому что в течение 10 месяцев его должны были высчитать.
В декабре подписывали заем на Новый год, и сразу же 200 рублей вносились в ведомость.

- И сколько на руки вы получили?
- 100 рублей, как правило. Не больше. А этого хватало на мелочевку: лезвие, зубную щетку, зубную пасту и мыло.

- А военторг приезжал, чтобы вы чего-нибудь сладкого могли поесть?
- Никаких сладостей. Офицер получал доппаек, в который входили 200 граммов сливочного масла или кусочек сала на две недели. Иногда, но не всегда, давали небольшую консервную баночку, чуть побольше, чем та, в которой красную икру сейчас продают, 300 с чем-то рублей стоит. Так вот баночку консервов, масло, галеты (штук 10 в маленьком пакетике). Они и сейчас продаются. Печенье такое сухое-сухое. Пакетики были проштампованы с названием «галеты». И полпачки легкого табака давали. Сахар выдавался каждый день на
завтрак.

- А что такое «легкий табак»?
- Махорку, как правило, моршанскую получал солдат. А офицер - легкий табак. Но когда нам давали легкий табак, мы смешивали его с махоркой. Солдат действительно получал удовольствие после нее. Закуришь легкий табак, а у него аромат хороший. Мы делились доппайком, но не всем. Табаком. Сам я долго курил. Три раза бросал. Последний раз, когда я курил, -
27 апреля 1973 года. Значит, 36 лет назад я бросил курить.

- Скажите, а что такое аттестат, который вы посылали? Как он выглядел?
- Это были специальные бланки у начфина полка. Они заполнялись, отсылались и переправлялись матери.

- И какие пенсии на погибших были?
- Понятия не имею. Но пенсия небольшая была. Был такой случай, когда уже после войны я был членом правления садоводческого товарищества, председателем у нас был дядечка хороший, Наговицын. Он, будучи лейтенантом милиции, под Волоколамском вывел наш полк из окружения. А потом была написана про него передовая статья в «Правде» и передовая статья в «Известиях».
Но он не оформил удостоверение участника войны. Он председателем был. Мы, фронтовики, платили 50% взноса садоводческого, а с него пытались вычесть полную сумму. Один, Копылов такой, выступает: «Вот у него нет удостоверения, что он участвовал в войне». Я тогда рассказал о том, как нас бомбили, как из роты осталось 56 человек, а было 124. Где остальные? Вот я ему задал вопрос: «Товарищ Копылов, как вы думаете, те, кто сгорел при бомбежке, они участники войны?» - «Нет, они не участники». - «Ну и дурак ты!» Так я ему и сказал. Они погибли-то на войне, от военного оружия, их самолеты бомбили, а они не участники войны… Да как же так можно относиться к людям? Так что, какая была пенсия, я не скажу.
Я знаю, что вот в соседнем подъезде Александр Иванович живет, даже в одном месяце мы родились, только я 5-го, а он 23-го или 31-го. У него пенсия сейчас чуть-чуть меньше, чем у меня. Он старший сержант, я полковник, а пенсия почти одинаковая.

- На фронте, если у солдат оставались какие-то деньги, была возможность что-то купить?
- Да, приезжала военторговская повозка или машина. Она становилась около кухни и торговала мелочевкой. По дороге за завтраком или за ужином можно было купить, например, носовой платок.

- И бумагу с конвертами, чтобы письма писать?
- Только бумагу. Конвертов никаких не было. Бумагу складывали треугольником, ставили печать в полку, и по дороге за завтраком или ужином солдаты сдавали письма. Около кухни был полковой писарь или другое ответственное лицо.

Ссылка на интервью.

Удивительно, но факт

Служащие отделения Госбанка, подпольно работая в тылу врага, приняли от населения Батуринского, Ярцевского, Сафоновского и Холм-Жирковского районов на постройку танковой колонны «Смоленский партизан» 133 632 рубля и облигаций Государственного займа на сумму 165 565 рублей.

Благодарим за помощь в подготовке материала Отделение Смоленск ГУ Банка России по ЦФО.

Автор: Татьяна Марченкова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
42 минуты назад
Данные обновил оперативный штаб Смоленской области
55 минут назад
сегодня, 13:45
Такие печальные цифры зарегистрированы в последний день весн...
сегодня, 13:19

Опрос

Хотели бы вы, чтобы в этом году в школах прошли выпускные?


   Ответили: 1190