Самоизоляция Европы. Как выживают наши бывшие соотечественники за рубежом

Новости
Самоизоляция Европы. Как выживают наши бывшие соотечественники за рубежом

Вопрос, конечно, интересный. И актуальный. Действительно, как? Что думают наши бывшие соотечественники (среди них есть и смоляне), что чувствуют, чего опасаются? Относятся к пандемии коронавируса как к неизбежному злу, философски, стоически или с долей скепсиса?
Обозреватель «Рабочего пути» «прочесал» социальную сеть Facebook и выяснил, чем дышат его «фейсбучные» друзья в Европе.

Леон Агулянский, Ришон - ле-Цион (Израиль)
«Пандемия - экзамен, который нам предстоит выдержать»

9 марта.

«Я чувствую себя дезертиром, у которого за спиной не оказалось заградительного отряда, - заявил в эфире телеканала ITON TV врач-уролог, писатель, драматург, член СП России и Союза писателей Израиля, член Гильдии драматургов России и Гильдии драматургов США, член жюри Международного театрального фестиваля «Смоленский ковчег» Леон Агулянский. - Мне пришлось из-за карантина (вернулся из Германии) отменить прием 270 запланированных пациентов, которые ждали своей очереди, и отложить 30 операций. В то время, как я находился фактически под домашним арестом, возникла проблема с прооперированными пациентами. Эту проблему пришлось решать главврачу и одному из специалистов клиники, что было крайне не просто в силу ряда причин.

Мы сейчас проходим зачет в рамках подготовки к большому экзамену, пытаясь понять, эффективны ли меры самоизоляции во время эпидемии, нужно ли закрывать границы... Все эти комплексные мероприятия находятся в стадии изучения и статистической обработки, но пока конкретного ответа нет ни на один вопрос. Однако уже сейчас очевидно, что политика самоизоляции и карантина себя оправдывает.

Когда начнется жара, прямые солнечные лучи и радиация облегчат задачу. Эти факторы поставят вирус на место, однако мы не должны забывать, что уже в следующую осень и весну может появиться мутировавший вирус, от которого будет умирать не каждый 30-й, а каждый второй. Или же, если обстоятельства сложатся не в пользу человечества, каждый из нас.

В такой ситуации глупо продолжать угрожать друг другу ядерным оружием, оказывать политическое давление. Пандемия - это и есть экзамен, который нам предстоит выдержать.
Стремительное распространение коронавируса показало, что система здравоохранения даже в развитых странах не готова к борьбе с эпидемиями. Вирусы мутируют и не поддаются потенциальному лечению. Необходимо срочно изменить приоритеты медицинских исследований и направить дополнительное финансирование на разработку вакцины против новых страшных вирусов, с которыми столкнется человечество в самое ближайшее время».

Тали Авиталь, Тель-Авив (Израиль)
«Инфицированных нет даже среди знакомых моих знакомых. Где же они прячутся?!»

23 марта.

«Каждый супермаркет сходит с ума по-своему. Побывала сегодня сразу в трех. В «Кофикс» меня не впустили и сказали ждать на улице, пока не выйдут уже вошедшие покупатели (оказывается, они теперь впускают строго по три человека и только в масках и резиновых перчатках).

В «Мега» в очереди на кассу на меня зашикала кассирша за то, что я стою слишком близко от предыдущей тетеньки. Оказывается, теперь надо соблюдать расстояние в несколько метров.

Но самый крутой прикол был в «Виктории». Как только я туда зашла, охранник тут же измерил мне температуру и лишь после получения результата разрешил двигаться дальше.
Я ему говорю: «Знаешь, я вообще-то кашляю последнее время. У тебя стетоскопа случайно нет? Может, ты мне легкие прослушаешь?!»

Кстати, очень удобно. Теперь и к врачу ходить не нужно. Температуру меряют прямо в супермаркетах, не отходя, так сказать, от кассы. Или, точнее, то даже и не доходя до нее...».

28 марта.

«Прошедшие сутки провела в больнице Бейлинсон (Петах-Тиква). У мамы была проблема, и пришлось срочно ее госпитализировать.

Диагноз, слава богу, не подтвердился. Но что меня поразило, так это то, что больница совсем пустая.

В миюне (приемное отделение) было от силы человек шесть - семь. В самой терапии, понятное дело, побольше, но в маминой палате соседняя кровать пустовала, и, к моей огромной радости, мама была там одна. Ни ночью, ни утром к ней никого не подселили.
И после этого мне по телевизору будут рассказывать о небывалом росте заболевших людей, толпами мчащихся в больницы с высокой температурой и кашлем?

Или это только в Бейлинсон чисто случайно так сложилось, что, несмотря на надвигающуюся пандемию, врачи и медсестры скучают за своими столиками и лениво попивают кофе?»
  
30 марта.

«В период вспышек вируса нужно быть начеку и соблюдать хотя бы элементарные меры предосторожности. Да разве я против?

Но!

Вспышки гриппа случаются почти каждый год. И смертность от них ничуть не меньше. Однако никто по этому поводу не паникует и не ставит на уши весь мир. Так почему именно в этом году такая истерия из-за очередного вируса? Вам не кажется это подозрительным, как минимум странным?

Кстати, Израиль - крохотная страна.

И уж здесь, если верить цифрам статистики, то хоть у кого-то уж точно должны были оказаться заболевшими знакомые. Тем не менее, сколько я ни спрашивала, таких знакомых не оказалось практически ни у кого. В крохотной, повторяю, стране. А по статистике, их число неуклонно растет. Где же они прячутся?!»

Юлия Эггер, Вена (Австрия)
«Время ограничительных мер - время открытий»

25 марта.
«Занятно наблюдать, кто как реагирует на происходящее. Я люблю все раскладывать по полочкам.

Семья в Австрии.
Все сидят по своим вымытым и вычищенным домикам. В магазин ходят редко. На повестке дня - уборка территории. Отзваниваются-отписываются каждый день.

Соотечественники по миру.
Маски, ибупрофен, вопрос «сидеть - не сидеть» уже давно не обсуждают. Главные темы: «А как у вас?»; «Ты нам напишешь что-нибудь?» и «Ужас в Италии, Путин - молодец/не молодец».

Соотечественники здесь.
Сидят дома, обсуждают домашний офис, отсутствие балкона, адские объемы домашних заданий, что готовить и чем занять малышню, что самим почитать.
У старшего поколения настроение боевое. Ждут мая.

Продавцы.
Хозяин палатки на рынке грустит. Торгует сам. Говорит, что с такой выручки нечем платить продавцам; жалуется, что нет поставки, а что есть - страшно подорожало. Распродает скоропортящиеся продукты почти даром.

Люди на улице.
Кто - в масках; кто - без; кто - в масках, очках и перчатках. Дистанцию держат. Асоциалы бегают за пивом, пьют прямо у магазина, кучками по трое и возвращаются за добавкой. Нет солнечных девушек с длинными голыми ногами. Зато полно замотанных по уши в шарфы. И дело не в + 8 по Цельсию».

28 марта.
«Время ограничительных мер - время открытий. Открываю себя и для себя дальше.
1. Без машины не просто плохо, а очень плохо. До сих пор я жила без нее и ни разу не хотела ее иметь, потому что в Вене общественный транспорт дешевле и комфортнее.
2. Я умею чинить велосипед. Раньше напрягла бы кого-нибудь или починила бы за деньги.
3. Готовка - это отличное приключение и отдых. Раньше это казалось пустой тратой времени.
4. Еда должна быть полезной, вкусной и красивой. Раньше - только вкусной.
5. По телевизору столько всего интересного! Раньше - пылесборник.
6. Место, где я живу, эмоционально самое лучшее, потому что здесь нет депрессивной тишины. Раньше - все рядом, необходимое - круглосуточно (в Австрии это почти невозможно), больше и не нужно ничего.
7. Все надо делать заранее. Раньше - успеть к дедлайну.
8. Не читать ничего, кроме первоисточника. Раньше: изложение сокращает временные затраты, его достаточно для понимания.
9. Горький шоколад - лучшее лакомство. Раньше - что-нибудь сладенькое, что глазу приятно».
  
31 марта.
«Со среды в супермаркет - только в маске. Сегодня канцлер и министр здравоохранения объяснили, что простые защитные средства (хирургические маски) защищают только на «вылет». И это хорошо - не будет народ чихать и кашлять в воздух и на упаковки с продуктами. А теперь еще надо учиться эти маски надевать и снимать,
чтобы хуже не было.

А министр внутренних дел (он у нас классный) был сегодня в ударе: почти орал в микрофон. Аж страшно стало. Его явно расстроило, что какие-то особо одаренные праздновали толпой чей-то 40-летний юбилей, да еще в гараже. Для австрийцев поясню: в России празднование 40-летия - дурная примета».

3 апреля.
«В десяти письмах, приходящих сегодня от австрийцев, подписи «Bleiben sie gesund» (оставайтесь здоровыми/будьте здоровы).
И все равно это звучит куда искреннее, чем дежурное «с дружеским приветом».


Андрей Бавченков, Дрезден (Германия)
«Коронавирусу поставят памятник - как фактору, сближающему человечество...»

26 марта.
«Мы пытаемся понять, как изменится наше общество после эпидемии.
Вот, на мой взгляд, одно из лежащих на поверхности изменений:
«Мы проводили наши эпидемиологические расследования, как полицейские, - рассказал эпидемиолог Ки Мо Ран, который консультирует правительство по борьбе с коронавирусом. - Позже мы пересмотрели законы и обозначили приоритет безопасности общества над конфиденциальности личной жизни». Forbes.

27 марта.
«Выйдя из-за пандемии из зоны комфорта, немцы оказались на комфортной зоне...»

29 марта.
«Коронавирусу поставят памятник. Не сейчас. Как фактору, сближающему человечество. Лет через 20 - 30».

30 марта.
«Прелесть карантина: каждый день воскресенье».

Борис Тух, Таллин (Эстония)
«Антироссийской риторики стало меньше»

3 апреля.
«У нас, как и повсюду в Европе, карантин, - отвечает в Facebook обозревателю «Рабочего пути» постоянный член жюри театрального фестиваля «Смоленский ковчег», журналист и драматург, член Международной ассоциации театральных критиков ФИПРЕССИ и Королевского Шекспировского общества Борис Тух. - Детские площадки и стадионы оцеплены полицейской лентой, люди работают удаленно (если могут); рестораны и кафе торгуют только на вынос, в торговых центрах открыты только продуктовые магазины.
Полы размечены, чтобы люди в очереди становились на расстоянии двух метров друг от друга. Крах охватил отели и туристический бизнес.

К сожалению, всегда находятся прохвосты, готовые нажиться на несчастье. Это - авиакомпании Air Baltic (Латвия) и Nordica. За доставку застрявших за границей людей дерут примерно в два-три раза дороже, чем обычно. Правительство действует достаточно оперативно. Антироссийской риторики стало меньше - Россия прислала нам средства защиты на огромном полувоенном транспорте «Ил-76», в том числе 1,5 миллиона масок, 20 тысяч респираторов. Аппаратов ИВЛ в Эстонии сейчас боле 500.

Больных пока выявлено 960. Причем 365 - с маленького острова Сааремаа. 12 из них умерли, но из них 11 - люди от 73 до 88 лет. Так что не очень ясно, от коронавируса они умерли или по какой-то другой причине.

Тестов на коронавирус проведено около 20 тысяч, зараженность - 5 процентов.

На этом фоне не раз отличилась наша, с позволения сказать, президент страны Керсти Кальюлайд. Никаких креативных действий она не совершила, зато призвала по понедельникам светить лампочками в окно, как бы показывая, что кризис нам не страшен.
Вторая, свежайшая, ее глупость заключается вот в чем.

По Первому Балтийскому каналу (дочернему от российского Первого) у нас до середины марта шла передача «Новости Таллина», где 90 процентов информации - о коронавирусе.
У государства есть русскоязычный канал ЭТВ+, аудитория которого составляет примерно 1,5 процента русского населения. «Новости Таллина» смотрят около 50 процентов горожан.
Так наш президент выступила с заявлением, осуждающим Таллин за это начинание.

Мэр Таллина Михаил Кылверт ответил ей корректно, но не без издевки: «Прежде всего, хочется поблагодарить уважаемую госпожу президента за то, что в трудное для страны время она готова делиться своими мыслями, помогать нам полезными, если не сказать, яркими, идеями.

Напомню, что с момента введения ЧП эстонскую общественность остро волновал вопрос недостаточной информированности русскоговорящего населения страны. К таллинским властям неоднократно обращались эстонские журналисты, руководство полиции, представители различных государственных структур с вопросом, почему русскоязычное население недостаточно информировано.

Проблема состоит не в том, что русские чего-то не знают, не понимают или понимают неправильно. Любая информация усваивается лучше и принимается быстрее, если она поступает из разных источников. И желание людей получать информацию на родном языке - это норма, а не попытка противостояния или демонстрация протеста.

И тем более не отказ от необходимости учить эстонский язык.

Вирус распространяется не по национальному или языковому признаку, и совсем неразумно предположить, что недостаточная информированность одной части общества никоим образом не отразится на другой».

Фото: яндекс.ру

Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
2 минуты назад
26 октября сотрудники регионального управления Роспотребнадзора...
40 минут назад
Добиться этого жительнице Духовщины удалось с помощью прокуратуры....
сегодня, 19:35
О том, что Михаил Яхонтов, его жена и малолетний сын убиты, ...
сегодня, 19:03
Сегодня состоялось заседание Совета ректоров, посвященное ан...

Опрос

Как, по вашему мнению, можно разбогатеть?


   Ответили: 386