Сенатор Сергей Леонов. 100 дней «после приказа»

Общество
Сенатор Сергей Леонов. 100 дней «после приказа»

Впервые гостем пресс-клуба «Рабочего пути» стал член Совета Федерации от Смоленской области, координатор регионального отделения ЛДПР Сергей ЛЕОНОВ. В интервью журналистам он рассказал о борьбе за пенсии, помощь молодым ученым, правильное местное самоуправление и многом другом.

- Сергей Дмитриевич, вы стали сенатором более трех месяцев назад. А это значит, что уже можно подвести первые итоги. Насколько успешно вам удалось влиться в работу Совета Федерации?

- Пока не могу сказать, что я теперь на все 100 процентов там «свой парень» и что уже полностью понял все инструменты, которые можно задействовать для выполнения тех или иных целей. Но период адаптации подходит к концу, начинается настоящая работа, которая, надеюсь, приведет к хорошим результатам. Я участвовал на девяти заседаниях Совета Федерации. Они проходят дважды в месяц по средам, за день до них – заседания комитетов. Правда, все комитеты почему-то начинаются одновременно. И это довольно неудобно, потому что я хотел бы задать вопросы разным министрам и представителям правительства, федеральных служб и структур.

- Какие, например?

- На одном из комитетов обсуждалась тема пенсий. У всех пенсионеров они индексировались, как и положено, с 1 января. А на военных пенсионерах в этом году, видимо, решили сэкономить, увеличив им выплаты на процент инфляции только с 1 октября. Получается, за 9 месяцев правительство не доплатит им порядка 10 млрд рублей. В масштабах государства деньги небольшие, но военные пенсионеры обиделись. Я задал этот неудобный вопрос представителю Министерства финансов РФ. Понятно, что такие, довольно скользкие, темы поднимать не стоит. Но я из ЛДПР, поэтому могу себе позволить задавать самые острые вопросы, чтобы решить их в пользу простых людей.

- А на Совете Федерации уже выступали?

- В начале каждого заседания есть так называемая получасовая «разминка», когда любой сенатор может за 3 минуты «пропиарить» свой регион или высказаться о проблеме, актуальной для отдельной области или страны в целом. Я поднял тему сельских пенсионеров - бухгалтеров и экономистов. Они не попали в список тех, кому положена 25%-ная надбавка к фиксированной выплате. Ее дают пенсионерам, которые 30 лет проработали на селе и продолжают там жить. Эти 1000-1500 рублей – достаточно большие деньги, если пенсия составляет 9-10 тысяч. Накануне своего выступления я встречался с председателем профсоюза работников АПК Натальей Агаповой, изложил проблему, она меня поддержала. Но на самом заседании в присутствии министров труда, сельского хозяйства и других сенаторов профсоюзные лидеры почему-то изменили свою позицию. Мол, бухгалтеры не работали в животноводстве, коров не доили, за рулем комбайна не сидели. Мои доводы, что работа с документами занимала у них часа по три в день, а все остальное время было посвящено сенокосу и дойке коров, до них «не дошли». В итоге подписали список профессий для повышения пенсий в сельской местности, но бухгалтеров и экономистов в него не внесли.

- Но вы за них будете еще бороться?

- Конечно. И уже с нетерпением жду, когда в Совет Федерации придет министр труда и социальной защиты РФ Максим Топилин.

Про смоленское лобби

- Вы сказали, что некоторые сенаторы «пиарят» свои регионы. Какие сильные стороны нашей области вы бы отметили?

- Недавно был запрос от интернет-газеты Лента.ру, ваши коллеги просили ответить, как я отношусь к канатным дорогам. В итоге мне удалось прорекламировать Смоленск как лучшее место для их строительства: замечательный зеленый город, семь холмов, много прекрасных памятников архитектуры. Словом, приходите, инвесторы. Или проходит где-то кинофестиваль, я тут же с удовольствием рассказываю о нашем «Золотом Фениксе». Говорят о спортивных мероприятиях? Информирую, что у нас в 2020 году пройдет чемпионат мира по спортивному ориентированию среди студентов - чуть ли не самое главное событие в мире, касающееся этого неолимпийского вида спорта. Но иногда важнее не пиариться, а акцентировать внимание на проблемах региона.

- Большинство людей понимают работу сенаторов и депутатов Госдумы, как продвижение региональных интересов в обеих палатах парламента. Как вы считаете, вашим коллегам удается добиться успехов в этом направлении?

- Депутат Ярослав Нилов, который курирует Смоленский регион, например, инициировал «Дни Смоленской области в Государственной Думе». Губернатор Алексей Островский идею поддержал. Ожидается, что выставка, на которой будут представлены достижения региона за последние годы, в том числе в сфере поддержки производственных предприятий, создания благоприятного инвестиционного климата и туризма, состоится уже в начале апреля.

Про НП «Смоленское Поозерье», или Почему волка ноги кормят

- Кстати, о туризме. Это правда, что к вам за помощью обращалось руководство НП «Смоленское Поозерье»?

- А я очень люблю Поозерье, сам езжу туда на рыбалку, привожу детей смотреть зубров. Как-то раз позвонил директору нацпарка Александру Кочергину. Спрашиваю: «Как вы там?» В ответ: «Планов много, на 40 миллионов - от строительства вольеров до выкупа старой гостиницы и переоборудования ее под визит-центр. Но ничего не можем сделать – нет финансирования». Тогда я попросил его направить на мое имя обращение, в котором все это подробно расписать. А потом мне, как обычно, пришла эсэмэска о том, где и когда состоится встреча нашего лидера Владимира Жириновского с министром природных ресурсов Дмитрием Кобылкиным (у нас часто практикуется такой формат, когда в кабинет к Владимиру Вольфовичу приходят главы министерств, и все могут задавать им вопросы). Я рассказал Дмитрию Николаевичу о финансовых проблемах нашей «смоленской Швейцарии» и попытался аргументированно доказать, почему нужно помогать именно нашему региону. Потом передал министру все предложения дирекции парка. Он пообещал обратить внимание на Смоленскую область в период распределения федеральных средств. Посмотрим, что в итоге получится. Я прекрасно понимаю, что если из моих 100 инициатив пройдет 1-2 - это уже будет большой успех. И если даже НП «Смоленское Поозерье» выделят не 40 миллионов, а, к примеру, два, это тоже не плохо. Согласны?

Поэтому надо стучаться во все двери. Некоторые руководители сидят, молчат, вроде как люди и на своем месте, а толку - ноль. А есть другие - везде бегают, просят по 10-15 тысяч. Пообивают пороги кабинетов, смотришь, окна поменяли, уют навели. Волка ноги кормят.

Про ЖКХ и ветеранов

- Какие еще инициативы вы вносите?

- С первой мы с Ярославом Ниловым выступили как соавторы. Речь идет о бесплатном социальном обслуживании ветеранов Великой Отечественной войны, когда соцработник приходит на дом, колет дрова, носит воду, покупает продукты. В Смоленской области такая система социальной помощи уже давно работает, но большинство регионов пока так и не взяли на себя такие обязательства. Мы предложили внести этот пункт в закон о социальной защите населения и сделать его обязательным для всей страны.

На второй законопроект меня подтолкнули члены Смоленской ассоциации председателей советов многоквартирных домов, которые видят множество законодательных прорех в сфере ЖКХ. Попросил их подготовить мне предложения. Они посидели, подумали, набросали десятка три инициатив. Для начала выбрали самое простое. Например, в Жилищном кодексе есть положение, обязывающее управляющие компании отчитываться перед жильцами каждого многоквартирного дома о проделанной за год работе. Причем делать они это должны в системе ГИС ЖКХ.

Мы решили, что нужно внести поправку, чтобы эту информацию вывешивали и на информационных досках в подъездах домов. Эту инициативу поддержали и другие сенаторы и депутаты Госдумы. Один минус - неизвестно, когда этот законопроект рассмотрят в Госдуме. Бывает, они там и по 8 лет томятся.

- Какие еще предложения в сфере ЖКХ планируете вносить?

- По поводу капремонта. Когда строят многосекционный дом, то подъезды сдают поэтапно. А «возраст» дома считают с момента ввода в эксплуатацию первой секции. Получается, что люди, которые заселятся, например, в третью секцию, иногда и через два-три года, должны уже практически сразу начинать платить за капремонт. В итоге их лишают положенной трехлетней отсрочки. Вроде бы все по закону, но люди справедливо негодуют.

Про «половинку кабинета» и методы работы

- Расскажите о вашем «сенаторском быте». Как устроились на Большой Дмитровке в Москве?

- Я делю кабинет с сенатором от Северной Осетии Арсеном Фадзаевым. На 10 кв. м едва умещаются наши столы, там можно только вещи оставить да чаю попить. Но в Совете Федерации есть правило: кому в главном здании досталась лишь «половинка кабинета», тому в 24-этажном доме-книжке на Новом Арбате положен полноценный кабинет. Это считается менее престижным, но я не расстраиваюсь, ведь ни там, ни там я долго не сижу. Я не кабинетный работник.

- К вам можно прийти на прием в Москве?

- Можно, правда, застать меня на одном месте в столице сложно из-за заседаний в Совете Федерации, Госдуме, на комитетах, «круглых столах», в рабочих группах и т. д. Проще встретиться со мной в Смоленске или области, где я провожу четыре дня в неделю – с четверга по воскресенье. Договориться о встрече можно через региональное отделение ЛДПР. Когда я был депутатом Смоленской областной Думы, в год ко мне поступало по 350-400 обращений. И это не считая ежедневных 2-3 сообщений в соцсетях. Одни люди жаловались на помойки, другие просили помочь с субсидией или решить еще какую-нибудь насущную проблему. Стараюсь никого не оставить без внимания и, конечно же, посодействовать в решении сложной жизненной ситуации, в которую попал человек.

- Кстати, насколько оперативно реагируют на ваши обращения местные органы власти?

- За 3 года в районном Совете и 5 лет в областной Думе меня узнали руководители многих служб, управлений и департаментов. Им уже тогда было легче сделать то, что я просил в интересах обратившихся ко мне людей, чем ждать каких-то неприятных последствий. Иногда беру измором. Просто каждая неубранная помойка может повлечь за собой обращение в прокуратуру, штрафы и т. д. Словом, находим общий язык.

Про 35 патентов и планы на зоопарк

- В ходе интервью 5 лет назад вы сожалели, что из-за политики пришлось забросить свою научную деятельность. Сейчас мысли о возвращении к ней не посещают?

- Как показывает практика, нужно заниматься чем-то одним, потому что приходится думать о своем деле каждый день - с утра до вечера. А когда распыляешься, ничего путного в итоге не получается. Я засыпаю с мыслями о планах, звонках, решениях разных проблем, с ними же и встаю. В науке еще сложнее - ею надо жить. У меня были периоды полного погружения в исследовательскую работу, причем такие, что я даже некоторые слова начал забывать. В голове - только расчеты, формулы, эксперименты. Ничего больше не интересовало. Сейчас у меня каждый день - сотни звонков, встреч, мероприятий. Сосредоточиться на чем-то другом просто не получится.

- У вас 35 патентов на изобретения в области медицины. Какое из них вы считаете самым важным?

- Мы разработали аппарат, который позволяет в режиме реального времени диагностировать состояние тканей по многим параметрам. В итоге, когда делают УЗИ-исследование и берут биопсию, врач уже может понять: кончик иглы находится в здоровой ткани или нет. Это не открытие в прямом смысле слова, скорее – использование того, что уже было известно. Попробую объяснить. Все в школе проходили, что такое электрическое сопротивление. У алюминия и меди оно разное, у здоровых и больных тканей - тоже. И благодаря этому явлению у нас появилась целая серия изобретений. Например, способ диагностики гепатита или некроза кишечника.

Экспериментировал я и в фармакологии. Есть такой метод хемилюминесценция – свечение тел, вызванное химическим воздействием. Ведь любая клетка нашего организма - как светлячок. А прибор хемилюминометр позволяет пользоваться этой перспективной методикой. Правда, пока ее широко никто не применяет. Мы брали кровь пациента, разливали ее по капле в 30 пробирок, помещали в аппарат, добавляли разные лекарства одного типа и смотрели, где клетки лучше на него реагируют и дольше живут.

В итоге определяли самый подходящий препарат для излечения конкретного человека. Так, например, можно подбирать антиоксиданты. Но, к сожалению, эту методику не используют.

- Может быть, Фонд содействия инновациям при Правительстве РФ, региональным представителем которого вы являетесь, изменит ситуацию хотя бы в науке?

- Сейчас увеличено финансирование этого фонда, миллиарды рублей направляют на поддержку молодых ученых, на запуск инновационных предприятий и налаживание их работы. В прошлом году мы провели уже шестой отборочный этап поддержки научно-технических проектов молодых ученых «Умник». Губернатор Алексей Владимирович Островский ежегодно награждает победителей сертификатами по полмиллиона рублей каждый. Всего такие гранты получили порядка 30 ребят. Некоторые из них действительно открыли свои инновационные предприятия.

- Мечтаете построить под Смоленском «силиконовую долину»?

- Нет, нам скорее требуется некоторое подспорье для развития науки. Кстати, у меня был хороший проект, но его не поддержали. Хотел в нашем недостроенном детском эколого-биологическом центре создать центр для мотивированных и одаренных детей. Такое место напрасно простаивает! Там прекрасный ветеринарный корпус, где ребята могли бы заниматься биологией, кормить и выращивать животных. Смоленскую станцию юннатов туда бы взяли и перевели. А в главном корпусе можно разместить кружок робототехники, авиа- и судомоделирования, тем более озеро рядом - есть где заниматься судомодельным спортом, устраивать соревнования. Гаражи можно было бы отдать под картинг, чтобы дети занимались. Это же Киселевка, там молодежи очень много.

Про клубы соседей и правильное местное самоуправление

- В апреле состоятся дополнительные выборы депутатов в сельские поселения. Вы ведь и этот вопрос курируете?

- Да, но работа идет сложно. Как руководитель регионального отделения партии, я планирую найти порядка 400 кандидатов. Звоню действующим депутатам - они не хотят снова идти на выборы. Потому что за свою работу они не получают ничего, кроме негатива. Проблем много, люди требуют то дорогу отремонтировать, то еще с чем-нибудь помочь. А они не могут - финансирования нет. Новые люди тоже отказываются участвовать, насмотревшись, как мучились предшественники. Местное самоуправление - это хорошо, только если оно инициативное. Например, когда люди сами решают построить, например, детскую площадку. Собираются на сход всей деревней и решают, кто и чем может помочь: один доски принесет, другой - банку краски, третий может смастерить качели. Так общими усилими и сделают своих детей счастливыми. А если кто-то потом попробует эти качели сломать, тут же какая-нибудь баба Маня прибежит и устроит взбучку. Одним словом, все будет под контролем.

- А есть в области примеры поселений, где, благодаря правильному местному самоуправлению, все хорошо?

- Например, в Городищенском сельском поселении Хиславичского района. Это на границе с Белоруссией, там даже мобильной связи толком нет. Местные жители собрали деньги, сбросились, кто сколько может, закупили малька карпа, запустили в озеро, развели хорошую рыбу. А на берегу установили стенд со списком, кто сколько денег сдал. И просьбу приписали: «Дорогие рыбаки, если вы выловили карпа весом менее 600 г, отпустите его обратно». Приезжие рыбачить в этом озере могут, но, видя столь бережное отношение людей к своей родной деревне, гадостей делать они уж точно не станут.

Летом в Городище, население которого человек 300, проходит слет земляков. На большом поле устанавливают сцену, на которую поднимаются лучшие художественные коллективы. А рядом - батуты для детей, торговые палатки, неподалеку готовят шашлыки. И все, кто с этой деревней хоть как-то связан, приезжают на машинах. Ежегодно праздник посещают более тысячи человек. А какие Дни села проходят в этом районе! Каждое сельское поселение в разные дни (это обязательно, чтобы можно было ездить друг к другу в гости) устраивает отдельное торжество. Причем все это делается с размахом. Получается настоящее рейтинговое состязание. Соревнуются, у кого лучше сцена оформлена, кто больше людей, к примеру, бесплатной ухой накормит или вкуснейшими пирогами с маринованными огурчиками. Нигде больше такого не видел!

- В Смоленске что-то похожее есть?

- В Пригорском бабушки попросили сделать им палисадник. Договорились с управляющей компанией, купили материалы, а коммунальщики все установили. Затем вместе выкрасили палисадник в сине-желтые цвета. Теперь там каждая пожилая женщина за своей клумбой ухаживает, старается самые красивые цветы посадить.

Или вот у известного смоленского общественника Дениса Никитаса появилось хорошее предложение - организовать в многоквартирных домах клубы соседей. Сделать это совсем не сложно. Для этого нужно найти помещение, поставить там диванчики, полки для обмена книгами, сделать детскую комнату и выделить небольшой отсек для слесарных дел. Чтобы глава семьи мог прийти и отремонтировать, к примеру, табуретку. Но главное, чтобы люди побольше общались, а то большинство из нас зачастую даже не знает, как выглядят соседи, не говоря уже о том, как они живут.


Автор: Юлия Шенгур


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
12 минут назад
Об этом руководить МБУ «Зеленстрой» Виктория Майстренко расс...
29 минут назад
Так она прятала опасную «синтетику», предназначенную «для со...
48 минут назад
По предварительной версии возгорание произошло из-за неостор...
сегодня, 10:24
В течение нескольких часов транспорт не сможет проехать по у...

Опрос

Устраивает ли вас количество отпускных дней в году?


   Ответили: 92