Здесь жизнь свое возьмет...

Общество
Здесь жизнь свое возьмет...

В этом году весна в краю неупокоенных душ выдалась теплой и солнечной. К началу апреля из ивняковых дебрей заросших полей снег сполз в местные овраги и скопился талыми озерцами в просевших контурах безымянных братских могил. Сейчас тут тишина. Мертвая, гнетущая... Старожилы изрядно опустевших улиц говорят, что здесь, на окраине Пречистого, уже 76 лет даже весной не поют птицы. Только два раза в год, на 9 Мая и 22 июня, в День памяти и скорби, над территорией бывшего концлагеря стелется к земле поминальный звон одинокого колокола...

Людей закапывали в землю живьем
В концлагере, организованном фашистами в первые дни оккупации в селе Пречистое Духовщинского района, было четко налажено массовое уничтожение военнопленных и гражданского населения. Точное количество погибших уже не узнает никто. Людей убивали десятками, сотнями, тысячами... Закапывали тела рядом с внешним периметром, состоявшим из нескольких рядов колючей проволоки.
Волей случая почти у самых ворот этого ада оказался дом заведующего местным пошивочным цехом Захара Штеймана. Собственно оккупация Пречистого и началась с того, что фашисты установили на въезде в бывший райцентр виселицу и казнили этого уже пожилого человека одним из первых.
Те страшные события хорошо помнила его дочь - Софья Захаровна Штейман (по мужу - Шапкина). Когда погиб ее отец, девушка воевала в местном партизанском отряде и сама видела, как однажды лагерная охрана вывезла за ворота тела заключенных и побросала их в ров. То ли палачи халатно отнеслись к своей работе, то ли так и было задумано, но людей закапывали в землю живьем. И ее слова о том, что во рву рядом с их опустевшим домом земля после того случая три дня стонала и ходила ходуном, - страшная правда.
Сразу после освобождения Духовщинского района концлагерное «поле смерти» распахали и засеяли. И только через много лет после войны кто-то поставил пирамидку со звездой на небольшом бугорке, примерно там, где находились въездные ворота в ад. А в 90-х годах пирамидка исчезла, и только дыра в земле указывала на место, где она стояла. Говорят, видели ее люди в каком-то пункте приема черных металлов. А вот на вопрос, кто были те нелюди, у кого поднялась рука на такое кощунство, так никто и не ответил...
Вместе с бывшим директором канувшего в Лету местного совхоза «Верешковичский» Алексеем Русаковым по заплывшей тальником колее пробираемся к территории концлагеря. В дебрях кустов нашли тот холмик, на котором стоял обелиск. Сегодня здесь ничего не напоминает о былой трагедии, и это самое страшное. Ведь забыть - значит предать.
- Я как увидел, что обелиска нет, так прямо в душе все перевернулось. Связался со своим хорошим товарищем, полковником запаса Николаем Николаевичем Шманьковым. Он наш, из деревни Боярщина, которая тоже входила в мой совхоз. В ней мы с ним поставили первый памятник погибшим землякам. А для узников концлагеря нашли спонсоров, разработали проект, сделали и установили памятник. Пойдем покажу, - зовет Алексей Константинович.
И действительно, в 150 метрах от дороги на Озерный стоит небольшой мемориальный комплекс с табличкой, камнем, на котором укреплена доска, кратко повествующая о том, что здесь было в 1941 - 1943 годах, и колокол на перекладине. Люди все сделали сами, ни у кого не спрашивая позволения. Такая она, непокорная и настоящая народная память.

В Борки, к Ивану!
А он уже ждал нас, томил в русской печи чугунок с тушеной картошкой да на дорогу поглядывал. Опасался, что не проедем, ведь пару дней назад сам тут месил грязь на мотоцикле, чтобы добраться в Пречистое за хлебом. Но, слава богу, в тот день подморозило, так что машина прошла почти до калитки. А вот и сам хозяин, Иван Новиков, встречает у колодца-журавля. Справно обустроился, основательно, на заборе - оцинкованные ведра, а во дворе - самодельный памятник, на котором увековечены имена борковцев-фронтовиков. Небольшой обелиск венчают несколько устремившихся к небу журавлей.
- Сначала хотел заказать памятник, но мне такую цену заломили... Решил сделать сам. Вот что получилось, - рассказывает Иван.
А получилось хорошо! И беседка рядом с обелиском вмещает в себя всех бывших селян, которые каждый год собираются здесь, чтобы отметить День Победы.
Сам Иван Васильевич родом из этих мест. Избу строил вместе с отцом, Василием Борисовичем. Время тогда было трудное, с материалами - не такое изобилие, как сейчас, поэтому взяли все самое годное от старого дома. Теперь от него осталась память - два камня-валуна, на которые опирались окладные венцы. Хозяин оставил их на месте родового гнезда.
В доме у Новикова все подеревенски просто. Из необычного - редкая круглая печь-голландка с дверцами еще советской отливки, да чудом отлично сохранившаяся фронтовая гимнастерка с погонами старшины. В ней вернулся с войны дядя хозяина, Иван Никитьевич Антоненков. Теперь семейная реликвия висит в горнице на самом почетном месте.
- Особое отношение к войне у меня от Ивана Никитьевича. Помню, приходит он к нам рано утром и командует: «Ваня, подъем! Пошли по грибы!» Берем ведра и идем, лес-то рядом. Он почти никогда не рассказывал про войну, закрытая была тема. Если уж надоем ему своими вопросами, тогда чуть-чуть, в двух словах. А так, как другие, в застолье или с трибуны - нет. Рано умер, тяжелые ранения в гроб свели... Мы с женой стараемся, как можем, память сохранить и о родственниках, и об односельчанах. Это важно, ведь здесь шли жесточайшие бои, свершалось великое противостояние наших и гитлеровских армий. Военная история наших мест богатая, километрах в полутора отсюда есть болотце Ланина лужа. За нимй еще сохранился холмик - могила молодого летчика. Его самолет упал почти на Борки. Помню, пацанами на то место бегали, а мужики разбирали то, что осталось, на металлолом. Конница Льва Доватора через наши места проходила. В прошлом году сосед в лесу нашел передок от телеги или тачанки тех времен, - говорит Иван Васильевич, неспешно опуская в чугун половник за изрядной порцией добавки тушеной картошки.
Отобедав настоящим деревенским кушаньем, выходим во двор. А тут еще одна реликвия. На стене пристройки висят старая фронтовая шинель и залатанная через край полевая сумка.
- В этой шинели Петр Кузьмич Куницын вернулся с фронта. Жил он через дорогу от нас, сейчас на том месте ничего не осталось. Были у него ордена Отечественной войны, Красной Звезды, гвардейский значок, 10 медалей... Сначала он служил в НКВД, но туберкулез, принесенный с войны, не дал ему долго прожить. - Иван Васильевич бережно берет полевую сумку, поправляет на гвоздике шинель... - Нынче снова соберемся все вместе, почитаем военные стихи, споем фронтовые песни, помянем земляков... Здесь, у меня во дворе, вот в этой беседке. Не обязательно это будет на 9 Мая, потому что работаю я посменно в Смоленске. Там зарабатываю «на хлеб насущный», а полноценно живу только здесь. Вот картошку сажаем, грядки... Охотиться перестал, теперь в железном ящике для ружья берегу от мышей хлеб и консервы. Зато ко мне на огород зайцы и тетерева без опаски приходят кормиться. Наблюдаю за ними прямо из окна.
Иван Васильевич провожает нас до колодца-журавля и возвращается к себе, а наш путь лежит дальше, в усадьбу единственных в этих местах садоводов, цветоводов и виноградарей супругов Шукисов.

Обрусели и не пожалели
«Ты совсем не латыш», - беззлобно бурчит на мужа Надежда Алексеевна, заметив какой-то непорядок во дворе. А Павел Николаевич, не спеша, приводит свое хозяйство в весеннюю боеготовность. Зима оставила после себя талую сырость, переполненную водой сажалку, в которой плавают оглумевшие от подледного замора караси. И так всегда, каждую весну, на протяжении многих лет после того, как из-за распада СССР Павлу Николаевичу и Надежде Алексеевне Шукисам пришлось спешно уехать из Латвии.
Сейчас в разгаре обработка яблонь. Да и в теплице уже начинают зеленеть привитые с прошлого года саженцы.
- У нас большой сад. Мы как уехали из Латвии, когда там начались гонения на русских, так решили обосноваться здесь, в Пречистом. Тут нам помогли с жильем, выделили земельный участок под хозяйство. В Латвии очень развито цветоводство, вот и сюда мы привезли много цветов. Саженцы отчасти тоже оттуда, но многие купили уже здесь. За годы, что живем в Пречистом, вырастили большой сад, я на дички яблони прививаю культурные сорта. Очень много прививок приживаются. Сама по большей части занимаюсь плодовым садом и виноградником, а муж - растит цветы. Живность тоже есть - корова-кормилица. С нее и живем, на молоко спрос не падает никогда. К тому же делаем домашние творог и сметану, - говорит Надежда Алексеевна.
- Зима бед наделала, - вступает в разговор Павел Николаевич. - Снегом теплицу поломало, придется пару листов поликарбоната заменить. Но это не беда, я их уже заказал. Клубнику в закрытом грунте выращиваем, ведрами собираем, а по соседству у нас - виноградник. Есть сладкие сорта и «Изабелла», которую используем для домашнего вина.
Надежда Алексеевна тем временем порывшись в своих запасах, выделила мне горсть семян настоящих латвийских бобов. Сваренные прямо в стручках в подсоленной воде, в Прибалтике они считаются деликатесной закуской к пиву. А еще хозяйка поделилась семенами настоящего чилийского перца.
- Смотри, осторожно, это настоящая атомная бомба! - напутствует меня Павел Николаевич. - Он у нас на подоконнике растет. Урожай постоянно собираем. Еще каждый год много винограда. Приезжайте к осени, когда созреет. Если лето хорошее, то по вкусу наш ничуть не хуже крымского. Так что жить тут вполне можно. Земли много, хочешь - саженцы выращивай, клубнику, ягоды, виноградник... В деревне прокормиться не проблема, если у человека руки рабочие. Да и подзаработать, хотя бы в сезон, можно. Рядом поселок Озерный, там жильцы пятиэтажек за свежими овощами, фруктами, молоком идут на рынок. Кто хочет работать и нормально жить - не пропадет.
В доме у Шукисов уже готовится к посадке семенная картошка, окна заставлены рассадой помидоров, перцев, цветов. В умелых руках хозяев все растет как на дрожжах. В прошлом году гибрид сливы и абрикоса снова не обделил урожаем, все плоды, на радость курам, хозяева так и не смогли собрать и переработать.
...Обратный путь всегда кажется короче. То ли весна свое дело сделала, то ли солнечная погода сгладила мрачные краски повседневности, но в этот день даже старинная Духовщина выглядела принаряженной. И почему-то поверилось, что настанет время, когда и в этих местах, как и после войны, жизнь снова возьмет свое.


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 22:37
Об инциденте рассказала Лариса Должикова на своей страничке ...
вчера, 22:30
О поиске Виктора Станиславовича Леоника сообщает ПСО "Сальва...
вчера, 20:44
Такое фото появилось в группе "Черный список" в Вконтакте.
вчера, 20:30
Представитель Следственного комитета Белоруссии Юлия Гончаро...

Опрос

Где вы собираетесь отдыхать летом?


   Ответили: 279