Недостижимая «Вертикаль» Ларисы Лужиной

Культура
Недостижимая «Вертикаль» Ларисы Лужиной

Лариса Лужина…
Легенда отечественного кино. Ее слава началась с фильма Сергея Герасимова «На семи ветрах». Лужина стала едва ли не первой советской актрисой, которая сломала «железный занавес»,  выбралась за границу и начала сниматься за рубежом. И даже удостоилась Национальной премии ГДР и премии телевидения ГДР «Золотая лавровая ветвь»! Та самая Лариса, которой, как поется в песне Высоцкого, «сам Марсель Марсо чегой-то говорил…». И не только Марсо – Робер Оссейн безуспешно пытался завоевать ее сердце!  
В прошлом - манекенщица, сегодня – народная артистка России,  гость  X Всероссийского кинофестиваля актеров-режиссеров «Золотой Феникс» и член жюри.  

           «Наверно, я погиб. Глаза закрою, вижу…»

- На церемонии открытия фестиваля прозвучала песня Владимира Высоцкого – та самая, которую он посвятил вам. Какие у вас были отношения с Володей? Он любил вас?

- Исключительно дружеские! Не думаю, что он испытывал ко мне какие-то особые чувства. Высоцкий был очень влюбчив по натуре и ухаживал за многими девушками. Старался быть внимательным, галантным, дарил цветы. Когда на съемках «Вертикали» выпадала свободная минутка, он улучил момент и написал эту песню. Все, о чем в ней поется, - истинная правда! Я побывала и в Каннах, в Париже, Варшаве и в Осло, рассказывала о своих приключениях Володе. Он слушал меня, раскрыв рот. Время-то сложное было – 1956 год, «железный занавес». Наши выезжали за границу очень редко, с большими трудностями! А я, студентка второго курса ВГИКа, не верила своему счастью – увидеть Канны своими глазами! Чудо! Небывальщина!

Конечно же, мне было очень приятно его внимание. Но любви не было. Крепкая дружба!

- Красивая история! И все же в этой песне есть какая-то мужская обида…

- Да… Не зависть. Печаль, наверное, глубокая.

«Сладкая жизнь советской студентки»

- С Каннами у вас связана еще одна история – уже не сказочная, а скандальная…

- Вы про твист? Наша делегация в Каннах давала прием, и мне сделали «непристойное» предложение - станцевать твист. Совершенно неприемлемый танец с точки зрения советского человека, непозволительное удовольствие, элемент «сладкой жизни»! В те годы вся Европа его танцевала, вот и мы во ВГИКе, в общежитии, его тайком отплясывали. Если о наших шалостях узнавали, услышав «враждебную» музыку, приходил администратор и выключал свет. Меня научили танцевать твист иностранцы, с которыми я нередко общалась в общаге. Все-таки даже в советские времена студенческое общежитие было, своего рода, неофициальным «государством», жившим по своим законам!

Сначала я отказалась, но Сергей Герасимов… разрешил. Ослушаться учителя нельзя! Была – не была! Меня сфотографировали, и вскоре моя фотография вышла в журнале «Пари Матч».

«Доброжелатели» тут же положили журнал на стол Фурцевой. Фурцева скривилась: «Эта Лужина позволяет себе непристойности!» Меня тотчас вычеркнули из списка претендентов поездок за рубеж. За меня заступился Станислав Ростоцкий и Сергей Герасимов, который сказал: «Это моя ученица, я ей разрешил танцевать». Если бы не они, я бы тут рядом с вами не сидела. Моя карьера актрисы была бы перечеркнута. Все хорошо, что хорошо кончается – впоследствии меня снова включили в «белый список».

«Роль Анны Тимофеевны Гагариной далась мне легко»

- Что связывает вас со Смоленщиной, кроме визита на юбилейный «Золотой Феникс»?

- Я сыграла мать Юрия Алексеевича Гагарина в фильме «Так начиналась легенда» и действительно приезжала в Гжатск. Единственный нюанс: мы снимали фильм не на Смоленщине, а под Тверью. Нашли деревеньку, похожую на Клушино. Зато премьерный показ картины прошел на родине Гагарина. На премьеру приехали Анна Тимофеевна, космонавт Алексей Леонов, жена Юрия Алексеевича Валентина с дочерьми. Забавно было! В местном клубе сидели жители деревни, смотрели фильм и с таким азартом обсуждали увиденное: «А корова-то у Гагариных не такого окраса была! Она у вас коричневая, а у них темно-белая…». «И дом не похож – у них другой был!» «Юрка в школу не с ранцем бегал, а с сумкой, которую ему родители сшили!»

Однако картина землякам Первого космонавта понравилась, они смотрели ее с огромным удовольствием. У меня слезы на глаза навернулись, когда на сцену вышла Анна Тимофеевна и расплакалась: «Олежек, который моего сына играл, вернул мне Юрочку…». Мальчики и вправду были очень похожи внешне.

- Сложно было играть Анну Тимофеевну?

- Я познакомилась с ней лично – обычная женщина! Таких у нас в стране миллионы. Добрый, хороший, светлый человек. Когда вспоминала Юру, всхлипывала. Но – держалась. Руки у нее натруженные, крестьянские, не холеные. Это она уже потом статус матери Гагарина обрела. Помню, домик ей власти подарили – по нашим временам халупа. Одноэтажная изба, холодильник – даже позавидовать нечему! Мне кажется, к родным Юрия Алексеевича можно было большее уважение проявить.

Мне не трудно было играть эту простую и милую женщину. Присмотрелась к ней – как ходит, жестикулирует. Живет скромно, с достоинством, делает людям добро. Вот и я старалась так себя вести на экране. Меня разве что загримировали под маму Гагарина – пригладили волосы, собрали в кукешку…

Вспоминаю, как мы ехали в Гжатск. Едем вдоль леса – машину остановил грибник: «Куда путь держите?» - «В Гжатск!» - «Подвезете?» Разговорились. Призналась: «Мы фильм снимаем о детстве Юрия Гагарина. Я играю Анну Тимофеевну». Мужичок смотрит на меня пристально: «Ну, не похожа совсем!» - «А чего не похожа? Зачешу волосы гладко, вот и будет сходство!»

А грибник не унимается: «А самого покажете? Алексея Ивановича?» - «Конечно!» Мужик хитро улыбнулся, да и говорит: «Он же выпить любил шибко, как выкручиваться станете?» В те времена сухой закон был, и на экране застолья были под запретом. А зачем нам выкручиваться, когда в картине как раз на такой жизненный случай присутствовал замечательный актер Георгий Бурков, у него все и так на лице написано!

Собеседник призадумался, вздохнул: «Алексей Иванович моим другом был…» Я ему: «Выпивали вместе?» - «Нет-нет, по воскресеньям только». А потом помялся немного: «И каждый день тоже!» То-то мы смеялись!

Товарищ отца Гагарина вспомнил такую историю:

- 12 апреля 1961 года я рыбачил с Алексеем Ивановичем. С собой, помимо снастей, взяли транзистор. И вдруг – позывные! Было как раз 10 часов 2 минуты. «Человек в космосе! Майор Юрий Алексеевич Гагарин вышел на орбиту Земли!» Я Лешу толк в бок: «Юрка твой в космос полетел, радость-то какая!» Алексей Иванович засомневался: «Нет, путаница какая-то. Юра – не майор, а лейтенант…».

Мужчины ее мечты

- Лариса Анатольевна, в вашей жизни было много мужчин. И все же, кто из них был для вас самым главным, единственным, мужчиной вашей мечты?

- Я их не считала (смеется). У меня было четыре мужа, а всех остальных прочих я и вправду не считала… Скрывать не буду: сейчас рядом со мной нет спутника жизни, зато есть сын и три внука. Для меня они главные мужчины, ради которых хочется жить! Люблю их. Дорогие мои, мой свет в окошке.

Сын – звукорежиссер, работает у Карена Шахназарова, вместе с ним участвовал в проекте «История Вронского». Сотрудничает со Светланой Дружининой и Станиславом Говорухиным. Внуки о кино всерьез не думают. Старший поступил в МГУ на факультет глобальных процессов – я даже не понимаю, что это такое! Средний пошел в девятый класс, младший – в первый.

«Не люблю навязываться и просить»

- Что же вас вдохновляет сейчас?

- Есть работа - я оживаю, бодрюсь! Ну а если никто не звонит, интересных предложений не поступает – настроение пропадает. Просто физически ощущаешь, что начинаешь заболевать. Все валится из рук, всех ненавидишь без особых на то причин. Только работа держит актера в тонусе, придает смысл жизни! Актер не может жить без сцены и кино. Как съемок нет – сразу чувствуешь себя ненужным и забытым. А я ведь уже не снимаюсь третий год, и мне очень плохо.

Слава Богу, есть антреприза – играю в трех спектаклях. Скоро поеду в Благовещенск на фестиваль, потом будут Екатеринбург, Сургут. В пяти городах сыграем спектакль на четверых. Мой партнер – замечательный Сережа Никоненко.

- Неужели у нынешних сценаристов и режиссеров нет качественного материала, способного вас заинтересовать?

- Наверное, есть. Но почему-то не приглашают… Однажды предложили сценарий, но он мне не понравился. Потом и звонить бросили. Люди сейчас стали очень невнимательными в этом отношении. Раньше как было? Если тебя не утвердили на роль, сразу перезванивали и извинялись, объясняли причину. Сегодня о тебе забывают. А ты сидишь, как на иголках, и думаешь: «Будет – не будет…». Самой звонить неудобно, не люблю навязываться и просить.

Хороших сценариев предостаточно – снимают сериалы, фильмы. А тебя в них уже нет. Жаль…

- Как началась ваша история с «Золотым Фениксом»?

- Директора фестиваля, Игоря Степанова, я знаю давно – тысячу лет знакомы! Обида небольшая, но есть: фестивалю десять лет, а он меня почему-то пригласил впервые. Понимаете, актеры – зависимые люди, мы – как крепостные артисты, куда пригласят, туда и идем. Я же не могу подойти к Степанову и сказать: «Я хочу на ваш фестиваль. Пожалуйста, возьмите меня!»

«Играть нужно глазами. Глаза – зеркало души…»

- Героини кино вашего времени завораживают магией созданных на экране образов. Светлана Светличная, Наталья Фатеева, Людмила Гурченко… Слово «секс-символ» совершенно неприемлемо по отношению к ним. Сегодня в кино очень много красивых женщин, но той удивительной, манящей магии уже нет. Почему?

- Мы стали – я говорю о молодых актрисах – другими. Они играют не глазами – зеркалом души, а телом. Наверное, все дело в том, что молодежь перестала читать. Ну как объяснить ей, что Чехов, Пушкин, Толстой – необходимый фундамент для создания глубины роли. Что нужно читать между строк, читать не глазами – душой. Читаешь – и плачешь. Так рождается образ. Когда актриса читает сухую выжимку из сценария – что она может почувствовать? Разве она увидит СЕБЯ? Свою ГЕРОИНЮ? Нет…

Рецепт ее молодости

- Как вам удается до сих пор выглядеть настолько прекрасно? Поведайте свой личный рецепт красоты!

- Нельзя сказать, чтобы я уделяла своей внешности много времени. Иногда, как и все женщины, посещаю косметолога. Вот и вчера заглянула в косметический кабинет, мастера со мной что-то такое странное делали, поддували лицо воздухом. Говорят: «Помогает!» Конечно же, периодически стараюсь похудеть – получается плохо. Похудеешь – и сразу набираешь вес обратно.

Мне кажется, главный фактор женской красоты – хорошее настроение. Когда я бываю в одиночестве, дома, и меня никто не видит, достичь положительных эмоций тоже нелегко. На людях – другое дело! Окружающие заставляют тебя быть в форме, держаться на плаву и не поддаваться унынию. Человек, который унывает и тонет в депрессии, сразу стареет на десять лет. Улыбайтесь чаще! 


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
33 минуты назад
Автолюбители рискуют серьезно опоздать на работу.
сегодня, 07:40
ПСО «Сальвар» объявил о поисках Владимира Владимировича Петр...
вчера, 23:00
Останки пропавшего без вести генерала Красной Армии нашли нижегородские...
вчера, 21:55

Опрос

Как часто вы употребляете алкоголь?


   Ответили: 1180