Памяти Сергея Морозикова. Наш БРИГАДИР

Общество
Памяти Сергея Морозикова. Наш БРИГАДИР

Сережа Морозиков…
Снова – шок. Боль. Безжалостный удар электрическим током. Страшно, когда уходят твои сверстники. Уходят навсегда. Безвременно, бессмысленно.  И  ты больше никогда не услышишь их голос, не ощутишь их присутствия...
НИКОГДА.

Страшное слово! Страшнее и беспощаднее слова нет. Я его ненавижу. Оно, это «никогда», отменяет все. Но и оно не способно выхолостить, свести на нет память о человеке, лишив тебя светлых и радостных воспоминаний о нем. ЖИВЫХ, человеческих воспоминаний.

Я буду говорить, а значит, писать, как умею. От себя. «От других» - пусть говорят другие. У нас, каждого из смоленских журналистов, был свой Ивашин. Свой Раичев. А теперь, увы! - и Морозиков…

…Впервые нос к носу с Серегой я столкнулась на ул. Октябрьской революции. Полупрозрачная от голода – дефолт, глубоко зашедший к финалу 1998 год, работы нет – молодежка «Смена» приказала долго жить, - я плелась с очередной рукописью в «Рабочий путь». Плелась, впрочем, не теряя оптимизма – примут статью (а куда им деваться, недурно пишу), куплю на рынке кило просроченных сосисок и десяток битых яиц. Так было, не спорьте!

Сослепу, задумавшись видать, вписываюсь в чью-то широкую грудь. Поднимаю глаза – вихор густых вьющихся волос, веселые глаза, и их смешинку не скрыть бликам очков. А главное – пылающие яблоки щек… Здоровущий двухметровый гренадер.

Пищу мышиное «извините», и несусь дальше. Еще не знаю, что мы увидимся снова, причем очень скоро. В марте 1999 года меня берут на работу в «РП». По иронии судьбы, вернее, с легкой руки Анны Лапиковой, опекавшей меня, оказываюсь в одном кабинете Дома Советов, в котором когда-то жил «Рабочий путь», с Сережей Морозиковым. Сидим там вчетвером. С Анной, само собой, и Татьяной Черновой. Сережа и я – молодежь. Сами в шоке, что разбавили собой густую кровь партийного издания №1. Моложе нас среди журналистов и вправду нет никого…

Пока нет.

Я в «РП» на правах салаги. Серега - он куда круче. Учетная запись в трудовой книжке – «1 декабря 1993 года». Исподтишка наблюдаю за ним. Уверенный в себе. Слишком спокойный. Обстоятельный. Корректный и вдумчивый. Все с приставкой «слишком»!

Высокий. Обаятельный. Румяный. Казалось, так и пышет здоровьем. Характер и впрямь нордический. Вопрос: что его может вывести из себя? Ответ: ни – че - го! Так нам казалось тогда, в ушедшее в небытие начало «нулевых».

Я в то время болталась, как одна противная штука в проруби, а у Морозикова были совсем другие задачи. «Ходки» в горсовет и прочий «паркет». Все очень серьезно, по - «думски» и «мэрско». И только порой – отдушина: неформатная информушка в новостийную рубрику Анны Лапиковой.

Меня поражала его способность не растрачиваться по мелочам, не рвать сердце в лоскуты…

Я ошибалась. Все мы ошибались. Поздно.

Неудивительно, что молодняк «РП» немедленно сколотился жизнерадостную команду. Что нас объединяло? Мы работали, как одержимые…

И веселились так, как будто в стране или отдельно взятой области на полном серьезе объявили пир во время чумы. Безденежная юность. Безудержная энергия. Счастье. Любовь. Тот, кто знает, о чем я, меня поймет.

А мы в 00-х, игнорируя «вызовы» нового бесчеловечного века, работали командой и помогали друг другу, как могли, пока нас потихоньку не разделило по прутику разумное в своей беспощадности ВРЕМЯ… Пожалуй, на моей памяти, а я старожил «РП» (нигде больше не сгодилась), - это был самый дивный период работы в издании… И это не только мое мнение.

Пока мы не разбежались, как нашкодившие коты, в разные стороны, вспомню - ка я, каким дивным выпускающим ежедневки «РП» был Сергей Морозиков. Серега родился редактором. Действовал четко, оперативно. Заголовки производил на свет без усилий – «моментально в море». Наш «бригадир»! Отстаивал, защищал коллег. Умело отсеивал неадекватные звонки, столь же виртуозно расправлялся с посетителями – носителями сверхценных идей…

Порой ему доставалось в КАБИНЕТЕ. Ох! Возвращался пунцовый, с взъерошенными усами. Яростно негодующий. Он умел отстаивать свою точку зрения.

А знаешь, Сережа, мне запомнился один эпизод. Помнишь, на «майские» мы замостырили шашлычок подле энергоинститута. Только расположились, довели мясо до «точки сборки», а тут – дождь, как из ведра! Манатки в «палатку», и на автобусную остановку. Морозиков, понятное дело, нагрузился пакетами и вещмешками по полной. Остался здоровенный кухонный нож, ну он и хватанул его в зубы. Грузимся в маршрутку, Здоровенный Серега с кинжалом в зубах и тепленькая компания заваливает в салон…

Ох, и натерпелся страху водитель!

Пишу и плачу. А не хотела. Я – не сентиментальный человек. Просто судьба так распорядилась, чтобы я стала… Хароном, провожающим в последний путь своих друзей. Добрых и хороших, светлых людей. Заботилась о том, чтобы - ПОМНИЛИ. Тогда, когда их переправят через Забвения Стикс.

Прощай, Сережа! И – прости. Мы помним…

Справка «РП»

Сергей Иванович Морозиков родился 27 мая 1971 года. В 1994 году закончил СГПИ им. Карла Маркса. С 1993 по 2004 год работал в редакции «Рабочего пути». В последние годы – помощник депутата Смоленского горсовета Юрия Михайлова. Был одним из организаторов городских футбольных турниров среди дворовых команд Смоленска.

 

 


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
сегодня, 16:31
В канун Дня защитника Отечества в Сквере Памяти героев состо...
сегодня, 17:50
Жительница Гагаринского района сообщила в полицию о конфликт...
сегодня, 17:00
Общественники провели рейд и увидели переполненные мусорные ...

Опрос

Что мешает ведению частного бизнеса?


   Ответили: 203