"Бизнес на костях по-смоленски". Подробности громкого дела

Криминал
"Бизнес на костях по-смоленски". Подробности громкого дела

Они хладнокровно наживались на людском горе.
Чужие слезы им были, что вода.
Выбирали тех, кто побогаче, и продавали место на кладбище.
Громкое дело о группировке аферистов, организовавших в Смоленске бойкий бизнес на костях, потрясло всю Россию. Его фигурантами стали 13 бывших муниципальных служащих, которые поставили в 2014-15 годах на поток  торговлю участками на погосте. В числе пострадавших – 55 смолян. Материальный ущерб, причиненный родственникам усопших, превысил 1, 5 миллиона рублей.

                    Эпизод 1-й. Яма на две персоны

      Апрель, 2015 год.

Смоленск, кладбище «Новое».

«Войдите в мое положение, - женщина всхлипнула, прижала к покрасневшим глазам мокрый от слез платок. – Мы хотим похоронить Анатолия именно на этом кладбище…».

«Поймите и вы нас, - крепкий, закованный в чиновничий мундир мужчина сурово насупился. – Я не вправе нарушать букву закона. «Новое» закрыто, мест на нем давно уже нет, поэтому мы можем пойти вам навстречу только при одном условии – предоставить (официально!) свободный земельный участок под новое захоронение за определенную плату».

На слове «официально» мундир (Вячеслав Алекссев) сделал особый упор. Сидевшая рядом дама (Вера Алексеева), по совместительству смотритель кладбища «Новое» и супруга непреклонного блюстителя закона, кивнула в знак согласия и потупила взор.

«Сколько?» – прошептала просительница. – «30 тысяч рублей. Мы рекомендуем приобрести в нашем ритуальном магазине венки и прочие, необходимые для церемонии атрибуты, а также напоминаем, что в стоимость земельного участка входит установка ограды и заказ копки могилы...».

«Какова цена ограды?» – продолжила задавать вопросы заплаканная сестра усопшего.

Мундир выдержал долгую паузу. Находившаяся в шоковом состоянии женщина не догадывалась, что ее бесцеремонно разглядывают, и у этих «смотрин» есть корыстная цель: оценка материального благосостояния заказчицы.

Мундир и его супруга – смотритель переглянулись: «23 тысячи за кованую оградку, все остальное – на ваше усмотрение».

Это могло означать лишь одно: клиент платежеспособен.

«Покажите мне, пожалуйста, участок, где мой брат обретет покой…», - тихо попросила Юлия Викторовна. «Пойдемте со мной, я вам лично все покажу», - галантно подал клиентке руку еще минуту назад суровый, а теперь прямо-таки непритворно участливый к чужому горю господин.

Вячеслав Владимирович недолго вел женщину по извилистым кладбищенским тропам: «Вот, смотрите. Я вам уже говорил, что кладбище закрыто, поэтому тесно тут у нас. Попробуем «вписаться» между этими двумя захоронениями…».                                                                                           

Участок клиентке понравился: «Хороший, и от входа недалеко… Только травой и кустами зарос». – «Исправим, прямо сейчас распоряжусь. Завтра все будет в лучшем виде!»

Сестра покойного так и не догадалась, что ее цинично «кинули».

Безутешную Юлию Викторовну проводили в сторожку смотрительницы. Вера Алексеева выписала справку о наличии нового места для захоронения А.В. Колпакова на кладбище «Новое». А потом ловко подмахнула квитанцию с реквизитами кладбищенской конторы ритуальных услуг – стоимость оградки с установкой (23 тыс. рублей) и копку могилы – (7 тыс. рублей - по прейскуранту).

…К моменту похорон оградка еще не стояла, но могилка была выкопана.

           Прах забытый, невостребованный…

Копщик Женька Веригин ревностно кинулся выполнять поручение Алексеева. Знал – с Главным шутки плохи! И тут же, сунувшись в кусты, обнаружил под слоем опавшей листвы осыпавшийся холмик, фрагменты оградки и покореженные венки.

Женька сломя голову понесся в контору: как же так? Местечко-то, похоже, другим покойником занято!

«Тебе сказано – выполнить расчистку территории, - рявкнул Главный. - Что стоишь? У тебя дел куча – нужно разломать и демонтировать старый надгробный памятник, мусор убрать, траву выкосить, могилу вырыть…».  

Через пару часов осквернитель гробниц Веригин начал было копать яму, да не докопал – парня срочно вызвали на другое кладбище. За Женьку яму рыли его напарники.

Через пару дней копщик «Киргиз» поделится с Веригиным страшной тайной: в могиле были чьи-то кости. Женька перекрестился: «Да ты что?.. Я тоже Главному доложил, что свято место не пусто, а он: «Круши, ломай!..».

«Вот он и мне сказал, чтобы рассохшуюся «домовину» землей слегка присыпали, - тихо бросил в сторону «Киргиз». – Главный приказал молчать. Я тебе ничего не говорил!..».

Через семь месяцев вдова Колпакова узнает, что гроб с телом ее любимого мужа похоронили… поверх чужого гроба!

Чудовищное известие повергло женщину в шок. Она долго не могла поверить, что на проданном ей месте на кладбище находилось чье-то разрушенное и оскверненное захоронение. Неужели представители администрации МБУ «ССВПД» могли решиться на столь аморальный поступок?! Разве они не знали, что в этом секторе покоятся люди, похороненные в 90-х?!

После эксгумации семье потерпевшим предоставили бесплатное место на «Новом». Анатолия Колпакова похоронили во второй раз.

Выдержка из приговора:

«В результате преступных действий Вячеслава и Веры Алексеевых и Евгения Веригина была оскорблена память об усопших А.В. Колпакове и неустановленном в ходе предварительного следствия лице, а также чувства живых к умершим родственникам, которым был нанесен существенный моральный вред. Также материальный ущерб причинен администрации кладбища «Новое» в лице МБУ «ССПВПД», ответственному за указанное место захоронения, на сумму 32 745,36 рублей. Ущерб выразился в затратах на эксгумацию, перезахоронение тела умершего А.В. Колпакова в новое место, восстановление могилы неустановленного лица, чье место захоронения было уничтожено».

             Эпизод 2-й. Фальшивая могила

               Декабрь, 2014 год.

        Смоленск, кладбище «Новое».

«Слушаю!» - рявкнул в трубку Вячеслав Владимирович. Главный был явно не в духе - неделя прошла, а заказчика, с которого можно сорвать большой куш, нет!

Правая рука Алексеева, Юрий Яценко, успокоил компаньона: «Нашелся платежеспособный клиент, желающий получить земельный участок! Одна загвоздка – покойник… еще не созрел. Не представился. Слава, ты же знаешь, что мы не можем продавать места загодя, на будущее, так сказать!..».

«Твои действия?» - спокойно слушал Яценко Главный.

«Ну, сказал мужику, что я – смотритель кладбища, - хохотнул Юрий Романович (подручный Алексеева Юрий Яценко никогда не значился в списках специалистов МБУ «Зеленстрой» или МБУ «ССПВПД», - Авт.). – Человек поверил. И тогда я наплел ему с три короба, что хоть усопшего нет, такая возможность есть: «Вам пойдут навстречу и выделят участок под семейное захоронение на законных основаниях при оплате официально установленной цены. Прейскуранта у меня под рукой якобы не нашлось, и я, чтобы не быть голословным, попросил перезвонить сегодня».

«На машине какой марки прибыл посетитель?» - «Джип, «Тойота «Прадо». – «Бери по максимуму, не стесняйся. 90 «кусков», и ни рублем меньше. Поставь нашего человека на кладбище в известность, пусть организует копщика. Нужно фальшмогилу сообразить…».

На следующий день Яценко встретился с заказчиком, назвал цену «услуги», а также довел до сведения клиента необходимость изготовления фальшивой могилы.

«Понимаете, мало ли что может произойти в будущем. А вдруг законодательство изменится, или ваш участок кому-то приглянется, и этот нехороший человек захочет его отнять?», - изображал заинтересованность Юрий Романович.

«Что вы конкретно предлагаете?» - «Необходимо создать имитацию могильного холмика, установить металлическую ограду, надгробницу и крест с табличкой. Переплачивать нужды нет. Стоимость указанных услуг входит в оговоренную сумму…».

Мужчина согласился на условия, выдвинутые «смотрителем» Юрченко.

…В середине декабря на кладбище появилось новое захоронение.

Затейливая кованая ограда, деревянный крест…

В глаза бросалось только одно обстоятельство: ограда – «с иголочки», дорогая, а распятие потемнело от времени, имени покойника на табличке не разобрать!

Что и неудивительно. Под тем крестом никто не лежал. Смотритель могильника и ретивый копщик Женька Веригин притащили выброшенный за ненадобностью христианский атрибут с… мусорной свалки по соседству.

                          Эпизод 3-й. Мафии рубят щупальца

              29 апреля 2015 года.

      Смоленск, Колхозная площадь.

Ранним утром к двум парням, спешившим нырнуть в подземный переход, подошли сотрудники полиции: «Ребята, нужно принять участие в проведении оперативного эксперимента. Рассчитываем на вашу помощь и понимание».

Васильев и Климов переглянулись: «А что мы должны делать?» - «Необходимо зафиксировать преступную деятельность смотрителей кладбища, расположенного на 7-м километре Рославльского шоссе... Только так мы сможем взять их за жабры».

В ОЭБиПК УМВД России по г. Смоленску парням объяснили: «Поедете на кладбище «Новое» и попросите смотрителя помочь в захоронении якобы умершего дедушки».

Сотрудники правоохранительных органов вручили Васильеву сумку с видеокамерой и копию свидетельства о смерти некоего жителя Калуги «Корнюшина», скончавшегося в Вишенках. Климову – диктофон. Молодые люди под прикрытием оперативников прибыли на кладбище, включили аппаратуру и вошли в сторожку смотрителя. В сторожке - мужчина и женщина. Господин Алексеев и его жена собственной персоной.  

Васильев передал мужчине копию свидетельства о смерти «Корнюшина» и поинтересовался, с кем можно поговорить насчет похорон: «Мы не местные, приехали из Калуги. Хотим похоронить деда в хорошем месте, поближе к Киселевке…».

Климов сделал вид, что куда-то звонит насчет гроба. Мужчина тут же его перебил: «У нас все есть. Насчет атрибутов и услуг не беспокойтесь, предоставим! Сейчас покажу место. Могила на одного человека стоит 20 тыс. рублей».   

После «презентации» земельного участка посетители выбрали гроб, крест, табличку, венок и ленту. Суровый мужчина спросил, нужна ли ограда? Васильев кивнул. Женщина пометила в записной книжке: «Металлическая ограда, стоимость – 20 тыс. рублей». «Смотритель», узнав, что деда нужно забрать из Вишенок, пояснил: «В 11.00 он будет уже на месте. Заберем и привезем сами. Могилка будет выкопана, мусор уберут. Вопрос с оградой уже решен».

Васильев и Климов обещали привезти деньги завтра. Женщина сделала несложный подсчет и назвала общую сумму: «40 тыс. 200 рублей. Квитанцию выпишем после оплаты услуг».

30 апреля 2015 года «родственники» мифического «Корнюшина» наведались в сторожку смотрителя во второй раз. Расплатились мечеными купюрами. Все детали противозаконной сделки сняли на скрытую камеру…

…Изъятые оперативниками у Алексеева и его супруги купюры переливались в ультрафиолете мертвенным зеленым светом. Вера Алексеева в ужасе смотрела на свои пальцы. На них расплывалось желто-зеленое флуоресцентное пятно…

                         «Белые и пушистые»

    В ходе следствия установлено:

«В.В. Алексеев организовал хищения чужого имущества обманным путем группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, в отношении 45 потерпевших, и руководил исполнением всех мошеннических схем. В результате Алексеев присвоил денежные средства смолян на общую сумму 1 млн. 520 тыс. рублей.

Также Алексеев совершил покушение на хищение чужого имущества в отношении 10 потерпевших. Он же спланировал и осуществил уничтожение места захоронения и надмогильного сооружения группой лиц по предварительному сговору…».

Подсудимые Вячеслав Алексеев и его супруга, а также несколько других лиц, причастных к совершению мошенничества, не признали своей вины ни по одному эпизоду, выразив несогласие с обвинением.      

«В преступный сговор со смотрителями кладбища и копщиками могил я не вступал и денег от них не получал, - заявил Вячеслав Владимирович. – Указаний на получение денег за выделение свободных земельных участков на кладбищах никому не давал. Понять не могу, почему родственники умерших воспринимали спил деревьев или установление оградки как продажу места на кладбище!

«Зеленстрой» предоставлял заказчикам единственную платную услугу копки - закопки могилы, которая составляла зимой 4 тыс. 950 рублей, летом – 2 тыс. 850 рублей. Иных коммерческих услуг не предусматривалось.

Не скрою, иногда к смотрителям приходят люди и говорят: «Врач сказал, что бабушке осталось жить два дня». Они спрашивают, есть ли на кладбище свободные участки. Места им показывают, но без покойника никто справку не выпишет, все равно ЖКХ не пропустит!..».

Как говорится, «я не я, и корова не моя»!

По словам всеми оболганного, оскорбленного и униженного господина Алексеева выходило, что «свою трудовую деятельность в МБУ «Зеленстрой» он начал в 2014 году смотрителем кладбищ «Селифоново» и «ТЭЦ-2». Убирал территорию, выделял места на новое захоронение, выдавал справки и квитанции на копку могил. Деньги сдавал в бухгалтерию МБУ «Зеленстрой». Человек на побегушках, «подай – принеси»!

Однако вскоре в судьбе «маленького человека» произошел неожиданный карьерный взлет. Вячеслав Алексеев стремительно пошел в гору.

После скоропостижного увольнения руководителя смотрителей и управляющего делами городских кладбищ в освободившееся кресло сел Алексеев. Но долго на «хлебной» должности не просидел. Понятное дело, по «объективной причине»!

«Зеленстрой» обслуживал 18 кладбищ, на которых работали семь или восемь смотрителей, пять копщиков, водитель и уборщик, - не скрывал Вячеслав Владимирович. - По понятным причинам специалисты с таким объемом работ не справлялись, чем и вызвали гнев со стороны горожан. Вся техника ходила около администрации, кладбищами никто не занимался, они зарастали. Именно поэтому в феврале 2015 года в Смоленске, в соответствии с федеральным законодательством, была создана организация МБУ «ССПВПД». Меня назначили заместителем директора по общим вопросам, так что к похоронам и выделению мест на кладбище я больше никакого отношения не имел, вся ответственность лежала на смотрителях кладбищ».

Казалось бы, припереть к стенке скользкого дельца невозможно. Но, как известно, среди сообщников организаторов идеальных преступлений всегда найдется обиженный. Тот, кого отстранили от кормушки!

Им оказался старый приятель «смотрящего всея кладбищ Смоленска» Юрий Яценко.

Причина «точить» на хозяина «зуб» у «правой руки» Алексеева была. Весомая причина.

В начале февраля 2015 года Алексеев выгнал Яценко, с которым был знаком с начала «нулевых», поставив на его место свою супругу.

Показания опального Юрия Романовича в пух и прах разбили защиту муниципального служащего, организовавшего прибыльный бизнес на костях.

Были и другие, не желающие «идти прицепом» и брать ответственность за «делишки» Главного на себя.

                    Кладбищенский спрут

Фигуранты уголовного дела не скрывали: ниточки с кладбищ тянутся в администрацию города:

«Вячеслав Алексеев имел связи с управлением ЖКХ и постоянно сверял выданные распоряжения и выписанные справки с информацией, которую мы предоставляли Главному. Мы были обязаны докладывать Вячеславу Владимировичу о каждом обращении граждан лично, либо через его подручного Юрия Яценко, а после ухода компаньона Алексеева – через супругу Вячеслава Владимировича.

Именно Алексеев решал, стоит попытаться продать земельный участок человеку, или нет, и за какую цену. Главного интересовали состоятельные смоляне. Их респектабельность мы определяли по внешнему виду, машинам и стоимости гаджетов. Учитывалось и подавленное состояние обратившихся.

Кроме него, никто не имел права принимать самостоятельные решения. В противном случае это грозило снятием с занимаемых должностей. Алексеев полностью контролировал всю деятельность смотрителей - это были его потенциальные доходы».

«Смотрящий всея кладбищ Смоленска» разработал идеальную преступную схему.

Состоятельным людям, которых намеревались «кинуть», сходу заявляли: «Мест на кладбище нет, а те, что есть, стоят денег. Цены установлены городской администрацией (МБУ «Зеленстрой»), доходы от продаж идут в бюджет города, а оплата является обязательным условием их предоставления. В среднем, участок на «Новом» стоит 30 тыс. рублей».

В дальнейшем Алексеев «отшлифовал» свой криминальный алгоритм, замаскировав циничное мошенничество под оказание легальных ритуальных услуг. Чтобы заказчик не пошел в полицию, ему доходчиво объясняли: «Мы не продаем земельный участок, а предоставляем его. В указанную сумму включается стоимость ограды и копка могилы».

Также смотрители должны были навязать людям покупку ритуальных принадлежностей в магазине, фактически принадлежащем Алексееву.   

Зачастую родственникам усопших сначала показывали места похуже. Разумеется, людей не устраивали участки в заболоченной низине или близ кладбищенской свалки. После презентации «медвежьего угла» им демонстрировали расчищенный от мусора участок, зачастую с предусмотрительно установленной оградой, и называли цену.

Горожане не догадывались, что их обманывают. Они не знали, что, согласно действующего законодательства, места для захоронений должны предоставляться бесплатно.

Если клиент упорствовал, землю не предоставляли по надуманным основаниям: «Не хотите – как хотите! Хороните в Селифоново или вообще за пределами Смоленска!»

У людей не было выбора. Ехать в Селифоново никто из них не хотел.

              Показания «правой руки» Главного

«Скрывать не стану: Алексеев был моим другом, - заявил на допросе Юрий Яценко. – Мы встретились с Вячеславом в конце декабря 2013 года. Он рассказал, что у него есть «административный ресурс», который назначит его смотрителем одного из кладбищ в Смоленске, а в дальнейшем поставит руководителем всех кладбищ города. Все вопросы на кладбищах будет решать он – единолично. Алексеев предложил работать вместе…

Я узнал, что идея создания преступной группы, которая станет незаконно продавать гражданам места на кладбище, принадлежит некоему «административному ресурсу». Ежемесячная такса за «покровительство» - 300 тыс. рублей, которые Алексеева обяжут передавать человеку из администрации. Остальные деньги пойдут в наши карманы. Подумав, я согласился сотрудничать с Алексеевым и неофициально выполнять его обязанности на «Новом».

Спустя несколько дней Вячеслава действительно назначили на должность смотрителя кладбища «Селифоново». Теперь только он решал, кого уволить или оставить на кладбище. Слава попросил меня найти надежных людей, которым можно доверять. Найти подходящих исполнителей среди старых смотрителей, готовых работать на предложенных Алексеевых условиях, оказалось делом нелегким. Тогда Вячеслав Владимирович попросил передать, что не согласные пойдут «за борт».

Тех, кто не хотел становиться винтиком преступной схемы, Вячеслав Владимирович увольнял или переводил на закрытые, а значит, бесперспективные в плане дополнительного заработка кладбища».

В числе пострадавших от произвола Алексеева оказался бывший смотритель кладбища «Подснежники». Когда до человека дошло, что Главный и его подручный Яценко хотят его же руками обирать смолян и МБУ «Зеленстрой», смотритель «Подснежников» сказал им, что этого делать не собирается.

«Ты понимаешь, что если не выполнишь все наши указания, будешь уволен?» - стукнул кулаком по столу Алексеев. И получил ответ: «Мне все равно!..».

В июле 2014 года «главного по «Подснежникам» разжаловали в смотрители закрытых кладбищ «Тихвинка», «ТЭЦ-2», «Клинок» и «Польское».

Яценко подтвердил: «Алексеев, как руководитель, давал все распоряжения. Именно он указывал, что и как делать, и распределял прибыль. Со смотрителей, согласных работать на его условиях, он ежемесячно взимал по 120 тыс. рублей».

Копщики, прикормленные Вячеславом Владимировичем, не роптали. Молились на Главного. Еще бы! Оклады на кладбищах копеечные, а при Алексееве они каждый месяц получали около 40 тыс. рублей. Держи рот на замке, присматривайся к посетителям упокоища да огораживай пустые места под захоронения, чтобы Алексеев, Яценко, а затем супруга Алексеева (и другие!) могли выгодно продать их с оградой.

В ходе следствия и в зале суда Алексеев заявил, что впервые видит предпринимателя, регулярно снабжавшего его металлическими оградами под захоронения. Видимо, зрение подвело. Или – подозрительно короткая память?

Супругу вторила подсудимая Вера Алексеева:

«Я людей не обманывала! Всего лишь выписывала квитанции, являясь продавцом магазина ритуальных услуг «Покой», которым владеет моя знакомая!

В мои обязанности входило вести журнал захоронения, контролировать копку могил, выдавать справки на захоронения, содержать территорию кладбища в чистоте и производить его осмотр, а также рассматривать жалобы граждан. Никаких дополнительных инструкций по продаже пустых земельных участков на кладбище я не получала.

Не понимаю, почему люди, с которыми я проработала всего четыре месяца, льют на меня такую грязь!»

          Finita la commedia, или Спектакль окончен

Лишь к сентябрю 2017 года суд определился с наказанием для семерых фигурантов уголовного дела. В отношении четырех уголовное преследование было прекращено на основании ходатайства следствия о назначении меры наказания в виде штрафа. Остальные подсудимые получили условные сроки от двух лет до четырех лет и шести месяцев.

Еще шестеро предстали перед судом 30 мая этого года.

- Вячеслав Алексеев признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.33 - ч.4 ст.159, ч.3 ст.30 - ч.3 ст.159, ч.3 ст.33 - п. «а» ч.2 ст. 244 УК РФ, и, в соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения, окончательно назначил ему четыре года лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима, - комментирует ситуацию старший помощник прокурора Промышленного района г. Смоленска Надежда Завьялова.

По решению суда Алексеев лишен на три года права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях.

«Главного» взяли под стражу в зале суда.

Веру Алексееву суд признал виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30 - ч.3 ст.159, ч.3 ст.33 - п. «а» ч.2 ст. 244 УК РФ и вынес ей окончательный приговор: два года и шесть месяцев лишения свободы (условно) с испытательным сроком три года без права занимать должности в государственных структурах, муниципалитете и органах самоуправления.

Приговор подсобному рабочему Евгению Веригину, виновному в совершении преступлений в ч.2 ст.159, п. «а» ч.2 ст. 244, п. «г» ч.2 ст. 161, п. «д» ч.2 ст.112 УК РФ, был не менее суров - один год и десять месяцев колонии строгого режима.

Однако Веригин вышел из зала суда без наручников. На момент вынесения приговора наказание уже было отбыто им в связи с содержанием в следственном изоляторе.

Один из бывших смотрителей кладбищ, представших перед судом за мошенничество в крупном размере, совершенное с использованием служебного положения, приговорен к двум годам лишения свободы (условно) с испытательным сроком два года. Последний фигурант уголовного дела, обвиняемый по ч.3 ст. 159 УК РФ, оправдан в связи с непричастностью к преступлению.  

Finita la commedia!

Имена и фамилии действующих лиц из этических соображений изменены.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 21:40
В Вяземском районе перевернулся грузовик.
вчера, 22:50
В областном центре реализуется проект по пропаганде физкульт...
вчера, 22:20
Специалисты утверждают, что существующей материально-техниче...
вчера, 18:40
И это ему еще повезло, что попался сговорчивый покупатель.

Опрос

Аналитики сервиса «Авито» назвали среднюю стоимость базового набора российского школьника (пенал, школьная форма, рюкзак) – 2619 руб. Сколько вам нужно денег, чтобы купить ребенку эти вещи к 1 сентября?


   Ответили: 176