"Алчность". Как у смолянина квартиру отобрали

Криминал
"Алчность". Как у смолянина квартиру отобрали

Ее не зря называли «пиявкой». Она и вправду с наслаждением пила кровь 70 - летнего старика, по злой иронии судьбы оказавшегося в цепких лапах моложавой алкоголички.
«Пиявка» не только извела пенсионера, но и присвоила его квартиру, представившись в нотариальной конторе «наследницей №1»…

             «Та самая Татьяна…»

«Папа, пора браться за ум», - устало повторял Максим Руднев, когда на пороге материнской квартиры возникал давно не бритый мужчина в грязной, скверно пахнущей одежде. Его отец, Игорь Николаевич Палтышев. Мать с отцом развелись, когда Максим учился в начальной школе, но связи со своей женой, Ираидой Тарасовной, мужчина не терял. Исправно платил алименты и с радостью, а не по нужде, нес вахту «воскресного папы». Хорошим он был человеком, работящим. Колесил на рейсовом автобусе по Смоленщине, трудился слесарем - сантехником в гостинице «Центральная»… Подработками не гнушался – брался и за строительные работы.

Игорь Николаевич разводился, женился снова, но по-прежнему тесно общался с Рудневым и своей первой «бывшей». Третий брак Палтышева вышел коротким – супруга вскоре ушла в мир иной. Тут-то он и сломался. С горя начал пить по-черному.

Негативную роль в судьбе этого крепкого, некогда волевого мужика сыграло одно немаловажное обстоятельство: регулярные визиты непутевой падчерицы, дочери последней по счету жены Палтышева.

Татьяна Скворцова была еще та штучка: отсидев срок за кражи, пропила материнскую «двушку». Оставшись без крова, жила, где придется и не работала. За Игорем Николаевичем ухаживать не собиралась и отбирала у старика пенсию, которую пропивала с собутыльниками. Соседи вынуждены были мириться с постоянным шумом в квартире Палтышева и табачной вонью, которой пропитался весь подъезд. Не жилье, а настоящая блат – хата!..

..В редкие минуты просветления Игорь Николаевич приезжал к Ираиде Тарасовне и сыну. Те жалели его, приводили в чувство. Кормили, обстирывали, выдавали чистую одежду. Согревали теплом семейного очага, стараясь растопить лед в загрубевшем сердце попавшего в беду человека.  

Ну и журили – увещевали, не без того. Однако все усилия были напрасны – Палтышев на трезвую голову все понимал отчетливо и ясно, но, окунувшись в маргинальную среду, опять пропадал на месяц – другой. Его жизнь шла по кругу. От попойки к попойке…

Как оградить отца от назойливой, опустившейся и наглой Татьяны, Максим не знал.

На семейном совете Рудневы решили: нужно построить дом, продав квартиры – свою и отцовскую, и жить в согласии вместе. Игорь Николаевич не возражал. Его глаза светились надеждой: а ведь, и, правда, выход!

Максиму довелось столкнуться с падчерицей, постоянно терроризировавшей отца. Как-то раз, после своего «гостевого» визита в семью, Палтышев попросил подвезти его домой, по месту жительства - на ул. Марии Октябрьской.

Сын проводил Игоря Николаевича до дверей. Их ждал неприятный сюрприз. На грубо сколоченным под картошку коробе сидела неопрятная бабища лет сорока. Косматые волосы, опухшее от водки лицо. Глаза бегают. Мужская куртка с чужого плеча, резиновые шлепанцы на босу ногу.

«Явился…», - протянула баба и швырнула окурок под ноги Палтышеву.    

Игорь Николаевич заревел: «Пошла вон отсюда, денег не получишь!» Та не растерялась, схватила Палтышева за рукав: «Дай, дай на пузырек…». – «Ты что, не видишь, ко мне сын пришел...?!»

Мужчина гнал от себя опущенку, краснел… Баба накинула на голову капюшон и сползла вниз по лестнице.

Максим вошел в квартиру отца и схватился за сердце. Разруха, зловоние. Всюду грязь.

«Папа, нельзя так. Поедем домой. К нам…». Игорь Игнатьевич покачал головой: «Нет, сынок. Останусь…». Сын махнул рукой и выскочил из подъезда. Понял: папа хочет опохмелиться. На бегу заметил: Танька топчется у крыльца, выжидает.

Руднев вздохнул: хотел поддержать материально отца, помог алкоголичке…

Во второй раз Максим увидел Скворцову на даче Палтышева. Сценарий и декорации те же: водка, местные алкаши и Игорь Николаевич, спонсор «чемпионата по затяжному межгалактическому пьянству».

Руднев забрал пьяненького отца, заодно прихватив по его просьбе и всю тепленькую компанию. Развез по «домам», так сказать. По дороге пожилой мужчина жался к сыну, хватал за руку: «Ты молодец у меня, горжусь тобой! Выбился в люди…».

Напрасно этот вполне респектабельный мужчина пытался оградить Палтышева от забубенной «пиявки». Всякий раз, когда он приезжал проведать родную душу, на горизонте маячила нетрезвая Скворцова.

Виделись часто. Руднев не бросил отца. Навещал по нескольку раз в месяц, покуда Игорь Николаевич не уходил в «штопор»…

Контролю за «веселым папой» помешал несчастный случай. В марте 2015 года мама Максима сломала ногу и практически на целый год оказалась прикованной к постели. Сын денно и нощно ухаживал за Ираидой Тарасовной. Проблемы пьющего Палтышева отошли на второй план…

Но Руднев не забывал о занозе, вонзившейся в сердце. Папа! Он несколько раз приезжал к отцу... Звонил в дверь. И уходил. Тишина…

И – окурки на лестничном марше.   

                              Разведка боем

В течение полугода сын неоднократно навещал Игоря Николаевича, но все было напрасно: дверь ему так никто и не открыл. Родные думали: запой. Отлеживается, не встает. Стыдится, переживает, потому и не хочет, чтобы его, потерявшего в такие дни человеческий облик, лишний раз видели.

Однажды Максим, безрезультатно топтавшийся у порога отцовской квартиры, услышал за дверью шорох. В доме кто-то есть! Приложив ухо к обшарпанному дерматину, услышал тихие голоса. Мужской и женский. Переговариваются меж собой, смотрят в глазок, а в квартиру не пускают.

Неужели падчерица и ее сожитель?..  

Руднев забил тревогу. С отцом случилась беда!     

Тетки кинулись на подмогу. Сестры Игоря Николаевича - Ирина Фетисова и Майя Палтышева, окончательно и бесповоротно решив расставить все точки над «i», в августе 2016 года приехали к брату.

Дверь заперта, звони – не звони…

На шум выглянула соседка. Старушка поинтересовалась: «Кто такие?» Ирина Николаевна начала было расспрашивать бабушку, где Игорь, да та в ответ ничего путного не сказала, сославшись на преклонный возраст. Женщины переглянулись и вышли во двор.

«Ирочка, ума не приложу, что нам делать…», - прошептала Майя. «Не уйдем, пока не узнаем правду!» - крикнула Ирина и решительно преградила дорогу тучной пенсионерке, которая намеревалась зайти в подъезд.

«Игоря Николаевича ищете? – едва справляясь с одышкой, просипела дама. – Он очень плохо себя чувствовал в последнее время. Умер в январе, уже восьмой месяц пошел, как…».

Майя всплеснула руками, Ирина побледнела. Соседка понимающе взглянула на женщин: «Вы не знали?! Я вам вот что скажу. Палтышева хоронила падчерица, Танька Скворцова, он ей дарственную на квартиру оформил. Говорят, квартиру собираются продавать…».

Дама объяснила, где искать Таньку: «Видите пятиэтажку напротив? Там она с каким-то мужиком живет!»        

Сестры пошли в разведку. Разведку пришлось вести… боем.

Куривший в грязном подъезде мужчина указал на гаражи: «Там они. Вы поосторожней с Танькой, пьет она уже второй день. Собрали компанию таких же бездельников!»

Ирина направилась к гаражам, распахнула дверь ржавого сарая. Так и есть: «поляна» накрыта, развеселый народ дурными голосами орет разухабистые песни.

Палтышева вызвала Таньку на разговор. «Где Игорь, отвечай немедленно!» - «Умер полгода назад». – «Почему нам не сообщила?! Ты ж знала, где я живу, бывала у нас в гостях!» Падчерица Игоря Николаевича мотала головой и пыталась отпираться, но тщетно - Ирина в прямом смысле взяла ее за горло. Бульдожья хватка!

На вопрос, где схоронили Палтышева, Скворцова со страху промямлила: «Там, где всех хоронят…». Где именно, не помнит.

На подмогу явился сожитель беспутной Таньки. Ирина Николаевна накинулась на него: «Где ключи от квартиры, отдавайте немедленно!»

Мужчина покачал головой: «Отдам сыну. Я вас не знаю».

Сестрам пришлось покинуть «театр военных действий» несолоно хлебавши.

Родственники умершего написали заявление в правоохранительные органы. По факту подозрения на наличие состава преступления (присвоение недвижимости мошенническим путем) началась проверка.   

                            Похоронили, как бомжа…

За два дня до смерти соседка Палтышева, Ольга Васильевна Пустельга зашла проведать Игоря Николаевича. Женщина пришла в ужас от увиденного.

Выдержка из материалов обвинительного заключения:

«Палтышев в беспамятстве лежал на полу на груде тряпья. Позвала его, он открыл глаза и узнал меня. Он не один был, с падчерицей. Спросила у Таньки, почему человек валяется на полу. Та развела руками: «Не могу перенести на диван, тяжелый».

В квартире было очень холодно, балкон распахнут настежь. Я потребовала закрыть балконную дверь и отдала Татьяне котлеты, которыми хотела накормить старика. Когда уходила к себе, в квартиру Палтышева пришел сожитель Скворцовой. Я поняла, что все мои усилия бессмысленны. А ведь крепкий мужчина был! С палочкой только на улицу выходил – боялся поскользнуться и сломать ногу. За год хорошего человека сломали, довели до скотского состояния попойками…

Не жизнь у него была, а мука. Жаловался, бывало, сестре: «Спрячу пенсию в носок, суну под ковер, а она знает, где искать. Найдет и пропьет». Палтышева не только обворовывали, но и били смертным боем. Когда у Игоря Николаевича заканчивались деньги, его третировали местные алкоголики. Терпел. Так и не написал заявление в полицию».

На следующий день внимание Ольги Пустельги услышала гомон на лестничной площадке. Татьяна заявилась в гости к пьющему семейству, живущему в соседней квартире. Она отчетливо слышала, как падчерица Палтышева визгливо крикнула: «Дед скоро крякнет», и громко расхохоталась.

25 января 2016 года Ольга Васильевна узнала, что несчастный старик скончался. Тело передали в морг.

Пустельга кинулась к Скворцовой и попросила ее немедленно связаться с родственниками Игоря Николаевича. Танька заявила, что понятия не имеет, где они живут: «Ходила к ним в гости пьяная, адреса не помню». Позже мне стало известно, что сожитель Скворцовой помог ей собрать необходимые документы на квартиру Палтышева и содействовал в оформлении наследства.

Ольга Васильевна подтвердила: «Квартира Палтышева продана и сейчас в ней идет ремонт».

Пустельга была очень расстроена произошедшим, жалела Игоря Николаевича: «Могу только посочувствовать людям, которые купили жилье. Я подкармливала этого пожилого, доведенного до полного отчаяния человека из жалости, но убирать к нему не ходила. Квартира была превращена в свинарник. Скворцова то кроликов разведет, живность прыгает по квартире, гадит без всякого удержу, то кошек. Пять котов у нее было, вонь даже на лестничной клетке стояла нестерпимая! Газ обрезали, сантехника на грани фантастики – в унитазе смыв не работал».

Риэлтор, которая занималась продажей квартиры, «принадлежавшей» Скворцовой, призналась: «Я была вынуждена снизить стоимость недвижимости на 100 тыс. рублей и предложила покупателю запущенную донельзя «однушку» за 850 тыс. рублей».    

…Игоря Николаевича похоронили как бомжа – Татьяна не стала забирать тело из морга. Хорошо хоть на табличке фамилию указали, иначе сестры Палтышева и его сын вряд ли бы смогли найти родной погост.  

Максим поставил на могиле памятник, заказал оградку…

Но отца-то уже не вернешь! Сжили с белого света батю алчные люди.

В зале суда Татьяна Скворцова заявила, что своей вины она не признает – «я не мошенница, делала все по закону»:

«О наличии у И.Н. Палтышева сестер и племянницы в заявлении у нотариуса не указала - не сочла нужным. О том, что у Игоря Николаевича есть сын, я вообще не знала. Показания в явке с повинной дала потому, что боялась тюрьмы. Думала – мне грозит большой срок, а возвращаться на зону не хотелось…».     

Квартиру Скворцова продала и купила комнату в общежитии. Содержать «однушку» у безработной Татьяны, продолжающей вести асоциальный образ жизни, шансов не было.

Сестры Палтышева и Максим Руднев вторили в один голос: Игорь Николаевич хотел завещать квартиру сыну, а не Татьяне, которая не приходилась ему родной по крови.

- Суд признал Татьяну Скворцову виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 159 (мошенничество в особо крупном размере, повлекшее лишения права гражданина на жилье) и ч. 1 ст. 174 УК РФ (финансовые операции  с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению деньгами, либо имуществом), и приговорил ее к пяти годам лишения свободы условно (с испытательным сроком пять лет). Также суд постановил в гражданском порядке удовлетворить иск сына потерпевшего, потребовавшего возместить нанесенный ему материальный ущерб.  

- комментирует ситуацию старший помощник прокурора Ленинского района г. Смоленска Наталья Семенкина.

По этическим соображениям имена и фамилии действующих лиц изменены.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 23:00
Ушел из жизни музыкант и аранжировщик, лауреат международных...
вчера, 18:49
Команда Сергея Гунько упустила победу в нервной концовке игр...
вчера, 18:00
В Смоленске в полицию обратился 33-летний местный житель, ко...
вчера, 19:23
В Рославльском районе местный 26-летний житель продавал наркотики....

Опрос

Ваш ребенок занимается в спортивной секции?


   Ответили: 463