Смоляне обвинили односельчанина в загадочных смертях и устроили самосуд

Криминал
Смоляне обвинили односельчанина в загадочных смертях и устроили самосуд

Два года назад в одном из районов Смоленщины разыгралась чудовищная трагедия. Местные жители устроили самосуд в духе Средневековья…
Зарезали и попытались сжечь своего земляка.

           Зарево над деревней

29 ноября 2017 года.

Смоленская область, Шумячский район.

                           ...Григорий Романов лениво потянулся, посмотрел на часы (было уже десять вечера), да и призадумался: а не пора ли курнуть от нечего делать? Заботы охранника сельской школы невелики: лишь бы лихие люди не спалили в ночи оплот знаний, или тать какой не забрался глобусом поживиться, в «красном уголке» от женушки с бутылью первача спрятаться и душеньку забубенную отвести.

Вышел Романов вразвалочку на улицу и охнул: над деревней зарево! Светло, как днем. Горим, братцы!

Пригляделся: а дела-то совсем плохи - похоже, дом его друга Филиппыча, которого «Майором» за военную выправку кличут, занялся.

Кинулся со всех ног на подмогу, да поздно. От обшитого тесом деревенского дома остались одни головешки. Крыша провалилась, веранда выгорела полностью. Видать, отсюда и скакнул «красный петух» на кровлю!

«Где Андрюха?!» - только и спросил у зевак запыхавшийся, насмерть перепуганный Гриша. «Ты, это, приди в себя, - не глядя в глаза Романову, пробормотал односельчанин. - Вытащили мы «Майора» из огня. Мертвым уже волокли. Обгорел шибко, да не в том дело...».

«А в чем?» - крикнул Григорий. – «Прирезали его, весь в крови был. Когда тащили, на снегу кровавый след остался. Забрали труп в район, разбираться будут...».

Романов перекрестился. «Что ж случилось тут…», - только и выдохнул.

                         Закололи, как барана…

Осмотрев тело, криминалисты сделали вывод: мужчине нанесли не менее пяти ударов ножом в быстрой последовательности. Их локализация свидетельствует об одном: потерпевшего не собирались оставлять в живых. Закололи, как барана.

Судмедэксперты установили причину смерти Андрея Карабута: «Летальный исход обусловлен повреждениями грудной клетки и живота, которые сопровождались проникновением в плевральную и брюшную полости с ранениями легких и тонкого кишечника с массивным внутренним кровотечением развитием острой кровопотери и геморрагического шока.

Травмы, которые квалифицируются как тяжкий вред здоровью человека, вызвали резкое нарушение функций центральной нервной системы, остановку дыхания и сердца.

От полученных ранений в жизненно важные органы потерпевший скончался на месте».

Выходит, «Майора» убили, а дом подожгли, чтобы скрыть следы преступления. Расчет верный: вместе с домом должен был сгореть и труп.

Не вышло…

                        Калькулятор ущерба

Стоимость сгоревшего дома, принадлежавшего Карабуту, - 147 тыс. 593 рубля.

Уничтоженное огнем имущество «Майора», погибшего от рук неизвестных убийц, оценили в 225 тыс. 943 рубля.

                               «Майор»

Погибший в ноябрьском пожарище Андрей Филиппович Карабут слыл затворником. Односельчане сторонились 60-летнего бирюка, хоть он и не был пришлым. Карабут родился в этой деревне, но свою судьбу связывать с селом не захотел, пошел искать счастье на других берегах. Андрей подался в военные. Отсюда и прозвище – «Майор». Служба успешной выдалась - Карабута направили в Западную группу войск. Служил в Германии, потом еще где-то. И вдруг в одночасье уволился и вернулся в родную деревню. Говорят, по здоровью, хотя местные судачили – «вылетел из армии по пьянке».

Нужно отдать должное: Андрей Карабут не пил. Но уж коли доводилось приложиться к бутылке, мог, как говорится, «вспыхнуть» и повести себя агрессивно.

Дружбы «Майор» ни с кем не водил. Гостей принимал, однако правила игры соблюдал строго: летом – за столиком на веранде, по зиме – в предбаннике деревенского дома, перегороженного плюшевой ширмой. За ширму - ни-ни! Вот и поползли по деревне слухи: скрывает что-то «Майор». Может, богатство свое от людских глаз прячет, да прикидывается дурачком? Или скрывает кого?

Дошло до абсурда: по деревне поползли слухи, что Андрей Карабут… попутался с сатаной и занялся «чернокнижием»!

Был у «Майора» брат, несколько раз приезжал в Шумячи. Только кто к приезжему подступится, неудобные вопросы про странности близкого человека начнет задавать? Смельчаков нет. А на нет и суда нет.

Ой ли?

                                 Охота на ведьм

Слухи множились. В бедной на события глухомани, на ее унылом «безрыбье» даже безобидный рак может зубастой щукой стать!

Судили, рядили, а потом взяли, да и выдвинули гипотезу: а не виновен ли пришлый человек в таинственных смертях, которые с некоторых пор стали происходить в деревне?

Первая трагедия стряслась десять лет назад. Зима выдалась лютой - мороз зашкаливал за минус 30 градусов по Цельсию. А по ночам ртутный столбик термометра сползал до рекордных отметок: поговаривали, аж до минус 40!

И надо же было такому случиться: под утро, неподалеку от дома Карабута, нашли тело молодого парнишки, брата Толика Жарикова. Молодой человек, которому едва стукнуло восемнадцать, превратился в ледышку. «Умер от переохлаждения», - развели руками патологоанатомы. А почему братишка Жарикова замерз насмерть, так никто и не узнал. Вроде бы пьяным не был, да и характерных повреждений на трупе эксперты не обнаружили. Дела!

Была еще одна смерть. На сей раз горе постигло семью Димы Покровского. При неизвестных обстоятельствах (родственники умершего не спешили делиться с миром подробностями) скончался его отец. Обнаружили труп не сразу - после развода мужчина жил один. Опять начались пересуды: в деревне видели, что «Майор» частенько захаживал к покойнику. Не он ли старика Покровского, своего дальнего родственника, «леваком» отравил? Или толкнул, много ли пожилому человеку надо?

Медики пытались опровергнуть: «Никто мужика не травил и не бил. Причина смерти - застарелый цирроз печени».

Но разве так просто заставить деревню-матушку прислушаться к голосу здравого смысла?

Вот так и решилась в одночасье судьба «Майора»...

                        Волосы дыбом!

29 ноября 2017 года Диме Покровскому исполнилось 23 года. По такому случаю парень созвал гостей. «Гудели» теплой компанией пару часов, а как «нагуделись», повели за бутылочкой задушевные разговоры. Как-то само собой беседа на деревенские тайны и «Майора» и вырулила.

«А ведь Карабут мне угрожал, - неожиданно вспомнил Толик Жариков. – Поссорились мы с ним, по какой причине – не помню, и вдруг Филиппыч хватается за топор и на меня идет! Глаза бешеные «прямком» поставил, топором машет. Жуть! А потом и говорит: «И ты за своим братом сейчас пойдешь…

Он убил моего братишку. Больше некому!».

«Да ладно, - отмахнулся именинник. – Накручиваешь, Толян, бабьих сказок наслушался!»

«Какие там сказки, - нахмурился Жариков. – Видать, ты и про загадочную смерть своего отца забыл? Тот, кто лишил жизни моего брата, и твоего папку порешил. Он же больной был, так? Вот он и довел его до цугундера!»

Жариков говорил убедительно. Приводил аргументы и якобы «бесспорные» доказательства. Разгоряченные алкоголем мужчины закивали головами: «Пора проучить «Майора». Он – чужак, убийца!»

Правда, из-за стола подняться смогли не все. Двое на свое счастье настолько «подустали», что так и не смогли принять участие в бессмысленном и беспощадном самосуде.

К дому «Майора» решительно двинулись трое – Дмитрий Покровский, Толик Жариков и Боря Косыгин. Покровский положил в карман кухонный нож.

Андрей Филиппович возился на летней веранде. Пожилой мужчина с явным недоумением смотрел на карабкавшуюся по крутой лестнице его веранды троицу.

«Зачем ко мне пожаловали? Я вас не звал!» – обеспокоенно крикнул Карабут.

«Так ты нам не рад? – с угрозой в голосе завел Жариков. - Мы пришли восстановить справедливость. Признавайся, как на духу: ты моего брата убил? А потом и Димкиного отца жизни лишил? Думал, мы ни о чем не догадаемся? Мы тебя сейчас казнить будем…».     

«Майор» попятился назад, но спрятаться за дверь не успел. Путь к отступлению ему перекрыл Покровский.

«Спятили, что ли? Совсем ополоумели от «белой», – взревел Андрей Филиппович. – А ну пошли вон! Явились ко мне пьяные в стельку, и чушь несете!»   

Карабут выругался. Ругань стала спусковым крючком.

«Это тебе за отца!» - Покровский выхватил из кармана нож и несколько раз всадил лезвие в грудь и живот мужчины. Обернулся к Жарикову, передал ему окровавленный клинок: «Возьми. Отомсти за брата».  

Толик, не помня себя от ярости, бил ножом медленно оседавшего на пол мужчину.

«Да хватит вам, не жилец он», - со знанием дела заявил стоявший неподалеку Борис Косыгин. В бойне Боря участия не принимал. Посчитал, что самосуд должны вершить родственники, потерявшие своих близких.                              

                            Огонь скроет все

Анатолий Жариков, трезвея, медленно приходил в себя: «Что я наделал? Молол языком в запальчивости, мне поверили. и вот что из этого вышло…».

Однако озвучивать свои мысли Толик не стал. Засобирался домой, сославшись на внезапно нахлынувшую дурноту.

Покровского, ссутулившегося на автобусной остановке, заколотило. «Борька, что делать? Дай совет, у тебя ж судимость за кражу была, условный срок дали…».

Косыгин пожал плечами: «Сожги дом. Улик не будет».

На всякий случай Дима позвонил однокласснику, который с недавних пор жил в Москве:

«Я не знаю, как быть. Кажется, мы человека убили». – «Кого?!» - «Ты должен его помнить, «Майора». – «Димка, ты пьян. С пьяных глаз все время мерещится разная ерунда. Иди, проспись».  

Покровский встал с лавки и поплелся домой за бензином. Косыгин взялся ему помогать. Облили горючим веранду, плеснули «огненной воды» и на бездыханное тело «Майора».

Чиркнули спичкой...

…Сидя на остановке, Косыгин и Покровский наблюдали, как розовеет небо над деревней. У Димки в ушах звенела Борькина фраза: «Огонь скроет все…».

Парень достал смартфон и, со словами «Улики уничтожены», послал столичному другу по «Вайберу» снимок, который собственноручно сделал на пожарище.

Жарикова, Покровского и Косыгина взяли утром. Убийцы «Майора» признали свою вину, раскаялись в содеянном и начали активно сотрудничать со следственными органами.

Вопреки их ожиданиям, приговор суда был суров.

3 апреля 2019 года Смоленский областной суд признал Бориса Косыгина виновным в умышленном уничтожении имущества и укрывательстве преступления (ч. 2 ст. 167 и ст. 316 УК РФ). Ему с учетом условного срока назначено наказание в виде трех лет и трех месяцев лишения свободы. Также суд постановил применить к Косыгину, у которого комплексная экспертиза выявила умеренное органическое расстройство личности и поведения в связи с ранним повреждением головного мозга, применить принудительную меру медицинского характера: наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях.

Анатолий Жариков был признан виновным в убийстве по предварительному сговору (ч. 2 ст. 105 УК РФ) и понес заслуженное наказание - 12 лет строгого режима.

Дмитрия Покровского, виновного в поджоге и убийстве по предварительному сговору, суд приговорил к 13 годам лишения свободы с отбыванием срока в исправительной колонии строгого режима.

Апелляция не помогла.

- 27 июня 2019 года Верховный суд РФ определил: приговор Смоленского областного суда от 3 апреля 2019 года оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения, – комментирует старший помощник руководителя СУ СК РФ по Смоленской области Наталья Зуева.

Основано на реальных событиях. Имена и фамилии действующих лиц из этических соображений изменены.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 23:00
Ушел из жизни музыкант и аранжировщик, лауреат международных...
вчера, 18:49
Команда Сергея Гунько упустила победу в нервной концовке игр...
вчера, 18:00
В Смоленске в полицию обратился 33-летний местный житель, ко...
вчера, 19:23
В Рославльском районе местный 26-летний житель продавал наркотики....

Опрос

Ваш ребенок занимается в спортивной секции?


   Ответили: 463