Они сражались за Родину

Общество
Они сражались за Родину

Смоляне. Партизаны и летчики, шоферы и разведчики... Разные люди, разные судьбы... Их связала общая Победа.

Композитор и боец
Петр Николаевич Триодин…. Он запомнился старожилам Смоленска как жизнерадостный и добрый человек. Петр Триодин был одним из смоленских музыкантов – энтузиастов, создавших в первые послереволюционные годы великолепный симфонический оркестр.
Именно в Смоленске П.Н. Триодин написал одну из первых советских опер «Князь Серебряный». Автором либретто «Князя» стал наш, местный врач-акушер С.П. Чернов. Триодин по образованию тоже был врачом и в те годы заведовал «анатомичкой» в только что открывшемся университетском медфаке. Это дало смолянам повод в шутку называть оперу «медицинской», а прославленный острослов и бытописец Москвы Гиляровский напишет шуточное четверостишие:
«Как, скажите мне про это,
К нам «Серебряный» попал?
Акушер писал либретто,
Доктор музыку писал…».
Слушатели благосклонно приняли «Князя Серебряного» - опера выдержала 63 представления в Московском театре С.И. Зимина.
В первые дни войны Триодин, забыв о возрасте (ему шел 55 - й год), потребовал направить его на фронт. На фронте должность армейского врача-эпидемиолога давала Триодину возможность находиться в безопасности. Но он неделями проводил дни и ночи там, где шли бои.
«В три часа ночи я вдвоем с бойцом – проводником пробирался в одну деревню, - пишет Петр Николаевич жене. – Было темно, холодно, вьюга и снег по шею. Напоролись на 10-12 немецких разведчиков, залегли в сугроб и больше часа отстреливались, пока на выстрелы не подошли наши лыжники и не выручили нас. Лично я разрядил более 40 патронов. Убили мы троих фрицев, саамы целы и невредимы…».
Это письмо Триодин написал в 1942 году в районе между Велижем и Демидовым. Он умолчал о том, что в неравной схватке с немецкими разведчиками получил четыре пулевых ранения.

Подвиг академика
Леонид Алексеевич Кулик – выдающийся советский ученый с мировым именем, исследователь феномена Тунгусского метеорита. Его гипотеза о происхождении «небесных камней» легла в основу советской метеоритики.
В 1941 году Леониду Алексеевичу шел 58-й год, и он готовился уйти в очередную экспедицию, а попал в ополченческую дивизию, которая сражалась где-то под Ельней или под Дорогобужем. Вместе со всеми ходил в атаку, рыл окопы. В одном из боев был ранен. Кулика доставили в госпиталь, размещенный в селе Всходы.
«Есть сведения, что в лазарете была создана группа Сопротивления, и немалую роль в ней играл академик Л.А. Кулик, - пишет в 1965 году аспирант Смоленского пединститута Леонид Котов. – Группа держала связь с партизанами. Готовился партизанский налет на Всходы, раненые должны были нанести удар по гитлеровцам с тыла. Планы группы сорвал предатель. Часть раненых расстреляли, остальных отправили в спас-деменский лазарет.
Недавно в одном из архивных дел мне попался акт Чрезвычайной Государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний фашистских захватчиков в г. Спас-Деменске от 7 сентября 1943 года.
В нем есть такие строки:
«…Жертвой фашистских бандитов в Спас-Деменске стал профессор, член президиума Московской Академии наук тов. Л.А. Кулик. В феврале 1942 года он был вывезен из Всходов и работал санитаром в лазарете. Лазарет находился в жутких условиях: медикаменты отсутствовали, перевязки делались редко, больные лежали на голом полу. В этот лазарет фашистские мерзавцы загнали профессора Кулика… Он голодал, спал в бараке на полу у разбитого окна. В лазарете господствовал сыпной тиф. 4 апреля 1943 года светило мировой науки заразился тифом и через 10 дней умер».

Первый таран над морем
Герой Советского Союза, вязьмич Евграф Михайлович Рыжов в июле 1941 года совершил первый в истории Черноморского флота таран над морем.
…Летчик заметил идущий прямо на него вражеский «Хейнкель -111». Рыжов устремился за ним. Обе машины развили предельные скорости, но Евграф Михайлович на своем «МИГ» уверенно сел на хвост «Хейнкелю». Когда расстояние между самолетами составило не более ста метров, уверенно нажал на гашетки. Трассы вонзились в крыло «Хейнкеля», задымился левый мотор.
Рыжов снова поставил свою машину строго в хвост «Хейнкелю» и дал длинную очередь. Полетели куски металла, показались языки пламени. Два пулемета смолкли, но третий еще стрелял. Рыжов набрал высоту и пошел в повторную атаку. И вдруг в кабину истребителя ворвались клубы раскаленного пара – враг пробил трубопроводы, охлаждавшие мотор.
Как быть? Дать фашисту уйти с ценными разведданными? Летчик прибавил обороты мотора, отдававшего свои последние силы, и направил самолет на врага. Машина встрепенулась, как живая, когда лопасти винта ударили по тонкому килю «Хейнкеля». Придя в себя, Рыжов увидел, что его «МИГ» ушел в крутое пике, а изрезанный винтом вражеский ястреб летит в морскую пучину. Евграфу Михайловичу удалось сесть на воду. При жесткой посадке его выбросило из кабины самолета.
Три с половиной часа обессилевший летчик боролся со стихией. Спасение пришло в последнюю минуту – героя обнаружил сторожевой катер.
Уже в первый год на боевом счету Евграфа Рыжова был не только первый успешный таран, но и десять сбитых в боях самолетов врага. За годы Великой Отечественной Евграф Михайлович совершил 300 боевых вылетов и вел жаркие воздушные схватки в небе Севастополя.

Разведчица
Вера Андриянова вместе со школьной подругой Паней Понкратовой добровольно пошла на фронт, вступила в армейскую разведку и в боях за город Юхнов успешно выполняла сверхсекретные задания.
Из боевой характеристики Веры, которая хранилась в Смоленском областном партийном архиве, известно, что в конце февраля 1942 года по заданию разведотдела Западного фронта девушка проникла в тылы группы «Центр», где совершила несколько диверсионных актов. Затем перебралась на территорию партизанского края и в марте выполняла задание штаба партизанского полка имени 24-й годовщины РККА, вела разведку в направлении на Смоленск.
В апреле того же года ходила в разведку в сторону Вязьмы, доставляла исключительно ценные сведения, по рации передавала их на Большую землю. В мае 1942 года Вера ушла с заданием в Смоленск и не вернулась…

Один против десяти «пантер»
Герой Советского Союза Василий Щербаков, участник парада Победы на Красной площади, до войны работал мастером по пошиву дамской обуви в поселке Гусино. Служил в Красной армии танкистом. Воевать Василию пришлось с первых дней войны. Начинал механиком – водителем танка, а закончил войну командиром танкового батальона в звании гвардии майора. Бился под Смоленском, Москвой, на Украине и в Молдавии, освобождал от гитлеровцев Румынию, Венгрию, Чехословакию, Австрию. На боевом счету Василия Самуиловича 14 уничтоженных танков противника, 12 пушек и многой другой вражеской техники и живой силы.
Под венгерским городом Дебреценом он со своим экипажем сдерживал атаку 10 (!) немецких «пантер». В неравной схватке советские танкисты одержали победу. За этот бой В.С. Щербакову было присвоено звание Героя Советского Союза.


Уничтожил 48 фашистов и не сдался
Имя смолянина Михаила Бабикова – яркая страница в летописи пограничной славы. Подвиг пограничника, в 1942 году уничтожившего 48 фашистов и не сдавшегося врагу, высоко оценила Родина. Михаил Бабиков был награжден орденом Ленина. Именем героя названа застава, на которой он служил. Деревня Зюзьки, где он родился и жил, была переименована в деревню Бабиково.

   
Смоленская «ведьма»
Отважная летчица Екатерина Буданова родилась в деревне Коноплянка бывшего Тумановского района. С первых же дней войны Катя сражалась с фашистами в составе истребительного авиаполка.
В одном из полетов Катя обнаружила 12 гитлеровских бомбардировщиков, которые шли бомбить железнодорожную станцию. Летчица смело спикировала на ведущего звена и почти в упор открыла огонь. Самолет врага загорелся и упал на землю. Растерявшиеся фашисты сбросили бомбы в степь. А летчица на своем ястребке, как вихрь, носилась между нерасторопными вражескими машинами, поливая их огнем. И дрогнули враги, убрались восвояси!
260 боевых вылетов сделала Екатерина Буданова, сбив 12 самолетов противника. О подвиге Кати, простой смолянки, восторженно отзывался сам Михаил Калинин!
Она погибла в неравном бою с тремя «мессерами» под Ворошиловградом. Смертельно раненная, Катя посадила самолет у деревни Новокрасновка. Только тогда силы оставили героическую летчицу…
Местные жители вытащили из кабины безжизненное тело девушки, достали из комбинезона удостоверение личности гвардии старшего лейтенанта Екатерины Васильевны Будановой. Ее похоронили в Новокрасновке.

Фронтовой шофер
Иван Бурнацкий, уроженец деревни Стайки Хиславичского района, в 1934 году начинал с полуторки. В июле 1941 года ушел на фронт, но так и не расстался с баранкой. Только была у него уже не полуторка, а трехтонка ЗИС-5, или, как ее называли, «Захар». Полуторка не потянула бы пушку, которую таскал Бурнацкий.
Служил он в 73-м отдельном зенитно-артиллерийском дивизионе на Западном фронте. Участвовал в обороне Москвы, а в августе 1942 года был тяжело ранен в ногу и после госпиталя попал под Бобруйск, где шли тяжелые, кровопролитные бои. В их расчете прямым попаданием был убит заряжающий. Его место занял Бурнацкий. Так случалось потом много раз, так что фронтовому шоферу пришлось освоить все артиллерийские специальности.
В боях за Брест Иван Федотович получил второе ранение. Несколько осколков от разрыва бомбы попали в грудь, и один из них навсегда остался под сердцем шофера. «Вынимать опасно для жизни», - решил хирург.
После войны Бурнацкий вернулся в родные Стайки, трудился в колхозе «Дружба». Конечно же, водителем!

Солдатский орден «За отвагу» давали не зря…
Одним из руководителей и организаторов партизанского движения на территории Кардымовского и Глинковского районов был командир Советской Армии, коммунист Петр Илларионович Чумак. До начала Великой Отечественной он воевал под Халхин – Голом, награжден медалью «За отвагу».
«Я помню своего командира Петра Чумака, - вспоминает бывшая разведчица Л.В. Медведкова, - как волевого, добросовестного, исключительно храброго человека. Погиб он в бою 13 августа 1942 года в лесу между деревнями Смогири и Грушино Ярцевского района, близ железной дороги».
Войну Петр Илларионович начал под Смоленском в 1941 году в составе 16-й армии генерала Лукина. Тяжело раненный, был подобран немцами на поле боя в бессознательном состоянии и брошен в Кардымовский лагерь военнопленных. С помощью подпольщиков ему удалось бежать.
Вскоре Чумак создал небольшую партизанскую группу. В январе 1942 года группа Чумака подорвала и сожгла несколько немецких машин на старой Смоленской дороге, а затем ушла за Днепр к партизанам.
Бывший партизан П.А. Волков описал бой Чумака близ деревни Тюшино, когда отряд народных мстителей столкнулся с крупной группой карателей, направлявшихся в район Лопино жечь деревни: «Вырвавшись вперед на лошади, запряженной в сани, Петр Чумак преследовал удиравших в панике гитлеровцев до деревни Заполье, ведя на ходу интенсивный отстрел из миномета. Делал он это исключительно хладнокровно ловко, несмотря на ранение…».
П.И. Чумак был утвержден заместителем командира 3-го батальона 3 партизанского полка.
В середине июля 1942 года партизаны получили разрешение выйти за линию фронта и вынести знамя дивизии. У станции Присельская их настигли каратели. Более 200 эсэсовцев и отряд полицаев окружили бойцов. Бой длился несколько часов. Партизанам удалось разорвать кольцо и спасти знамя дивизии. В этом бою и погиб Петр Чумак. Где могила героя, неизвестно и поныне.

По грибы за… «языком»
Герой Советского Союза разведчик Владимир Федоров – уроженец Смоленска. Почти все операции Федорова в глубоком тылу противника были связаны с защитой Ленинграда.
Захваты «языков», установка минных полей в море и на побережье, обнаружение караванов неприятельских судов и наведение на них авиации, точное выявление вражеских аэродромов, откуда самолеты шли на конвоирование своих судов, - все эти боевые задачи выполнял матрос Владимир Федоров.
…Июль 1943 года. Дело было в лесу, расположенном в нескольких десятках километров от осажденного Ленинграда. Федоров, как обычно, наводил бомбардировщики на цель – его рация работала бесперебойно. Здесь-то разведчик и взял «языка», который… собирал грибы. Гитлеровцы не решались ходить в лесу в одиночку, а тут такая удача! Владимир знал, что рядом находится вооруженный до зубов взвод врагов. Действовать нужно было с ювелирной точностью.
Когда унтер-офицер, облюбовав очередной гриб, нагнулся, то увидел направленные на него пистолеты. Это были наши разведчики, Владимир Федоров и Григорий Логвин. Логвин загнал кляп в рот гитлеровцу, нагрузил на его резиновый мешок с рацией и пополз в чащу. Федоров, угрожая пистолетом, приказал унтеру следовать за ним.
Так были добыты ценные сведения.

Отважный сокол
Иван Григорьевич Воробьев, уроженец села Гончарово, что под Кардымовом...
Люди старшего поколения часто встречали это имя в газетах военных лет. Иван Воробьев принадлежит к блистательной плеяде советских летчиков - Героев Советского Союза. От скромного младшего лейтенанта он стремительно взлетел до майора, заместителя командира эскадрильи. Воробьев воевал на легендарных «ИЛ» - штурмовиках, сеявших смерть на передовой и в тылу врага.
Уже к августу 1944 года, незадолго до присвоения Воробьеву звания Героя, на его счету было 37 уничтоженных фашистских танков, 130 автомашин, около 60 орудий. Девять вражеских самолетов отважный сокол уничтожил на земле, два самолета сбил в воздушных боях.
Свою краснозвездную машину Иван Григорьевич поднимал в небо над Волгоградом, над селами и городами Северного Кавказа, Крыма и Прибалтики. К концу войны грудь героя украшала Золотая звезда, орден Ленина, три ордена Боевого Красного Знамени, орден Отечественной войны I степени, орден Красной звезды и медали.

Тайна советского летчика
В июне 1942 года близ оккупированной фашистами деревни Лужки Семлевского, ныне Вяземского района, упал подбитый советский истребитель. Летчик остался в живых. Спросил у местных, как пробраться к партизанам в брянские леса и отдал женщинам парашют. Убедившись, что в деревне нет фашистов, он забрался на чердак крайней хаты и переоделся в гражданское. А наутро встретил свою смерть.
В деревню нагрянули гитлеровцы. Медлить было нельзя, летчик укрылся в кустах и пошел в сторону речушки Карейка, противоположный берег которой заминировали немцы. Предупредить его об этом было некому…
Раздался оглушительный взрыв. К месту трагедии сбежались фашисты и сельские жители. Летчик лежал без сознания. Ему оторвало ногу. Немцы поверили лужковцам, которым удалось убедить врагов, что это наш, местный. Бойца на руках отнесли к врачу. Попавшая в оккупацию врач-москвичка Магдалина Григорьевна Морозова перевязала рану. Когда к летчику возвращалось сознание, он твердил: «Живым я не сдамся… В лес, к партизанам…».
К утру он скончался.
Колхозницы похоронили неизвестного героя у дома Арины Яковлевны Филипповой. Документов при нем не оказалось. Кто он, так и осталось тайной.
Только в 1965 году лужковцы узнали, кто подорвался на мине летом 1942 года. На чердаке полуразвалившейся избушки Демьяновых нашли документы, спрятанные под стропила. Партбилет старшего лейтенанта Александра Гавриловича Козовкова, 1914 г.р., уроженца города Тихорецк, что в Краснодарском крае, и его фото, снятое за несколько дней до рокового вылета…

«Я защищал Брестскую крепость…»
Смолянин, уроженец Сафоновского района Александр Васильевич Жигунов – участник обороны Брестской крепости.
«21 июня я и мои товарищи Федор Исаев и Василий Андрюшин вернулись в часть из увольнения, - вспоминает Александр Васильевич. - Было примерно 11 часов вечера. Легли спать. Сквозь сон мне почудился шум. Внезапно страшный взрыв потряс стены казармы, в окнах сверкнула молния.
- Ну и гроза! – сказал я. – Нет, дружище, это война, - ответил Федор.
В это же мгновение рядом разорвался артиллерийский снаряд, с потолка посыпалась штукатурка. Оделись уже на ходу и бросились на первый этаж. Получили указание от лейтенанта взять у бойцов роты ПВО рабочее обмундирование и кинулись на склад боеприпасов. Смотрю, лежит убитый часовой – первый убитый, которого я увидел в своей жизни. Сжалось сердце, переполнилось злостью и болью.
Фашисты продолжили бомбежку. Комиссар Фомин приказал занять новый рубеж обороны. Пробираясь на второй этаж, зацепился за телефонный провод. «Откуда он здесь и куда ведет?» Огляделся. И вдруг заметил наверху немецкого солдата с телефонным аппаратом. Видимо, он корректировал огонь артиллерии. Я выстрелил из карабина. Это был первый убитый мной гитлеровец...
…Два дня мы вовсе не думали о еде. Никто не покидал боевого поста. А потом начали испытывать голод. Нам повезло: в подвале обнаружили ящик сала и лед. Лед особенно пригодился, потому что в крепости не было воды».
Жигунова вместе с другими бойцами, раненными и истощенными, взяли в плен. У одного нашли пистолет. Расстреляли на месте. Затем вывели из строя комиссара Фомина, дали в руки лопату, велели рыть себе могилу.
Остальных построили в колонну и повели в лагерь для военнопленных в Бялу - Подляску. А дальше были смерть товарищей, голод, немыслимые унижения и нечеловеческие муки. Лагерь военнопленных близ Дрездена. Фабрика лакокрасок, изнурительный труд по 12 часов в сутки и ночи без сна, когда поступал срочный заказ.
Защитник Брестской крепости Александр Жигунов встретил Советскую Армию с оружием в руках. Когда началось наступление наших войск, пленных перебросили вглубь Германии. На станции Хемнец нашим бойцам удалось обезоружить конвоиров…
Жигунов участвовал в штурме Берлина, освобождал Прагу. В 1957 году А.В. Жигунову вручили орден Красной Звезды – за мужество, проявленное на бастионах Брестской крепости.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 22:37
Об инциденте рассказала Лариса Должикова на своей страничке ...
вчера, 22:30
О поиске Виктора Станиславовича Леоника сообщает ПСО "Сальва...
вчера, 20:44
Такое фото появилось в группе "Черный список" в Вконтакте.
вчера, 20:30
Представитель Следственного комитета Белоруссии Юлия Гончаро...

Опрос

Где вы собираетесь отдыхать летом?


   Ответили: 279