«Монстр». Смолянин с особой жестокостью убил своего гостя

Криминал
«Монстр». Смолянин с особой жестокостью убил своего гостя

…Его считали ребенком. Прощали. Закрывали глаза на очевидный факт – в обычной смоленской семье растет не ребенок. Монстр, смертельно опасный для общества. Чудовище, зараженное вирусом вседозволенности…                  

                                      Приглашение в преисподнюю

21 января 2016 года.

Смоленская область, г. Рославль.

11 час. 00 мин.

«Скучаешь? Заняться нечем? Ну, тогда заходи в гости. Музыку врубим, в игрушки компьютерные сразимся… Я пару новинок скачал». Федя Усольцев обернулся. У подъезда стоял старый знакомый Усольцева, 24-летний Арнольд Шульц. Федор застенчиво улыбнулся: «Правда, что ли?» - «А я не шучу. Ты же знаешь, что мне нельзя говорить «нет», - презрительно протянул невысокий и щуплый паренек, швырнув окурок под ноги собеседнику.

Федя – ЗНАЛ. Про замкнутого, нелюдимого Шульца ходила дурная слава. Обитатели одного из дворов 17-го микрорайона старались не попадаться на глаза этому пареньку. Боялись его, как огня. «Совершенно неуправляемый, жалко Зойку», - шептались сердобольные старушки, «оккупировавшие» скамейку у подъезда типовой многоэтажки, где жил Арнольд. Они нередко видели мать Шульца, которая часами сидела на лавочке, втянув голову в плечи, словно озябшая птичка…

«Опять поганец Зою Викентьевну из квартиры выставил! Сидит под дождем, слезы льет. Родная мать ему, понимаешь, мешает пьянствовать!..» - в сердцах горячились соседки, но поделать ничего не могли. Разве что пригласить несчастную Зою на часок – другой чаю попить, у чужого очага погреться.    

Никто не мог урезонить беспредельщика - Арнольда. Как принято говорить у психологов, «упустили момент». «Странности» у мальчишки проявились еще в подростковом возрасте. Волчонок, если его гладили против шерсти, сразу же «показывал зубы». Бывало, сделают мальчишке замечание, а он не просто хамит в ответ, так еще и угрожает! Отойдет на безопасное расстояние и шипит: «Будешь на меня давить, я тебе дверь спалю… Или кота придушу».

Взрослые махнули на парня рукой: подрастет, образумится. В правоохранительные органы не обращались – зачем ребенку жизнь ломать? И даже родителям Арнольда не считали должным лишний раз пожаловаться: сами, что ли, не видят? Родители Шульца видели ВСЕ, но сделать ничего не могли.   

Когда мальчишке стукнуло 17, соседи осознали свою ошибку, но было поздно. Волчонок заматерел и превратился в не знающего жалости ни к людям, ни к домашним животным волка.

Выдержка из материалов уголовного дела:

«Арнольд постоянно пил и курил на лестничной площадке. Мог толкнуть человека, который поднимался в этот момент по лестнице и сделал ему замечание. По ночам включал громкую музыку, тем самым терроризируя соседей по дому. Ему ничего не стоило наброситься с кулаками на пожилую женщину или старика. Мы даже боялись детей на улицу отпускать…

Он не раз заявлял, что к несовершеннолетним нарушителям общественного порядка относятся лояльно: «Какой спрос с меня спрос? Что вы со мной сделаете?».

…Федор Усольцев нехотя поплелся за Арнольдом. Этот 33-летний мужчина, испытывавший явные проблемы в общении со сверстниками, будто физически ощутил нависшую над ним беду. Шульц открыл дверь в квартиру и, обернувшись, осклабился: «Заходи, не бойся! Сейчас Тимка Буценко из магазина вернется, я ему задание дал спиртным затариться…».  

…Через несколько часов из подъезда многоэтажки медики вынесут труп Усольцева. Судмедэксперты установят: молодого мужчину зверски избили, а затем, изрезав кухонным ножом, задушили…

Убийцу вывели во двор в наручниках. Никто не удивился, что мучителем Феди Усольцева оказался Арнольд Шульц. Тот самый «бытовой террорист», который держал в страхе весь двор.

             Свидетель убийства или соучастник?

Оперативники взялись за опрос возможных свидетелей преступления. В ходе следствия соседи неожиданно вспомнили, что в день убийства Усольцева видели в подъезде знакомого парня, который частенько захаживал к Шульцу. «Ровесник Арнольда, вроде бы, неплохой человек… Мы удивлялись: что у него с этим нелюдем общего? Потом вспомнили – ребята с детства дружили!»

Выяснилось, что молодого мужчину зовут Тимур Буценко. Он действительно был 21 января в гостях у Шульца. И не только заходил к Арнольду, но и обратился к соседям со странной просьбой: ему зачем-то понадобился скотч.

«Ближе к вечеру в дверь позвонили. Раз, другой… Настойчиво так, - пояснила следователю Зинаида Валько. – Открываю, на пороге стоит мужчина. Видела его раньше неоднократно, в противном случае, и разговаривать с незнакомцем не стала бы. Назвался Тимуром и попросил скотч – товарищу понадобилось что-то срочно заклеить. Мне показалось, что он слегка пьян. Выполнила просьбу, а парень не уходит! Мнется на пороге, бледный, губы дрожат. «Можно, - говорит, - я у вас посижу?» Разрешила – вижу, он явно обратно к приятелю возвращаться не хочет…

Мало ли что бывает? Тимур этот присел в прихожей на стул, подождал полчаса, поблагодарил нас и ушел. Мне очень не понравился его взгляд – тревожный, напряженный… Будто думает о чем-то, а рассказать боится.

Казалось, что он вот-вот расплачется».

Тимура допросили, и он рассказал ПРАВДУ.

«Я не видел, как все это началось, - поведал находившийся в полуобморочном состоянии Буценко. – Выпили, а потом я сел за компьютер и увлекся игрой. Услышал за спиной шум, обернулся – вижу, Арнольд бьет Федора по лицу кулаком. Усольцев потерял равновесие и упал в кресло. Как я понял, встать на ноги он не смог. Шульц начал над ним издеваться: «Да ты не мужик! Отвечай за свои слова, слабак!»

Я хотел было вмешаться, но Арнольд приказал оставаться на месте. Ссориться с приятелем мне не хотелось, пришлось продолжить игру. Потасовка не заканчивалась. Смотрю, Федька лежит на полу, а Шульц его изо всех сил лупит ногами по голове и животу… Усольцев был весь в крови».

Федор умолял Арнольда остановиться, хватал его за руки. А тот вошел в раж: «Не шевелись, хуже будет! Мне нельзя говорить «нет», разве ты забыл?! Лежи и не рыпайся. Выбью из тебя дурь, и отпущу!»     

Усольцев пытался подняться, закрывал руками голову…

«Шульц бросил избивать Федю, кинулся к столу… Там лежал нож, которым Арнольд нарезал лимон. Я и охнуть не успел, как нож оказался в груди Усольцева. Меня поразило абсолютное спокойствие Шульца. Он как - будто выполнил трудную, но очень нужную ему работу…

Сказал: «Готов!», и отошел в сторону».

Через пятнадцать минут Федя зашевелился и застонал…

                            «Сиди и смотри!»

«Арнольд увидел, что Федор еще жив, выругался и вышел из комнаты. Вернулся с разделочным ножом, присел рядом с Усольцевым. Меня затошнило от страха – Шульц примеривался, куда ударить ножом. Попытался снова воткнуть лезвие в грудь, но оно гнулось и никак не могло пробить одежду…».  

Буценко умолял Арнольда прекратить издевательства над беззащитной жертвой, но тот очень тихо и внятно попросил не вмешиваться: «Раз начал, нужно закончить. Сиди и смотри!».

«Я боялся подойти к нему, а позвать на помощь не мог – телефон остался в кармане крутки, которая висела в прихожей. Понимал – закричу, и он бросится с ножом на меня и зарежет…».

Тимур позеленел: у него на глазах Арнольд, задрав на животе Федора толстовку, начал методично вспарывать мужчине живот. Потом пощупал пульс и недовольно вскрикнул: «Когда же ты сдохнешь?! Надо же, каким живучим оказался!..».

Онемевший Буценко – невольный свидетель кошмарной сцены, - увидел, как изверг схватил столовый ножик и вонзил в шею несчастного…

Усольцев захрипел...

…Жертва истекала кровью, но упорно хваталась за жизнь. Федор был без сознания, но – жив!

Тимур в ужасе закрыл глаза и слышал тихое бормотание: садист… вел неспешный разговор с умирающим. Проклинал его, посмеивался, напевал какой-то мотив…

Пытки продолжались полтора (!) часа. В ход шло все, что было под рукой этого выходца из преисподней – назвать человеком Шульца не поворачивается язык. То, что он вытворял над телом 33-летнего мужчины, находится за гранью человеческого понимания.

«Я устал, - наконец заявил Арнольд. – Пора тебе, дружок, отправляться в последний путь, хочешь ты того, или нет…».

Шульц взял со стола полиэтиленовый пакет и затолкал его Федору в рот. Но решил, что и этого мало – принес из ванной полотенце и зафиксировал на шее. Через несколько минут все было кончено.

Из показаний Тимура Буценко:

«Арнольд убедился, что Федор больше не дышит. Поднялся с колен и направился ко мне. Я подумал, что и мне конец… Но он наклонился к компьютеру, набрал в поисковике песню группы Кино» «Закрой за мной дверь» и заявил, что посвящает ее покинувшему мир живых Усольцеву».

«Как думаешь, что будем делать с трупом?» - спросил у друга детства садист и сам ответил на свой вопрос: «Может, найти машину и вывезти тело за город? Нет, не пойдет. Нужен надежный человек, а таких я не знаю. Тогда давай поступим следующим образом. Лицо у Федьки обезображено до неузнаваемости, поэтому отрежем ему пальцы – тогда дактилоскопия потеряет всякий смысл. Завернем в ковер, выбросим в подвал, и дело с концом! Давай, топай к соседям за скотчем!»      

Тимур замешкался у двери. Арнольд грозно насупил брови: «Что стоишь? Иди! И не вздумай никому рассказывать о том, что видел. Убью тебя, и твою сестру с мамкой зарежу. Я все могу!».

…Не зря Тимур Буценко тянул время. С работы пришел отчим Арнольда… Товарищ Шульца едва не потерял сознание, решив, что потерявший человеческий облик приятель сейчас разберется с обоими мужчинами, ставшими свидетелями кошмарного преступления. Но Арнольда молчал. Стоял в стороне и, не спуская глаз с отчима, спокойно смотрел, как тот разговаривает по громкой связи с матерью пасынка. Мать умоляла сына написать явку с повинной, но тот и не думал этого делать…

Полицию вызвала мать. До последней минуты бедная женщина не была уверена в том, что ее муж и друг детства ее сына – убийцы останутся в живых…

Психиатрическая экспертиза не нашла отклонений в психике рославльского чудовища.

Однако родственники Арнольда Шульца считали, что это не так: нормальным в полном смысле этого слова он не был.

«Мы замечали, что с Арнольдом что-то не ладно, - поделился своими наблюдениями со следователем его отчим. – На него будто что-то временами накатывало. Он демонстративно крушил и ломал мебель, включал посреди ночи музыку на всю мощь…

Мог подбежать ко мне или к матери вплотную, приближал лицо и требовал громко повторить свои слова. Когда соседи вызывали полицию, закрывался в своей комнате и заявлял, что к происходящему безобразию непричастен.

Самостоятельно зарабатывать деньги не хотел и не собирался – после окончания техникума я пытался устроить его на работу вахтовым методом, но Арнольд категорически отказался. Камнем висел на нашей шее…».   

В финале этой страшной истории виноваты все. Соседи, родители, друзья… Видели. Молчали. Мирились с происходящим беспределом, как могли…

- 29 ноября 2017 года Рославльский городской суд Смоленской области признал Арнольда Шульца виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ (умышленное убийство), и назначил ему наказание в виде девяти лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, - пояснил старший прокурор отдела прокуратуры Смоленской области Владислав Шермаков. - Рассмотрев 17 июля 2018 года апелляционную жалобу Шульца, суд оставил приговор без изменения.  

Имена и фамилии действующих лиц по этическим соображениям изменены.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
38 минут назад
30 сентября стартовало голосование по проектам Всероссийского...
сегодня, 18:36
Похитить по хитрой схеме деньги из с банковской ячейки ему п...
сегодня, 15:53
За минувшие 24 часа в областном центре выявили в 2 раза мень...
сегодня, 16:15
Насладиться виртуозным исполнением Николя Челоро жители обла...

Опрос

Ваш ребенок занимается в спортивной секции?


   Ответили: 519