Смоленский Дон-Кихот. Исполнился год, как не стало основателя городского ТЮЗа

Культура
Смоленский Дон-Кихот. Исполнился год, как не стало основателя городского ТЮЗа

Прошел  год со дня смерти  человека, которого за глаза называли «Дон Кихотом из Смоленска».  24 октября актер Камерного театра Владимир Зайцев умер на сцене во время премьеры спектакля «Очень простая история» по пьесе Марии Ладо...
«Мы осиротели. Ушел родной человек»… Об Учителе и Отце вспоминают его творческие дети и друзья Ирина Шабельник, Антон Савенок, Дмитрий Тремашов и режиссер Камерного театра Николай Парасич.

                Проповедь добра из… подвала

«Пока ТЮЗ не получил подвал на Шевченко, 78, нам без малого двадцать лет приходилось бродяжничать. Подвальное помещение жуткое, ни один жилец так и не решился здесь картошку или соленья хранить: старые трубы рвались, кипяток по колено, пар столбом… А мы от дури молодой умудрились каким-то чудом коммуникации залатать. Помню, в домоуправлении удивлялись: как это я сумел с водопроводом управиться: «сюда четыре комиссии горисполкома приходили, и все без толку!» А я им: «Не комиссии надо было собирать, а дело делать».

Ирина Шабельник:

- Я знаю Владимира Ильича Зайцева с начала основания ТЮЗа в 1969 году. Наш дорогой Ильич укротил водопровод на собственном энтузиазме! А потом отремонтировал ТЮЗ на свои средства и с места в карьер бросился репетировать. Дети со всех ног бежали после школьных занятий к Зайцеву - он был теплый, бескорыстный человек. Бессребреник.

Владимир Ильич ставил новые спектакли, восстанавливал старые: «Кот в сапогах», «Аленький цветочек», «Зайка-зазнайка». К нему тянулся и стар, и млад. Наши дети выросли в ТЮЗе и играли в спектаклях Зайцева. Яркий пример преемственности поколений! Все ТЮЗовцы, куда бы их ни занесла судьба, всегда возвращались к Владимиру Ильичу. По-другому не получалось: мы подхватили эстафету Зайцева, который объяснил нам, что можно делать добрые дела, не ожидая ответных подношений.

Конфетки-бараночки

«Думаю, ребята и их родители будут довольны. И даже зверью нашему перемены по душе. Попугай, красавец Хорошка, радуется, желает всем «Доб-р-р-р-ое утро! И даже дружок его, зеленый Попка-кусака, который в два счета деревяшку разгрызает, меньше кусаться стал – повеселел, общаясь с детишками…».

И.Ш.:

- ТЮЗ был не только зрительным залом и сценой. Владимир Ильич организовал в фойе живой уголок, в котором жили зайцы и кролики, курочка с петушком, попугаи и совы! Во время спектакля в фойе все время кто-то свистел, шумел, пищал. В «пруду» даже утка плавала! «Пообщался со зверюшками, выпей чая с сушками», - любил приговаривать Зайцев. В другом углу фойе стоял столик с чашками, на тарелках баранки, конфеты. Малыши с удовольствием гоняли по коридору на трехколесных велосипедах, которые актеры притащили в ТЮЗ из дома. У родителей была одна проблема: как увести ребят домой.

Владимир Ильич не позволял дарить себе подарки. Единственное, что мог позволить, так это корм для живности - большой мешок овса! С Зайцевым лет 30 (не меньше!) работала Надя Евсеева (Смирнова). Мы уходили-приходили, а она – никогда. Даже беременная, с огромным пузом продолжала играть на сцене ТЮЗа! Знала, что Ильич холостой, вот и наварит борща, нажарит котлет. Зайцев протестовал!

Он всю жизнь трудился ради счастливых детских глаз. Деньги и слава его не заботили.

Мы себя под Зайцевым чистили!

Антон Савенок:

- Владимир Ильич был другом нашей семьи, часто заходил в гости, делился радостями и бедами. Моя мама в 1971-73 годах была директором клуба милиции УВД. При нем и существовал народный Театр юного зрителя. Что греха таить: и в советские времена денег на культуру не хватало, и мать старалась помочь Владимиру Ильичу. Женщина была боевая - даже сумела через руководство УВД пробить для товарища жилье на Шевченко! Ему предлагали двухкомнатную квартиру, а он уперся: «Зачем мне, неженатому, хоромы?! Дайте однушку!» А я пришел в ТЮЗ в 1982 году, дебютировал в спектакле «Варшавский набат в роли «2-го немецкого солдата».

В70-х Владимир Ильич служил в драмтеатре, и артисты драмы по первому зову шли навстречу народному коллективу, безвозмездно участвовали в постановках ТЮЗа. Мне посчастливилось играть на одной сцене с профессиональными артистами Людмилой Ивановой и Ириной Мартемьяновой. Для нас, желторотых пацанов, это было важно! Уроки Ильича пригодились и в дальнейшем: он помог не бояться сцены, ведь самое главное для артиста - не стушеваться на публике. Я продолжил играть в самодеятельности, неся службу в системе правоохранительных органов, и благодарен ему за это. Для меня сцена была, есть и будет отдушиной, глотком свежего воздуха…

Зайцев был невероятно строг и требователен к себе. Учил нас порядочности и трепетному отношению к делу, которым занимаешься. Я всегда вспоминал об Ильиче, когда нужно было проявить характер, отстоять доброе имя, репутацию и честь. Проявить принципиальность!

ТЮЗовцы шутили, перефразировав цитату Маяковского: «Мы себя под Зайцевым чистим…». Владимир Ильич действительно был вождем всех смоленских ребят!

Для нас театр Зайцева стал второй семьей. Потеряв Ильича и утратив НАШ ТЮЗ, мы осознали, насколько это было нужное, близкое сердцу дело!

«Он спасал детей от улицы…»

«Думаете, в 70-х было меньше проблемных пацанов? Ничего подобного! Я всю свою жизнь вызволял подростков с социального дна. Помню, как пустые бутылки из-под портвейна по сцене катались! Спрашиваю у своих оболтусов: «Почему Саша перестал на репетиции приходить?» А тут мать Саши вся в синяках приходит, плачет: «Он выпьет и начинает меня бить…» - «Ребята, надо идти, искать Сашку!» Нашли. Спасли…».

И. Ш.:

- В Театре юного зрителя было много ребят из неблагополучных семей. Если бы не ТЮЗ, эти мальчишки наверняка сгинули бы за колючей проволокой! Один из них, Тарас, однажды сказал: «У меня был выбор: пойти на репетицию, или… на дело. А я не мог пропустить занятия в театре…». Он вырос в ТЮЗе и стал порядочным человеком. А его дворовых друзей всех (!) посадили! Случай с Тарасом, которого спас Владимир Ильич, далеко не единственный. Зайцев никому не навязывал добро. Просто показывал, КАК нужно жить. Личный пример сильнее поучительных слов!

Николай Парасич:

- Горько, что люди, от которых зависит театр, не понимают, какую он силу имеет! Мой сын, Лешка, тоже попал в театр подростком. Его никто не заставлял, он галопом бежал на подмостки! Все ребята с нашего двора пропали в жутких 90-х: кого-то убили, кто-то спился или умер в тюрьме от туберкулеза. А Лешка жил при театре. В скольких сердцах остался спаситель детских душ Зайцев, и не сосчитать!

«Шапок заек хватало на всех!»

Дмитрий Тремашов:

- Он никогда не жаловался на здоровье и тяготы жизни. Приходил в ТЮЗ в шесть утра и мастерил декорации. А потом и мы подтягивались... Однажды прихватило сердце, вызвали «скорую». В первый раз…

Владимир Ильич был человеком с характером. Однажды пришли поздравить его с днем рождения, а он дверь не открыл: «Чего вы сюда приперлись?!» Никто из нас не знал, когда родился Владимир Ильич. А он хитрил, потому что не любил чрезмерного внимания и думал о себе в последнюю очередь. Его волновал только ТЮЗ! Не дай Бог опоздать на репетицию или забыть текст: на наши головы обрушивались гром и молнии!

Зайцев преображался, когда выходил на сцену. Правда, была у него головная боль – запомнить текст. Поэтому и гонял нас за нерадивость. Знаете, как Ильич выходил из ситуации? Писал реплики на кружках, на салфетках – всюду!

Владимир Ильич с трудом перенес смерть своего детища. ТЮЗ был его жизнью, заменившей семью и устроенный быт, а мы заменили ему детей. Начинали зайками в «Зайке-зазнайке» и, если бы ТЮЗ был жив, на свет появились бы новые зайчики. Шапок заек хватало на всех!

Н. П.:

- Тяжело ему было. Дети пошли другие... Зайцев с грустью признавался: «Шкет, от горшка два вершка, спрашивает у меня: «Сколько я буду получать как актер? Что с ними делать, не знаю!» И все равно упорно продолжал вытягивать подростков с улицы.

С днем рождения у Ильича действительно приключилась катавасия. Говорил, что родился в июне. Его поздравляют, а он: «Рановато, ребята! Приходите в октябре…». Осенью история повторяется. Только после его смерти я узнал от сестры Зайцева настоящую дату рождения артиста – 23 октября. Оказывается, Володина мама переписала метрику, чтобы получить какие-то льготы. Сказались тяготы довоенного времени…

Я убежден, что жизненные силы Зайцева подорвало отношение чиновников к театру. Сегодня подмостки низвели до ранга учреждения, предоставляющего населению услуги, и он болезненно переживал это.

А каким изобретателем был! Смастерил на сцене ТЮЗа круг, и даже придумал целую инженерную систему, чтобы круг вращался. Я был потрясен!

Н.П.:

- Мы в те годы часто встречались в приемной городских властей. Я приходил по поводу пристройки, а он, красный как рак, боролся за ТЮЗ. Власть менялась, а мы продолжали сидеть в приемной…

Он метался, рвал свое сердце, боролся и побеждал: благодаря поддержке депутата горсовета город около 8 лет назад дал ему 800 тысяч на капремонт. Зайцеву удалось полностью обновить электропроводку! На следующий год ТЮЗа не стало...

Однажды при встрече спросил Владимира Ильича: «Как там ТЮЗ?» - «Стоит пустой. Подвал водой залило. Отобрали помещение, а зачем?! Никому оно так и не пригодилось».

Все эти годы предлагал Зайцеву работать на сцене Камерного, а он наотрез отказывался. Бывало, говорю ему: «Дорогой Владимир Ильич, ты нам нужен! У нас столько молодежи, наставляй, воспитывай! Да с этой энергией кипучей ты сам помолодеешь и обновишься!». И убедил-таки Володю сыграть докторов в спектаклях «Чудо св. Антония» и «Недосягаемая». Он чудо как хорошо перевоплощался в медиков - в свое время Зайцев закончил медучилище! Когда в 2010 году ушел из жизни Владимир Решетнев, театру потребовался возрастной актер. Тогда-то я и почувствовал, что Владимир Ильич колеблется. Пришел и с порога заявил, что в детских спектаклях играть не станет. Мы часто оставались с ним после репетиций, беседовали. Он приходил в театр раньше всех. Повторял текст, а потом долго ходил по сцене…

Я загрузил Володю ролями под завязку: он играл в «Смешных деньгах», «Прощании в июне», «Свадьбе Кречинского», «Двух стрелах», «За двумя зайцами», «Втором выстреле», «Царевне-лягушке»...

Но время идет, спектакли умирают. Зайцеву стало зябко и неуютно – у него остались две маленьких роли. И вдруг появляется большая роль в спектакле «Очень простая история» по пьесе Марии Ладо! Я предложил ему сыграть Соседа с условием, что будем работать в паре: «Буду на подхвате, главный в спектакле ты!». Зайцев не возражал.

Когда Владимир Ильич взялся за роль Соседа, то просто… офонарел! «Это же обо мне, - говорит. – Тема никчемного человека, как больно и остро она звучит! Соседа все любят, а он жизнь свою профукал…».

Роль давалась ему тяжело. И вдруг на одной из репетиций, читая монолог Соседа о роли денег, Владимир Ильич такую силищу показал, что у меня даже волосы на голове зашевелились! Мощно, сильно! Артисты признавались, что у них аж внутри все захолонуло. Ребята замерли, слушали Зайцева, который в тот миг вскрыл тайник своей актерской души.

Смерть на сцене

Н.П.:

- Я предчувствовал его уход. Во время репетиций постоянно спрашивал Владимира Ильича о самочувствии, не нужна ли помощь… Зайцев перенес на ногах простуду, но я не знал самого главного: он поставил на сердце кардиостимулятор.

За четыре дня до премьеры снова подошел к нему: «Вижу, плохо тебе. Давай, подхвачу!». Володя взвился: «Играть хочешь? Бери, играй!» Я тихонько в сторону отошел. Он был очень сосредоточен, напряжен до предела. Тело - каменное. Я ему: «Полегче, расслабься!» И он действительно расслабился на последнем прогоне - полетел, заскользил! Возникло ощущение, что Зайцев бережет себя для премьеры.

24 октября Владимир Ильич пришел в театр раньше всех. Шутил во всю ивановскую! И вдруг одна из шуток меня резанула: «Спектакля сегодня не будет! Зрители заберут билеты».

Прошли надрывную сцену, где Сосед ругается с Сыном. Зайцев подошел к станку, замер и - сполз!.. Я закричал: «Воды, воды! Человеку с сердцем плохо!» На сцену выбежали четыре человека, медики. Владимир Ильич ненадолго пришел в себя. Я услышал его последние слова: «Отойдите… Не мешайте… Я умираю…». Когда приехала «скорая», уже ничего нельзя было изменить. Зайцев ушел с улыбкой на лице…

Что я мог сделать? Лишить Владимира Ильича роли и тем самым добить?

Потеря ТЮЗа и так подорвала его внутренние силы. А ведь до этого здоровье у Зайцева было железным…

Спектакль «Очень простая история» жив. Смотрите его и вспоминайте добрым словом светлого человека.



Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
21 минуту назад
Начальник департамента Смоленской области по здравоохранению...
41 минуту назад
Мирный сон жильцов пятиэтажки по улице Ленина в Вязьме прерв...
сегодня, 12:00
Речь идет о Дорогобужской ЦРБ, которую в ноябре во время рабочей...
18.11.2019 12:45
С 14 по 17 ноября в Москве прошла Всероссийская школа-семина...

Опрос

Вы согласились бы выйти на работу 28 декабря (в субботу), чтобы вторник, 31 декабря, стал выходным?


   Ответили: 664