«Спасите наши души! Мы бредим от удушья…»

Общество
«Спасите наши души! Мы бредим от удушья…»

27 июня в российский прокат вышел фильмкатастрофа датчанина Томаса Винтерберга «Курск». Картина о гибели 118 подводников в Баренцевом море снята по мотивам книги Роберта Мура «Время умирать: нерассказанная история трагедии «Курска».

Газета The Guardian назвала фильм Винтерберга душераздирающим. Министр культуры РФ Владимир Мединский - спорным. Он подчеркнул: нужно быть готовыми к тому, что спродюсированную французами Люком Бессоном и Ариэлем Зейтуном ленту встретят «по-разному». Однако глава Минкульта не скрывал, что «автор имеет право на свой взгляд», а насколько сугубо авторский взгляд уместен, должны решить зрители.
Особенно резко высказались в адрес международного кинопродукта «Курск» непосредственные участники тех давних событий.
В августе 2000 года Северным флотом командовал Вячеслав Попов. Именно он возглавил  спасательную операцию, которую в России и в мире назовут «крайне нерасторопной». На просьбу Business FM поделиться впечатлениями от просмотра Вячеслав Попов ответил коротко: «Чушь. Я не буду обсуждать эту тему, я тему «Курска» не комментирую вообще.
Я вообще сторонник того, чтобы все снималось у нас. Тогда будет больше правды, больше понимания, потому что наши честнее, умнее и, самое главное, приземленнее. Людей знают! А там чушь все, больше ничего сказать не могу».
Действительно, первый вопрос, закономерно возникающий у зрителя еще до начала просмотра французско-бельгийского, а по сути, интернационального проекта (здесь и шведы участвуют, и британцы), почему фильмы о национальных катастрофах и трагедиях, постигших нашу страну два-три десятилетия назад, снимают на Западе («Чернобыль» Йохана Ренка, Великобритания - США)? Какие цели преследуют зарубежные режиссеры, делая кино о нас с неистребимым  «англосаксонским акцентом»? Что это - сработанная по голливудским канонам спекуляция на костях, пропагандистский ход или желание восстановить справедливость?
Впрочем, однозначного ответа на этот вопрос нет. Так или иначе, судя по количеству смолян в кинозале, трагедия, взволновавшая в августе 2000 года каждого, спустя 19 лет в России потихоньку предается забвению.
Пока мы талдычим, как заведенные, про море, которое «умеет хранить тайны», «за бугром» умело пользуются случаем. Так, еще в 2002 году на экраны вышла драма Кэтрин Бигелоу «К-19» с Харрисоном Фордом и Лиамом Нисоном в главных ролях. Фильм рассказал о трагедии, разыгравшейся в июле 1961 года, когда за 25 лет до Чернобыля авария на первом советском атомном ракетоносце едва не нарушила равновесие между двумя сверхдержавами, став новой Хиросимой - при неблагоприятном стечении обстоятельств.  
С Бигелоу, снявшей неплохой фильм, все ясно. Другое дело Томас Винтерберг, создавший полуфабрикат, который удачно лег под готовые драматические шаблоны, синтезируя на протяжении двух экранных часов катастрофу, мелодраму и политический детектив.
Спасибо и на этом! Хотя бы помянули сгинувших «ни за что» (весьма своеобразный лейтмотив фильма  Винтерберга) героических подводников, раз уж у нас не нашлось мастера, способного вылепить адекватную, глубоко психологическую правдивую картину без перегибов. Фильм, наконец-то рассеивающий завесу домыслов и откровенной лжи вокруг гибели экипажа атомного подводного ракетоносного крейсера К-141 (проект 949А «Антей»), получившего почетное наименование «Курск» в честь битвы на Курской дуге.      
Сценаристы - американец Роберт Родат («Спасти рядового Райана») и датчанин Томас Винтерберг не стали усугублять ситуацию крамольными «конспирологическми» теориями и взяли за основу официальную версию, озвученную генеральным прокурором Владимиром Устиновым -  катастрофу спровоцировал взрыв торпеды 65-76А «Кит». Причина взрыва - утечка пероксида водорода.
В результате получился не блокбастер и не артхаус. Что-то средненькое между «Левиафаном» Андрея Звягинцева и «К-19» Бигелоу, сухое и безжизненное, однако изобилующее картонными штампами вроде «русские - герои, да командование у них на букву «м». Британцы-американцы - хорошие парни, всегда готовые подставить плечо».  
Но так ли уж безнадежно плох «Курск», пронизанный безысходностью и тоской? В том-то и дело, что нет. Фильм дает емкую картину России, зависшей над пропастью. Скупые северные пейзажи лишь нагнетают предчувствие близящейся трагедии. Так и кажется, что где-то неподалеку белеют кости выброшенного на берег кита, символизирующего в «Левиафане» духовный распад. С экрана льется тусклый серый цвет. Унылые сцены, снятые в церкви, удручают. В России ничего не изменилось, просто одна идеология сменила другую…  
Нищета, бытовые неудобства, задержка жалованья. Подводники, вынужденные продавать командирские часы за бесценок.
Одним из несомненных достоинств картины является предельно точное бытописание российских моряков и их семей, живущих в заполярном военном городке. Удачна даже «русская» челка француженки Леа Сейду, играющей беременную жену главного героя фильма Михаила Аверина (бельгиец Маттиас Шонартс удивительно похож на Путина!). Точность и колорит изображенных деталей -
заслуга съемочной группы, которая так и не получила разрешения на съемки в России. В отличие от Кэтрин Бигелоу, которая ценой неимоверных усилий  добилась в 2000 году разрешения поехать на Северный флот.
Но на этом - увы, все! В течение 50 минут мы вынуждены смотреть, как бесстрастный прилежный семьянин Михаил задыхается в отсеке исковерканной взрывами подлодки, а вместе с ним еще какие-то безвестные люди, чьих имен зритель не помнит. И гибнут они, как и следовало ожидать, глупо - «по-русски», как нас по старой - недоброй традиции привыкли изображать на Западе. Ослабевшие моряки пьют водку, а потом по оплошности устраивают в отсеке пожар, который выжигает остатки кислорода.  
Уже неважно, каким был финал трагедии. Важно другое: «Курск» во второй части неизбежно перерождается в «Спасение рядового Райана», только спасать наших «райанов» не спешат. Один лишь «хороший парень» коммодор Дэвид Расселл (Колин Ферт) напоминает зрителю о плачевном состоянии российских глубоководных спасательных средств. Именно так Винтерберг зарождает в наших душах сомнение: а ведь могли спасти 23 моряков, запертых в девятом отсеке, если бы вовремя воспользовались помощью американцев или британцев! Тут и норвежцы подсуетились, тоже помощь предлагали. Но нет! Командование СФ, руководствуясь соображениями секретности, не допустило иностранные суда для оказания срочной помощи.
Экспертиза доказала - спасти экипаж «Курска» было нельзя по техническим причинам. Подводные аппараты не смогли присосаться к подлодке из-за повреждений в корпусе. И здесь бессильна была самая современная и совершенная техника…
И вряд ли зарубежные специалисты смогли бы работать, как наши спасатели, в круглосуточном режиме, без перерыва. Но кто станет рассеивать этот миф?
Вместо этого в ушах звучит навязчивый лейтмотив - «погибли ни за что». По всей видимости, мы просто забыли о том, что дающий присягу Отечеству офицер скрепляет клятву своей кровью и готов умереть даже в мирное время, защищая государственные интересы. А то получается, как в присказке у пожарных: «Служба-то хороша, а когда пожар, хоть увольняйся!..»  
Финал «Курска» - по-голливудски трогательный и щемящий, завершающийся титром «У моряков «Курска» остался семьдесят один ребенок». Нетрудно предположить, что сынишка Аверина, Михаил, унаследовав отцовские командирские часы, пойдет по стопам отца - ведь это он не подал руки плохому русскому адмиралу (звезда шведского кинематографа Макс фон Сюдов), косвенно виновного в смерти подводников в девятом отсеке.    
Значит, есть надежда на возрождение флота в будущем и вера в непобедимую стойкость духа русского офицера!
Вывод - «Курск» нужно смотреть. Взгляд со стороны всегда интересен, будь он предвзятым или, как в случае с картиной Томаса Винтерберга, балансирующим на грани объективности.
«Для меня очень важно, что фильм посмотрят россияне, особенно в Мурманской области, - признался Люк Бессон. - Всему миру следует поучиться смелости и достоинству у российских моряков и их близких...»

P.S. 26 августа 2000 года командиру подводной лодки «Курск» Геннадию Лячину приказом Президента РФ было присвоено звание Героя России, а все находившиеся на борту были награждены орденом Мужества.

Преступная халатность или столкновение с подлодкой «Мемфис»?  
12 августа 2000 года на атомоходе «Курск» произошли два взрыва.
Согласно плану учений атомоход К-141 должен был между 11.40 и 13.20 произвести условное торпедирование надводного корабля противника. Но вместо того в 11 часов 28 минут 26 секунд раздался взрыв мощностью 1,5 балла по шкале Рихтера. А через 135 секунд - второй, более мощный. «Курск» не вышел на связь...
Командующий Северным флотом Вячеслав Попов приказывает «в 13.50 начать действовать по худшему варианту» и вылетает с атомного крейсера «Петр Великий» в Североморск. Боевую тревогу поднимут лишь в 23.30, признав «исчезновение» стратегического подводного судна Северного флота.  Через сутки, в 16.20, установят технический контакт с «Курском». Спасательная операция начнется в 7.00 14 августа...
До 15 августа руководители операцией продолжали уверять общественность, что связь с экипажем продолжается. А уже 17-го в качестве официальной закрепилась новая версия: большинство моряков «Курска» погибли  после взрыва, оставшиеся прожили несколько часов. Косвенно гипотезу о гибели экипажа еще 12 августа подтверждает записка, оставленная капитаном-лейтенантом Колесниковым: «15.15. Здесь темно писать, но на ощупь попробую. Шансов, похоже, нет: процентов 10-20. Будем надеяться, что хоть кто-нибудь прочитает». Неровный почерк свидетельствует о том, что сил у Колесникова оставалось мало.
Сигналы SOS породили версию о столкновении американской субмарины «Мемфис», следившей за учениями Российского флота, с бесшумным и невидимым «Курском». Именно столкновение, при котором возникли характерные вмятины на борту российского крейсера, сдетонировало взрыв торпеды.
Подлодка «Мемфис» пошла на дно следом за «Курском» и легла в километре-двух от атомохода. Она-то и подавала сигналы бедствия…
В пользу этой версии говорит и факт передачи России администрацией Буша 2 млрд долларов, якобы способных «смягчить горечь утраты». Или загладить ошибку при выполнении американцами сложного маневра? Большая политика безмолвна и холодна, как воды Баренцева моря…



Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
15 минут назад
Он поднимался в воздух на самодельном воздушном судне. ...
23 минуты назад
Водитель не уступил дорогу и попал в больницу.
33 минуты назад
22 июля стартует прием работ на международный фотоконкурс «Р...
55 минут назад
Большинство услуг гражданам и работодателям  предп...

Опрос

Как вы относитесь к бесконтактной оплате проезда в транспорте?


   Ответили: 525