Бандитский беспредел в Смоленском районе

Криминал
Бандитский беспредел в Смоленском районе

Ох и натерпелась страху жительница одной из смоленских деревень, когда в ее дом без спросу пожаловали незваные «гости»! Как говорится, живешь по соседству с лихими людьми, готовься к неприятностям.

        «Ворвались в дом, избили и едва не зарезали…»

13 марта 2018 года. Смоленский район.

Во вторник Тамара Игнатенко внезапно занедужила. Погода меняется, давление подскочило… Гипертонический криз – дело нешуточное! Позвонила на работу, предупредила, что не придет. Хоть и маленькая у Тамары Панкратьевны пенсия, требующая дополнительных заработков, но здоровье-то дороже!

Приняла лекарство, сходила на двор проведать проголодавшуюся живность и села коротать время у телевизора. Думала в полдень послушать новости, да и заодно выразить свое недовольство ростом тарифов и цен.

А входную дверь закрыть на замок забыла.

В прихожей скрипнула половица. Заслышав шаги, пожилая женщина повернула голову. И задохнулась от ужаса: к ней бежал размахивавший ножом незнакомец. Краем глаза Игнатенко успела заметить: на входе стоит сосед, «цыганенок» (так она его называла) Тобар Волович. Тамара Игнатьевна и пикнуть не успела, как мужик подскочил к ней, схватил за волосы и приставил нож к горлу. Грубо столкнул с дивана и повалил на пол. «Лежи тихо, не то зарежу!» - проскрипел грабитель. От острой боли зашлись ушибленные колени…

Пенсионерка забилась в железных тисках. Незнакомец ослабил хватку и придавил ее голову подушкой: «Тебе сказали – молчи и не дергайся!» Обомлевшая от страха Игнатенко повиновалась.

Она слышала, как разбойники переговариваются. «Что будем делать, брат?» - хрипло рыкнул Тобар. – «Что-что… За деньгами пришли. Сейчас разворошим старую, она нам сама скажет, где гроши прячет!»

Кто-то пнул женщину в бок: «Что молчишь? Давай уже, колись!»

Тамара Панкратьевна пролепетала: «Все скажу, только не убивайте! В доме сбережений нет, я деньги на банковских картах держу. Карточки в сумке, она на кресле лежит…».

Подушка сползла с головы, Игнатенко увидела: Тобар роется в сумке. Нашел карты, рассмеялся: «Ну и что нам с того? Пин - коды давай!»

Холодное лезвие снова прижалось к горлу. Подушка давила на вжатую в ковер голову, не давала дышать. Пенсионерка осознала – еще немного, и она задохнется. Назвала пароли и отбросила подушку в сторону. Грабители записали заветные комбинации цифр на грязной бумажке, а дальше начался беспредел. Мужчины выворачивали на пол содержимое шкафов, рылись в стенке, высыпали крупу из пакетов…

Искали предметы роскоши и не нашли.

«Ишь, смотрит! Накинь-ка ей снова подушку на голову, а то раздражает!» - пробормотал Тобар. Напарник кивнул.

Через пару минут мужики на пару начали пытать Игнатенко, где золото?

«Нет у меня золота!» - прошептала несчастная и разрыдалась.

И тогда кто-то из визитеров – разбойников с силой пнул ее ногой по голове... Удары посыпались градом (эксперты насчитают на теле потерпевшей не менее трех последствий от травматических воздействий). У Игнатенко потемнело в глазах, из носа полилась кровь.

Вдвоем ее били, или нет, Тамара Игнатьевна так и не поняла.

На этом ужас не закончился: сосед (или незнакомец?) накинул ей на шею веревку. У женщины помутилось сознание: она решила, что все кончено.

Ей… «повезло». Грабители связали веревкой руки и ноги женщины и напоследок пригрозили: «В полицию не ходи. Мы знаем, где тебя искать…».

Когда все стихло, пенсионерка освободилась от пут. Схватилась за сотовый – симки нет, вынули! Попыталась выйти во двор, чтобы позвать на помощь, а дверь заперта снаружи!

Бросилась к печке, так и есть: ее закрыли на навесной замок, который без дела валялся на «лежаке».    

К Игнатенко вернулось присутствие духа. Открыла окно, выбралась наружу и побежала искать защиты у правоохранителей.

Рассказала о происшествии, написала заявление. Избитую и униженную Тамару Панкратьевну срочно госпитализировали в областную больницу.

Пенсионерка отделалась «легким испугом».

Согласно медицинскому освидетельствованию, «у потерпевшей диагностированы следующие телесные повреждения: гематома век и субконъюктивальное кровоизлияние правого глаза, а также травма в области грудной клетки, которые образовались от ударного воздействия твердого тупого предмета. Образование повреждений при падении с высоты собственного роста исключено».   

Но были этот испуг легким?

Женщина была уверена, что ее убьют. Не зарежут, так задушат.

Одного не знали грабители. На счетах Игнатенко лежала весьма скромная сумма денег. Три тысячи рублей.

Выдержка из материалов уголовного дела:

«Сведения об операции с использованием банковских карт на имя Т.П. Игнатенко: с 13час. 06 мин. по 13 час. 22 мин. в банкомате на ул. Щорса, г. Смоленск, зафиксирована выдача наличных в размере трех тысяч рублей».

Тамара Игнатенко деньги не снимала. В этот момент с большим трудом выбравшаяся из окна пожилая женщина писала заявление в отделе полиции.

На записи с видеокамеры, установленной в банкомате, отчетливо просматривался мужчина, который именно в это время воспользовался картами пенсионерки. Лицо преступника скрывал шарф, замотанный до самых бровей.   

                       Отметили встречу по-братски

За день до ограбления Игнатенко.

Поздно вечером в гости к Тобару Воловичу заявился давний знакомый, брат бывшей сожительницы Томаш Зуров. Гость пожаловал из Белоруссии, откуда родом был и сам Тобар. Как водится, выпили водки, да и завалились спать.

Поутру проснулись, захотели опохмелиться, а денег - нет!

Томаш выглянул в окно и поинтересовался, кто живет по-соседству. «Да бабка одна, с дочкой, - протянул Тобар. – Мы с ней не ладим. Год назад попросила меня дрова распилить за полторы тысячи. Ну, я и попилил ей, сколько смог. Четыре шпалины не допилил, так она у меня половину деньжат вернуть требовать начала, дескать, я плохо с работой управился!»

«Бабка, говоришь? - хохотнул Томаш. – Пойдем - ка навестим конфликтную старушку, попросим у нее «в долг»!

Сказано – сделано. Через дыру в заборе друзья-приятели пролезли на участок Игнатенко и обнаружили, что дверь в хату не заперта.

На тумбе в прихожей лежал кухонный нож. Томаш схватил утварь и ворвался в зал…

Что было дальше, вы уже знаете.

                          «Я не я, и корова не моя!»

Тобара взяли под стражу в тот же день. Волович метнулся в соседнюю деревню к Лале, дочке своей бывшей сожительницы. Там его и взяли «тепленьким». Томаша прижать к стене не удалось – «братишка» отчалил в Республику Беларусь.

Тобара допросили, однако писать явку с повинной тот отказался. Ушел «в несознанку». Дескать, «я не я, и корова не моя!»

Гражданская супруга Воловича заявила следствию, что ее муж весь день был с ней рядом и по «делам» не отлучался. Да и сам Тобар клялся-божился: «Томаш во всем виноват. Мы пошли за водой к колодцу, но он зачем-то вернулся в дом, сказал – догонит. Когда я принес воду, Томаша в хате не было. Я вспомнил, что он интересовался, кто напротив живет, и предположил: он задумал дурное. Захожу к Игнатенковой, она на полу лицом вниз лежит, а Томаш в тумбочках роется. Помню, я повертел пальцем у виска: «Что ты творишь!» А Томаш бросил в ответ: «Сам не видишь? Деньги ищу!»

Тогда я подошел к нему и вывел в коридор, намекнув на большие неприятности. Томаш сказал, что ему все равно – «сел и уехал». Он вернулся назад, избил и связал Игнатенко, а потом запер ее на ключ. На улице показал мне какие-то банковские карточки, которые положил в карман. А я очень сильно испугался, потому и не стал помогать соседке».

Короче, похищать имущество, принадлежащее Тамаре Панкратьевне, не хотел, карточки не брал и денег с них не снимал. Куда Томаш дел карты и где снимал деньги, ему неизвестно.

В ходе следствия Игнатенко дала показания не в пользу «миролюбивого» и опасливого «цыганенка»: «Тобар лжет! Он не защищал меня! Они с подельником были заодно. Мой сосед и его товарищ на пару требовали отдать им «по-хорошему» золото и деньги, и угрожали «добить ножом», если я не назову пин-коды».   

Тамара Панкратьевна не скрывала: «Я всерьез опасаюсь за свою жизнь! Вы даже не представляете себе, насколько страшна цыганская месть…

Тобар и его товарищ угрожали мне расправой. Они сказали, если я его посажу, придут другие люди и разберутся со мной. Мне пришлось жить с дочкой на съемной квартире. Возвращаться домой боюсь до сих пор».

Суд квалифицировал действия Тобара Воловича по ч.3 ст. 162 УК РФ как разбой – нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, по предварительному сговору группой лиц, незаконно проникших в жилище и применивших предмет, используемый в качестве оружия.

- 24 июля 2018 года суд признал Т.Я. Воловича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 162 УК РФ (разбой), и назначил ему наказание в виде семи лет и шести месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, - пояснила заместитель прокурора Смоленского района Смоленской области Ирина Ермакова. – Также суд постановил взыскать с виновника преступления в пользу потерпевшей три тысячи рублей (возмещение материального ущерба) и 100 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.  

Уголовное дело в отношении подельника Воловича выделено в отдельное производство.

Имена и фамилии действующих лиц из этических соображений изменены.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
17 минут назад
47 минут назад
В Сафоново огонь мог перекинуться с сарая на жилой дом.
сегодня, 09:35
Вчера вечером в Сафоново столкнулись  две легковуш...
сегодня, 09:20
Авария случилась накануне вечером в Сафоново.

Опрос

Вы доверяете народной медицине?


   Ответили: 146