«Солдат войны не выбирает». Как спустя 30 лет изменились взгляды сапера-кинолога, служившего в Афганистане

Общество
«Солдат войны не выбирает». Как спустя 30 лет изменились взгляды сапера-кинолога, служившего в Афганистане

Кровавые бои на чужой земле, тяжелое ранение, инвалидность и настоятельная рекомендация не носить полученный орден...

Несмотря на это, смолянин Александр ОСИПЕНКОВ не жалеет о сделанном выборе и на вопрос, если бы вы могли вернуться в те годы, пересмотрели бы решение ехать в Афганистан, отрицательно качает головой.

Война для него была долгом, святой обязанностью, а еще проверкой себя на прочность. «Она не терпит масок, обнажает душу и заставляет ценить каждый прожитый день, хоть и лишает порою сна», - говорит наш собеседник в преддверии особого для него праздника окончания той десятилетней кампании, который отмечается 15 февраля.

«Можно ли было решить конфликт бескровно? Нужно… Но историю не перепишешь, в лучшем случае из нее можно извлечь уроки…»

«Всё было не зря!»

- Александр Иванович, каковы ваши мысли накануне 30-летия вывода советских войск из Афганистана? Что вы чаще всего вспоминаете? Говорят, что по прошествии лет война еще долго снится…

- Действительно, порою те годы я снова и снова переживаю во сне, либо, наоборот, меня мучает бессонница. Особенно после просмотра военных фильмов или тематических телепередач. Но я стараюсь думать не о боях, а о благодарных людях, которые, как видно из СМИ, до сих пор вспоминают нас добрым словом. Прокручиваю в памяти тот момент, как местные жители забрасывали броню цветами, настолько они были рады дошедшей к ним колонне с продовольствием. Поэтому всё было не зря! Хотя с высоты прожитых лет понимаешь: нам надо было помогать им экономически, а не ввязываться в войну и втягивать в нее других.

Про «деликатесы» и боевиков в парандже

- Когда и как вы оказались на войне? Что было самым страшным?

- Мне тогда было 24 года, я недавно окончил Тимирязевскую академию и получил специальность «зооинженер». По распределению отправился работать в совхоз в Духовщинском районе. Но не прошло и трех месяцев, как нас, пятерых друзей-выпускников, призвали на полтора года в армию. Вместе с Толиком Тарановым, Володей Горелым, братьями Алексеем и Александром Зубриковыми мы попали в Подмосковье, в Центральную школу военного собаководства.

Знали, что нас будут готовить к службе в Афганистане. Учились разведке и разминированию. Помню, перед самым отправлением у меня была возможность отказаться. Но я решил твердо: поеду! Главное - друзья рядом, вместе мы все выдержим! Сначала прилетели в Ташкент, потом переправились в Кабул, где вдруг узнали, что нас распределяют в разные части. Расстроились – не то слово! Но тут оказалось, что у Толика была припрятана с собой бутылка с «огненной водой».

Благодаря ей мы уговорили капитана оставить нас вместе. И снова сели в самолет… На сей раз он летел в Кандагар.

- Каким было первое впечатление от этого города? Общались с мирными жителями?

- Мы приехали туда в марте. В России еще лежал снег, а в Кандагаре стояла жара под 50 градусов. Жили в палатках. Помню, захотелось другу молочного супа: развели банку сгущенки с водой, добавили макарон, и вот - «деликатес» готов (смеется). Отъелись мы в «зеленке» Кандагара винограда, гранатов, дынь, арбузов. Что касается людей, то больше всего удивляло, что за маской мирных жителей довольно часто прятались боевики. Не чурались даже того, чтобы надевать паранджу. Зачастую их выдавали только натертые плечи, на которых можно было разглядеть следы от ремня винтовки.

- Какие задачи вы выполняли?

- Мы всегда шли во главе колонны в поиске засад и мин. Первая операция у нас была уже через две недели после прилета. Прихо дилось ориентироваться только на собственную чуйку (вот – песок странно лежит, вот - почему-то увидели провода в стороне), ведь наши овчарки на такой жаре совершенно не могли работать, не чувствовали запахи. Втянулись они только где-то через полгода.

Помню, как пытались выйти из положения, взяв к себе местного щенка, учили его искать мины. Получалось не очень, но он старался (улыбается).

Про оберег и осколки в позвоночнике

- У вас был талисман?

- Перед отправкой в Афганистан мама дала мне крестик. Я всегда носил его в кармане. На шею в то время их мало кто вешал - религия была не в почете. Так, замполит однажды увидел на одном из моих сослуживцев этот символ веры, схватил его за веревочку и провел перед всем строем с криком «Смотрите, наш солдат верит в такую ерунду». А парень тот, кстати, прошел всю войну без единой царапины. Кстати, местные жители там тоже были очень набожны. Вот и я верил, что крестик меня защищает, помогает… Но однажды я его забыл…

- И ваша колонна попала в засаду… У вас было ранение?

- В тот день мы поднялись по тревоге, нужно было сопровождать колонну с продовольствием, а мой оберег остался на базе. Когда я это понял, стало очень неуютно, страшно. Мы доставили продукты, а когда шли обратно, на выходе в Кандагарскую долину, попали в засаду. Начался обстрел. Пятерых, в том числе меня, ранило. Моя собака Тайга прикрыла меня и погибла. Пуля попала в бедро: через печень мне «срубило» позвоночник, тут же отказала нога. Первое, что я сделал тогда: спрятал в карман гранату. Зачем? Плену я предпочел бы смерть... Но меня вытащил и спас командир взвода. С места боя нас на вертолетах увезли в санчасть. Маршрут обратно был прежним: Кабул - Ташкент. Потом попал в Минск, где меня детально обследовали. Выяснилось, что в канале спинного мозга находятся четыре осколка. Когда их вытащили, пошел на поправку.

- В вашем взводе было много потерь?

- Конечно, ведь работа сапера очень опасная. Были и раненые, и погибшие. Плюс многих косили болезни: желтуха, малярия…

«Я бы хотел снова увидеть Афганистан»

- Вы награждены орденом Красной Звезды. Что для вас это значит?

- Меня просили его не носить (горько усмехается). Ведь, с одной стороны, мы воевали, а с другой - нет…

- Что помогает понять война?

- Она срывает «маски», которые люди любят на себя надевать, и раскрывает их настоящие качества. Кроме того, учит ценить дружбу.

- Поддерживаете ли связь с сослуживцами? Как сложилась ваша жизнь после войны?

- Конечно. Ребята остались служить, а я выбрал мирную дорогу. Мне дали второю группу инвалидности. Устроиться на работу было сложно. Тогда мы занялись организацией ветеранского движения на Смоленщине и начали передавать свой боевой опыт молодежи, проводили уроки мужества, соревнования, открыли памятник в честь воинов-интернационалистов.

- А не хотели бы вы съездить в Афганистан туристом?

- Да, меня посещают такие мысли. Надеюсь, когда-нибудь это получится.

- Скоро мы будем отмечать День защитника Отечества. Многие молодые люди сейчас боятся идти в армию, пытаются этого избежать всеми способами. Что бы вы им сказали?

- В таких случаях я всегда говорю, что армия формирует мужчин, учит умению постоять за себя, своих близких и свой народ, развивает такие качества, как смелость, решительность, преданность. Это момент взросления в жизни каждого молодого человека, и пройти его нужно обязательно.

ФАКТЫ

В городах области - Гагарине, Велиже, Рославле, Красном, Рудне, Ярцеве, Вязьме, Сафонове, Десногорске - созданы комитеты ветеранов Афганистана. В 1991 году в Смоленске открыли памятник погибшим в Афганистане. При областном Союзе ветеранов Афганистана действует ансамбль «Трассера», руководит им Сергей Шикин. Все его участники - ветераны-афганцы.


Автор: Ольга Градова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
2 минуты назад
Мужчину не смутили ни крики персонала, ни работающие видеока...
32 минуты назад
46 минут назад
Его подозревают в покушении на мошенничество.
сегодня, 16:09
Ежегодная благотворительная акция «Дари радость на Пасху» - ...

Опрос

Вы когда-нибудь становились жертвой мошенников?


   Ответили: 275