Елена Папанова: «Папа был серьезным и скромным»

Культура
Елена Папанова: «Папа был серьезным и скромным»

В конце октября в Вязьме прошел фестиваль памяти Анатолия Папанова, на котором главной гостьей стала его дочь Елена. Неудивительно, что в свое время юная Лена пошла по стопам родителей и поступила в театральный институт. Всегда немного стесняясь своей звездной фамилии, она считала, что в жизни всего нужно добиваться самой. Елена, несомненно, похожа на своего отца - такая же харизматичная и яркая. И ей удалось доказать, что она не просто дочь известного артиста, а прекрасная актриса с оригинальным амплуа.

«Умри, но будь»

- Елена Анатольевна, как вас встретила вяземская публика?

- Очень тепло. Я нередко сюда приезжаю, и город уже стал мне родным. Но, вы знаете, когда я впервые здесь побывала, у меня возникло странное ощущение. Я подумала: «Боже мой, а что же было раньше, когда родился мой папа?» Ведь и сейчас в Вязьме есть деревянные дома. (Смеется.) И вот уже второй год подряд в городе проходит фестиваль любительских театров, который в будущем мы надеемся расширить. Хочется, чтобы он расцветал. А еще в вяземском Народном театре я поставила спектакль, который мы сыграли уже четыре раза. Зрители принимают его на ура.

- Елена Анатольевна, вы всегда хотели стать актрисой?

- С детства. Это сейчас такое время, когда все хотят зарабатывать много денег. А мы были поколением романтиков, мечтали о таких профессиях, как геолог или археолог. Думаю, что я могла бы работать ветеринаром, потому что обожаю животных. Сейчас помогаю одному приюту для собак.

- Ваши родители были против поступления в театральный институт. Какие аргументы они приводили?

- Они говорили, что это непростая профессия для женщины. Мол, сложно заниматься семьей и строить блестящую карьеру. Ведь тогда многие актрисы все бросали из-за работы. Могу сказать, что в нашей профессии ты можешь быть очень талантливым, но о тебе никто никогда не узнает. Многое зависит от воли случая. Папа всегда с юмором говорил, что я недостаточно красива для того, чтобы играть. (Улыбается.) Я хорошо помню, как дома висели календари с изображением красавиц советского кино: Людмилы Хитяевой, Людмилы Гурченко, Натальи Фатеевой, Любови Орловой. Тогда я всерьез считала, что недотягиваю до эталона красоты. (Смеется.) Конечно, с папиной стороны это был такой юмор. Актрисы нужны разные.

- Получается, что вы шли за своей мечтой вопреки всему. Что помогло не отступить?

- Упорство - главная черта моего характера. Мы с папой - Скорпионы. А девиз у знака зодиака такой: «Умри, но будь». Вы знаете, у меня не бывает депрессий. В жизни случались неприятности и тяжелые моменты. Но я никогда не унывала и быстро выходила из подобных состояний.

- Елена Анатольевна, а вы помните свою первую роль?

- Я всегда занималась художественной самодеятельностью, играла в разных народных театрах с детства. Но расскажу о первой профессиональной роли. Я окончила курсы народного артиста Советского Союза Владимира Алексеевича Андреева, и он взял меня в театр. На момент моего прихода уже был поставлен спектакль про строителей КамАЗа «Дарю тебе жизнь». Неожиданно заболела одна из актрис, и меня срочно «ввели» в спектакль. Роль была большой, и я, конечно, волновалась, но сыграла успешно. Главный режиссер всегда спрашивал, когда на меня придет посмотреть отец. Папа знал, что я играю, но он много работал, часто уезжал на съемки, и у него все никак не получалось прийти. Я сначала несколько раз отвечала, что отец будет на спектакле. А потом, когда видела Андреева в коридоре, пряталась в гримерную, чтобы он не задавал мне вопросов. (Смеется.) Потом, конечно, папа посмотрел, как я играю, сделал даже какие-то замечания.

- Анатолий Дмитриевич редко присутствовал на ваших спектаклях?

- Он был очень занят. Не могу сказать, что папа разрабатывал со мной каждую роль, я все делала сама.

- Что для вас самое трудное на сцене?

- Было сложно петь, хотя в институте у нас преподавали вокал, по которому стояла «пятерка». Но мне, мягко говоря, медведь наступил на ухо. (Смеется.) Когда я пришла в театр, мне дали роль, где нужно исполнять романс. Накануне спектакля я очень волновалась, не ела, меня мутило, и все мысли были только о том, как спеть...

- А сейчас вы волнуетесь перед выходом на сцену?

- Редко. Но признаюсь: перед спектаклем, который поставили в вяземском театре, начинаю волноваться за день. На нас с партнершей лежит большая ответственность. Мы вдвоем на сцене находимся полтора часа. Огромный текст. Большие монологи. Сама роль очень глубокая. Ее исполнение съедает много сил, но я этому даже рада: давно хотела сыграть что-то подобное.

- Елена Анатольевна, а какие роли нравится исполнять больше: отрицательные или положительные?

- Поймите, в человеке все намешано. Где есть положительное, нужно искать отрицательное. И наоборот. Если честно, играть совсем положительные роли неинтересно. В одном из сериалов я была такой хорошей мамой, которая со всеми дружила и пекла пирожки, что было невероятно скучно. А вот в картине Валерии Гай Германики «Краткий курс счастливой жизни» моя героиня - женщина с прошлым, вышедшая из тюрьмы. Такие роли меня привлекают, конечно.

- В молодости театр был для вас на втором месте, а семья - на первом. Изменилась ли ситуация сейчас?

- Сложно сказать. Я считаю, что не совсем верно построила свою жизнь. Поставить семью на первое место для женщины – это правильно. А для актрисы - нет, потому что она должна постоянно работать или на ее месте будет кто-то другой. Окончив институт, я начала много сниматься. Но в тот момент у меня завязался роман с будущим мужем, мы поженились, родились дети. Я стала отказываться от съемок, забросила театр, играла то, что давали. Самым главным в жизни стала семья, театр ушел на второй план. Почему я считаю свой поступок не совсем правильным? Время шло, дети выросли, хотелось играть, но я изменилась, и про меня забыли. Уверена, что к 40 годам могла бы уже сделать карьеру и стать известной, не пусти я все на самотек.

«Школа»

- Елена Анатольевна, вы много лет отдали театру, но узнаваемой стали после скандального сериала Валерии Гай Германики «Школа».

- Да. Ко мне до сих пор подходят люди. Этот фильм смотрели все. Одни его ругали, другим сериал нравился. В картине около 70 серий, и когда столько находишься на телеэкране, тебя запоминают.

- Валерия Гай Германика - эпатажная девушка и на первый взгляд довольно сложный человек. Что можете сказать о работе с ней?

- Впервые я увидела Валерию на пробах. Она сидела в углу с маленькой собачкой. Уже позже мне сказали, что это режиссер. С ней легко! У нас сложились замечательные отношения. Кроме «Школы», я снялась еще в двух ее картинах. На съемках она всегда требует естественности от игры. А театр позволяет актеру немного преувеличивать. Я благодарна ей за то, что она немножечко сняла с меня театральную «шелуху».

- «Школа» - трагичный, тяжелый и местами жестокий фильм. Почему согласились на роль?

- Во-первых, у меня не было представления о Валерии Гай Германике как о режиссере. Оказалось, что она работает с документальной камерой. Поэтому все актеры такие бытовые на экране. Другая особенность – нам не давали читать сценарий. Сцены писали, и мы снимали их на следующий день. Но, знаете, на эту роль я бы согласилась в любом случае. Каждый актер хочет работать, а то, что делает Валерия, интересно.

- Вы играете на сцене театра и снимаетесь в кино. Что все-таки привлекает больше?

- Кино. Соглашаюсь на разные роли. Это совершенно другие заработки и популярность. Я не верю артистам, которые говорят, что им не нужна слава. Неправда, сама наша профессия подразумевает стремление к ней. Все хотят быть узнаваемыми. Один раз даже мой папа, будучи уже известным и всенародно любимым, согласился сниматься в фильме, сценарий которого ему не очень нравился. Но он посчитал это необходимым, потому что подумал, что о нем стали немного забывать. А в театре мне бы хотелось сыграть хорошую глубокую роль.

Воспоминания о папе

- Елена Анатольевна, расскажите, знаменитый Анатолий Папанов - какой он?

- Отец не был богемным человеком, любил одиночество. Он большой самоед, никогда не был доволен тем, что делал. С критикой относился к себе, но не к окружающим. Никогда не ругал актеров за игру. Людям кажется, что он в жизни такой же весельчак, как и на сцене, но это не так. Папа был очень серьезным и скромным. Одевался всегда сдержанно, лишь бы ему было удобно. За год до смерти, осенью, мы с ним и дочками поехали на дачу. Тогда был большой урожай яблок. Когда я уложила спать детей, мы с папой сели смотреть программу «Время», и по телевизору объявили, что ночью ожидается сильный снегопад. Папа сказал: «Слушай, яблоки пропадут, надо спасать». А было темно, хоть глаз коли. Мы с фонариками вышли в сад и стали их собирать. Вдруг большими рыхлыми хлопьями начал падать снег. Теперь, когда слышу песню «Яблоки на снегу», всегда вспоминаю этот эпизод.

А в последний год своей жизни отец поставил спектакль - это был его первый режиссерский опыт. Но до премьеры папа не дожил. Он видел только предварительный показ перед худсоветом, на котором присутствовала и я. Отец долго давал последние наставления актерам, потом пришел в зал. Он сидел впереди меня, и я видела, как папа переживает. Когда все получалось, отец как будто вырастал - выпрямлял спину. В тот момент я не знала, куда мне смотреть - на сцену или на него. До сих пор этот образ стоит перед глазами.

- Елена Анатольевна, каково быть дочерью известного артиста?

- Никогда не кичилась своей фамилией, наоборот, всегда немного стеснялась ее. Считаю, что человек должен сам чего-то добиваться в жизни. У меня есть знакомые, которые узнали, что я дочь Папанова, только через несколько лет общения со мной.

- Ваш отец сыграл много разных ролей. Какие из них вам нравятся?

- Я люблю его драматические роли. Папа всегда больше хотел играть что-то серьезное.

- А вы наблюдали, как он репетирует?

- В Театре Сатиры ставили «Ревизора», папа играл городничего. Он специально купил новую книжку в картонной обложке, чтобы готовиться. Когда закончил репетировать, книга выглядела так, как будто ее прочитали тысяча человек. А еще ему требовалось одиночество, когда он готовился к роли, чтобы никто не мешал. Отец уходил гулять по лесу и там повторял текст.

- Анатолий Дмитриевич делился с вами какими-нибудь воспоминаниями о Смоленщине?

- В Смоленске снимали фильм «Отцы и деды». В Вязьме мне как-то рассказали, что однажды, возвращаясь домой из Смоленска со съемок, он заезжал в родной город. Гулял, заходил в краеведческий музей. Папа вообще мало о чем рассказывал. Но именно он привил мне любовь к спорту. Отцу нравилось плавать в холодной воде. И я этим тоже занимаюсь, последний заплыв в этом году сделала 10 октября, хотя было уже прохладно. А еще я до сих пор бегаю.

- А теперь последний вопрос. Елена Анатольевна, вы похожи на своего отца?

- Да, и внешне, и внутренне. Я тоже недовольна собой, что бы ни делала. С возрастом стала замечать, что теперь понимаю, почему папа в определенных ситуациях поступал именно так, а не иначе.


Автор: Екатерина Сухопарова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
41 минуту назад
На площадке Дворца спорта «Юбилейный» состоялся гала-концерт...
сегодня, 19:02
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Бо...
сегодня, 17:00
Для нескольких улиц изменились даты подачи горячей воды.
сегодня, 17:10
С 25 мая снижение составит 0,6 п. п. на готовое жилье, загор...

Опрос

В какое учебное заведение собираетесь поступать вы (или ваш ребенок) в этом году?


   Ответили: 49