Смолянка стала жертвой "Синей Бороды"

Криминал
Смолянка стала жертвой "Синей Бороды"

…О том, что в деревенском доме от пыток медленно умирает женщина, знал лишь один человек. Ее соседка. Она попыталась спасти жертву домашней тирании, но было уже поздно...

Срочный вызов
9 ноября 2018 года.
Смоленская область, Гагаринский район.
Диспетчер скорой медицинской помощи приняла срочный вызов. Звонил мужчина. По голосу чувствовалось - очень волнуется: «Приезжайте скорей! Жена свалилась с высокой температурой, за 39 скакнуло! Даже с постели подняться не может. Боюсь, как бы сердце не отказало!..»
Пациентке 48 лет. Уже не молода. Всякое может случиться…
Однако фельдшера Гагаринской ЦРБ в деревне ждал неприятный сюрприз.
Карета скорой помощи притормозила у высоченного двухметрового забора. Заборище добротный, что творится во дворе - не видать. Галина Ивановна нерешительно постучалась в глухую калитку, попыталась окликнуть хозяев - ответа нет! Только псы тявкают!
На помощь пришел водитель. Посигналил раз, другой - лязгнуло железо. В проеме калитки возник грузный мужчина: «Что надо?
Я никого не звал! Ну-ка, валите отсюда по-хорошему…»
От хмурого мужика резко пахнуло перегаром.
Фельдшер опешила. В дом зайти страшно, но ведь и за пациентку боязно. Нельзя человека в беспомощном состоянии оставлять! Галина Ивановна вызвала на подмогу сотрудников полиции.
Дождавшись правоохранителей, медик вместе с ними наконец-то вошла в дом. «Не бедные люди тут живут, коттедж построен недавно. В комнатах чистота, как в операционной. Как-то все это нехарактерно для нищей смоленской глубинки», - отметила про себя наблюдательная Галина Ивановна.
Переступила порог спальни и охнула. На постели, вытянувшись в струнку, лежала иссохшая женщина средних лет с отечным желтым лицом. Фельдшера поразил один нюанс: глаза пациентки скрывали темные очки.
«Почему в очках? В комнате и так полутьма», - нахмурилась фельдшерица и повернулась к мужу страдалицы, подпиравшему стену. Невозмутимый ответ верзилы парировал вопрос: «Глаза болят от высокой температуры».
Женщина так и не смогла приподняться с постели. Чтобы ее перевернуть на живот, понадобилась помощь. Она была настолько слаба, что практически не могла говорить. Прошептала, что не ела уже несколько дней: «Аппетита совсем нет. Очень болит голова, меня все время тошнит…»
Никакой температуры у нее не было. Градусник показывал 35,2. Полный упадок сил.
Стетоскоп скользил по впалой груди, покрытой липкой испариной. Галина Ивановна поняла: тут дело не чисто! На ребрах просматривались готовые «зацвести» гематомы.
«Таисия Иннокентьевна, пожалуйста, снимите очки!» - потребовала доктор. Пациентка покорно выполнила просьбу-приказ. Так и есть! Под глазами желтели старые кровоподтеки.
«Вас бьет муж», - констатировала очевидный факт Галина Ивановна и попросила полицейских вывести благоверного из комнаты.
«Что вы, Климушка хороший, он заботится обо мне», - лепетала несчастная.
«Скажите правду», - настаивал медицинский работник. Бедная Таисия Кобылкина сдалась. Она призналась, что несколько дней назад муж очень сильно ее избил, и теперь она не встает.
От госпитализации женщина наотрез отказалась: «Дома мне будет лучше. Если состояние ухудшится, я сразу же позвоню…»
Писать заявление в полицию и снимать побои она не стала. Никто и не настаивал. Дела семейные…
…Галина Ивановна покидала неприветливый, будто бы нежилой дом в растрепанных чувствах. Ее не оставляло предчувствие большой беды.
Проходя мимо кухни, бросила прощальный взгляд на хозяина особняка: он сидел за столом и, как ни в чем не бывало, продолжал методично накачиваться водкой. «Что смотришь? В своем доме я буду вести себя как хочу. Осмотрела жену, выписала лекарства - уходи».
Фельдшерицу передернуло от отвращения.
Нехорошее предчувствие ее не обмануло. Таисия Кобылкина не перезвонила.
Через несколько дней она ляжет на прозекторский стол.

За высоким забором
О том, что за высоким забором льются горькие женские слезы, в деревне не знал никто. Семейная пара общительностью не отличалась. Кобылкины переехали в деревенскую глушь меньше года назад. Климу досталось от родителей два земельных участка, и пара, не откладывая дело в долгий ящик, быстро построила здесь новый дом. Старую хибару новоселы сносить не стали, перетащили в неотапливаемый сарай ненужный хлам.
Как только стройка завершилась, Таисия… исчезла. За ворота особняка не выходила, в райцентр за покупками не ездила. Бабы посудачили про странности соседки и ее мужа-бирюка да вскоре и думать про то забыли. Хотят люди жить затворниками - пускай живут!
Единственный человек, с кем общалась Тая, была Шура Пустова, что жила напротив. Вот только дружбу с Кобылкиной было водить нелегко. Таисия почему-то не спешила звать в гости подругу. Как-то раз Шурка в шутку заметила: «Зима скоро! Что ж мы с тобой так и будем на завалинке новостями обмениваться? Когда на новоселье пригласишь?»
Таисия побледнела и отвела взгляд: «Понимаешь, мне нужно спросить разрешение…» «У кого?» - недоумевала Шура. - «У мужа. Он не позволяет водить в дом посторонних».
Бойкая Шура в подробности не вдавалась. Больно надо!
«Ты не понимаешь, - прошелестела Тая. - О визите нужно предупредить заранее, желательно за три-четыре дня, иначе Клим рассердится».
Вскоре Шура поняла, что может вызвать недовольство сурового Клима. Таисия наливала чай и, потянувшись за печеньем, случайно обнажила руку до локтя. Гостья раскрыла глаза пошире - все предплечье Кобылкиной было в мелких желто-зеленых пятнышках. Шкура леопарда, не иначе!
«Кто тебя так?..» - «Муж. Никто не знает, что он меня бьет. Потому и требует, чтобы я говорила, когда гостей ждать...»
Подруга потеряла дар речи: выходит, Клим выжидает, когда сойдут синяки?!
Догадка Пустовой была верной.

Нравы «Синей бороды»
Клим и вправду был очень грубым, деспотичным человеком. Настоящий тиран! Таисия подчинялась ему беспрекословно. За обеденным столом прислуживала супругу, по мере надобности меняла тарелки с яствами.
Нередко случалось, что Клима не устраивала перемена блюд, и тогда он сметал тарелку со стола. Тая, закусив губу, терпеливо собирала в совок осколки и остатки пищи.
Когда супруга домашнего тирана убеждалась, что он насытился, плелась на кухню. Сидела в уголке тихо, как мышка. Доедала объедки с мужнина стола.
Клим Таисии по хозяйству не помогал. Не считал нужным. Вся забота о домашнем скоте и птице лежала на хрупких плечах этой забитой женщины.
«Как ты можешь так жить? - возмущалась Шура. - «Я привыкла, - отвела в сторону взгляд Тая. -
А разве бывает иначе?».
Пустова не нашлась, что сказать подруге в ответ.

Агония
11 ноября 2018 года.
«Шур, Тайка приболела! - раздраженно гундосил в трубку Клим. - Можешь нам помочь по хозяйству? Нужно коз подоить, обед приготовить. Я заплачу».
Пустова пообещала зайти, но от денег отказалась: «Помогу по-соседски».
Переделав кучу дел, Шурочка взмолилась: «Клим, разреши Таю проведать!»
«Только в моем присутствии», - рявкнул мужик.
Женщина зашла в комнату подруги и всплеснула руками: Таисия мумией лежала на кровати. А под глазами - свежие синяки.
«Пьянчуга твоя подруга, - угрюмо произнес Клим. - Отучаю бабу от дурной привычки как могу. Выбиваю дурь кулаком. Устал с ней бороться, в наркологичку впору сдавать».
Шура знала, что Тая на дух не переносит спиртного. Но - смолчала.
Больше к больной ее Клим не пускал.
Пустова неделю хлопотала у Кобылкиных по хозяйству.
В доме стояла гнетущая тишина.
И все же 17 ноября Шурочке удалось улучить момент и проскользнуть в тайную комнату «Синей бороды». От нее не укрылось - Таисия совсем плоха. В углу стояло пустое ведро для больших и малых нужд, на столике - пыльный стакан.
«Шура, дай воды… Пить…»
Пустова кинулась на кухню выполнять просьбу, тут ее и схватил за руку Клим. «Я же просил не заходить к ней! Слов не понимаешь?» - заорал бирюк.
Напуганная до смерти женщина побежала к себе домой. Только успокоившись, она осознала: Таисия хотела ей что-то сказать, но не успела.

Дождь из слез
Наутро Шура снова постучалась в дом Кобылкиных. Она твердо решила отправить подругу в больницу. Ее ожидали неприятности.
Таисия… испарилась.
Клим возился с псами в вольере.
Только и сказал: «Не ищи ее. В старый дом Тайка ушла. У нее голова разболелась, не хотела нарушить мой сон».
«Ты врешь! - расхрабрилась Шура. - Она с постели самостоятельно встать не может! Не могла Тая туда добраться! Если не отведешь меня к ней, вызову полицию».
Клим сдался.
…Старый дом был больше похож на сарай, чем на жилое помещение. Ни света, ни тепла. Таисия, прикрытая телогрейкой, свисала с тахты. Она была еще жива, но дышала хрипло, с надрывом.
«Посмотрела? А теперь на выход», - крикнул Клим.
«Я вызываю «скорую» и полицию», - решительно сказала Шура.
«Кого хочешь зови! - рычал Клим, выталкивая Пустову за порог. - Это семейные проблемы, а не твои! Сунешься - мало не покажется! Я сам вызову врача, если понадобится!..»
…Шурочка несколько раз подходила к телефону, но так и не набрала нужные номера. Она и вправду не знала, как быть.
Поздно вечером позвонил Клим: «Она хрипит… Розовая пена изо рта пошла». - «Ты звонил в больницу?!»
На другом конце трубки повисло молчание.
…Шура топталась у калитки дома за высоким забором. Тишину нарушала собачья возня - Климова псарня грызлась за кость. Женщина озябла и ушла к себе. Не успела переступить порог - звонок!
«Тая умерла. Это конец…»
Пустова набрала 02.
Выдержка из судебно-медицинской экспертизы:
«На теле потерпевшей зафиксированы множественные кровоподтеки. На правой половине лица и на левой ушной раковине - ссадины
Кровоизлияние между твердой и мягкой мозговыми оболочками в левой теменно-височно-затылочной области, кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки в левой височной и правой теменной областях, а также кровоподтечность кожно-мышечного лоскута головы в левой и правой лобно-теменных областях были вызваны физическим воздействием. Повреждения образовались в результате множественных ударов тупыми предметами за 7-12 суток до наступления смерти.
Кровоподтеки нижней челюсти, ссадины правой лобной области и левой ушной раковины, а также кровоподтеки правого плеча, предплечья и кисти были нанесены потерпевшей за сутки до наступления смерти.
Часть кровоподтеков на теле и лице возникли за два-четыре дня до летального исхода».
Женщину, получившую тяжелейшую черепно-мозговую травму, продолжали методично избивать каждый день!
Изверга-мужа не смущало, что жертва истязаний балансировала на грани жизни и смерти. Он решил пойти до конца.

- 31 мая 2019 года Гагаринский районный суд Смоленской области признал Клима Кобылкина виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего), и приговорил его к лишению свободы на срок шесть лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, - пояснил старший прокурор отдела прокуратуры Смоленской области Владислав Шермаков. - Рассмотрев 16 июля 2019 года апелляционную жалобу, суд оставил приговор без изменений.

Основано на реальных событиях. Имена и фамилии действующих лиц из этических соображений изменены.

Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 21:40
Рабочие завершили работы аккурат в День города, 25 сентября....
сегодня, 01:35
Центр кинологической службы УМВД России по Смоленской област...
вчера, 19:40
Уникальный «Троллейбус знаний» отправился в свой первый рейс...
вчера, 18:20
Ранее стало известно, что фракцию «Единой России» в Смоленск...

Опрос

Ваш ребенок занимается в спортивной секции?


   Ответили: 440