Культурная революция в Смоленске или Сколько у нас памятников на один квадратный метр

Культура
Культурная революция в Смоленске или Сколько у нас памятников  на один квадратный метр
В этом году региональные власти объявили о добровольной аккредитации экскурсоводов. Корреспондент «Рабочего пути» тоже решила пройти профессиональную проверку…

Экзамен на прочность

Несмотря на середину лета, в гуманитарном университете многолюдно. Выпускные экзамены сданы, вступительные еще не начались, зато на интеллектуальные испытания пожаловали больше 30 экскурсоводов. Это второй тур аккредитации. В первый - требовалось сдать пакет документов и разработанную авторскую экскурсию. Кроме ее текста, в папке должна была лежать маршрутная карта и поминутный сценарий встречи с туристами, где учтено все - вплоть до времени, которое туристы потратят на посещения туалета…

В числе экзаменующихся - люди с минимальным опытом работы (как я) и те, у кого он приближается к… 50 годам. Вопросы касаются методики ведения экскурсии, оказания первой медицинской помощи и знаний о городе.

Как называлась улица Карла Маркса до революции? На какие деньги создавали памятник Глинке? Сколько «братьев-близнецов» у памятника защитникам Смоленска 4 - 5 августа 1812 года в Лопатинском саду? Кого считают основателем смоленских земель? А перечислить города-побратимы Смоленска на 2015 год слабо?

Результаты неутешительны: из 34 человек в следующий тур проходят 28. Остальным советуют повторить свои изыскания осенью.

Дворцовый переполох

Успешную сдачу экзамена по теории мы с приятельницей Леной решаем отметить нетрадиционно, а заодно апробировать «новые формы» в туризме. Лена придумывает концепцию исторического пикника в усадьбе Новоспасское - прогулку в стиле XIX века на родине великого композитора.

В Интернете к нам присоединяются единомышленники: ветеринар, невролог, фотограф, студентка мединститута, архитектор, врач-гастроэнтеролог, строитель из Москвы…

Пока приятельница бегает по городу в поисках чашек «а-ля XIX век», я отправляюсь к костюмеру. Раз - подъюбник, два - подъюбник, три - подъюбник… Затянуть потуже корсет… Вуаля! В зеркале на меня смотрит барышня из позапрошлого века.

В Новоспасское выезжаем ни свет ни заря, чтобы успеть на экскурсию к сотруднице музея Зое Михайловне Перепелкиной. После путешествия по дворцу выходим на улицу, ведем праздный образ жизни в стиле XIX века: гуляем по тенистым аллеям, пьем целебную воду из источника, обнимаем дуб-великан, под которым Глинка писал свою музыку, и наконец расстилаем скатерть-самобранку. На полянке только та еда, которую кушали 200 лет тому назад: кексы со смородиной из собственного сада, яблоки, мармелад домашнего приготовления... Многочисленные туристы подходят, просят сфотографироваться, дети при виде нас хлопают в ладоши. Красота!

Боевое крещение

После Новоспасского нас ждет третий, заключительный, этап.

Ночь перед ним я не сплю. Повторять в сотый раз текст экскурсии уже смысла нет, поэтому продолжаю зачитывать до дыр учебники по экскурсионному делу. В который раз убеждаюсь, что и здесь не все гладко: авторы книг высказывают противоположные точки зрения. Так, одни уверяют: в храме можно проводить экскурсии, другие настаивают: можно, но только осторожно - только если нет службы. Третьи считают: нельзя категорически, а рассказывать о достопримечательностях необходимо на улице перед входом в церковь…

В день икс разбиваемся по группам, тянем жребий… Каждому выпадает листочек с номером, который соответствует кусочку экскурсии, которую мы должны провести не только коллегам, но и экспертам - ученым, чиновникам, мэтрам экскурсоведения.

Мне выпала тема «Смоленская крепостная стена». Все бы ничего, но начинается ливень. В памяти всплывает отрывок из «ночной» книги: «На случай дождя экскурсовод должен предусмотреть вариант размещения экскурсантов под крышей или под кроной деревьев».

Слава богу, на площадке возле памятника Федора Коню растет огромный ясень. И я начинаю «вещать». Все вроде хорошо, эксперты одобрительно кивают. Наступает время вопросов.

- Сколько башен было первоначально и сколько осталось?

- А стихотворение о крепости вы можете прочесть?

- Была ли идея вновь закольцевать «ожерелье всея Руси»?

- Вы сказали, что Федор Конь, кроме крепостной стены, построил Белый город в Москве. А что находится сейчас на его месте?

Последний вопрос, признаться, чуть было не поставил меня в тупик. Но экскурсовод на то и экскурсовод, чтобы утолять информационный голод даже самого любознательного туриста.

Еще через две недели заветная «корочка» у меня в кармане…

Про смоленские пряники, карету Николая II и тайну Одигитрии

Одного из мэтров смоленского экскурсоведения зовут Владимир Иванович Евдокимов. Это тот самый автор каверзного вопроса о Белом городе в Москве. Кажется, он знает все. Или почти все…

- Владимир Иванович, а какими вопросами мучают вас туристы?

- Например: «Сколько в Смоленске памятников на один квадратный метр?» И они в чем-то правы! Что за странная мания размещать все монументы в центре города?

- Неужели у нас есть памятники, которые можно отодвинуть вглубь Смоленска?

- Возьмем бюст космонавта Николаева. Он хорошо бы смотрелся на той же улице Николаева, но в конце ее - там, где шумит березовая роща и находится вход в воинскую часть. Или возьмем бюст Бориса Васильева, прекрасного прозаика. Он же родился на Покровке! Думаю, в Заднепровье ему нашлось бы хорошее место. А на улице Докучаева нужно было ставить памятник Василию Докучаеву, основоположнику национальной школы почвоведения. А то многие смоляне и не знают заслуги нашего великого земляка!

- Где бы вы установили памятники Пржевальскому и князьям Тенишевым? Споры о месте для монументов не умолкают несколько лет. И, видимо, это тоже тормозит их установку …

- С фигурой Пржевальского все понятно - она должна стоять возле Смоленского государственного университета.

Что касается Тенишевых… Будь моя воля, я бы переместил памятник Микешину с улицы Тенишевой. Раз его называют творцом монументального величия России, то его место - в скверике напротив мэрии, рядом с художественной школой. Ведь он был прекрасный рисовальщик! И освободилось бы место для Тенишевых. Их память была бы увековечена на «княжеской» улице, рядом с их детищем -музеем «Русская старина»...

- Ого, да вы культурный революционер!

- Понимаете, то, о чем я говорю, сугубо мое личное мнение. И оно ничего не изменит. Но теоретически возможно все. Знаете, сколько раз передвигали бюст Кутузова? Только на моей памяти трижды!

Еще хочу сказать важную вещь: памятники должны прививать эстетический вкус. Мало их поставить, надо за ними ухаживать. Посмотрите на Крыленко, на какой площадке он стоит! Она ведь срочно нуждается в реставрации, там выщерблен весь камень… Как вы думаете, с какими туристами тяжелее всего работать в начале экскурсии?

- С иностранцами?

- С белорусами. Недавно была группа из Минска. Белорусы каждую бумажку, выкинутую мимо урны, замечают, каждый кусочек выщербленного асфальта… Хорошо, что они об этом говорят в начале, а в конце уже улыбаются: «Смоленск - прекрасный город!» Для меня, как для экскурсовода, это настоящее вознаграждение.

Часто приходится слышать, что люди не знают Смоленск. Это неправда - знают. Просто у россиян сейчас меньше возможности ездить по городам и смотреть. Вот в советское время ежегодно количество туристов переваливало за миллион! Конечно, люди в основном ехали смотреть города бесплатно -путевки оплачивали профсоюзы. Туристов приучили к бесплатному, и сейчас тяжело привыкают к тому, что нужно раскошеливаться.

- Я, например, за возвращение экскурсионных поездов. В свое время они пользовались огромной популярностью! Бывало, придешь на вокзал встречать экскурсионный состав, а он на час опаздывает. Что делать? Время коротали, слушая пожилых экскурсоводов. Сколько всего они знали! С ними могли соперничать только бабушки, которые встречали поезд императора Николая II в Смоленске. Да-да, в 1912 году они были девчонками, а в 1980-х годах еще были живы.

- И что же они рассказывали?

- Вспоминали, как карета императора Николая по Смоленску каталась. Говорят, была сверху до низу золоченая!

- Что еще изменилось в туристической индустрии - кроме отмены экскурсионных поездов?

- Да много всего было хорошего. Например, сувенирный пряник «Смоленск». Его же туристы скупали и набивали сумки! А сейчас? Да, есть вяземский пряник. Но из Смоленска хочется привезти именно смоленский. Конечно, у нас продаются жамочки, на которых красуется надпись «Я люблю Смоленск». Но переворачиваешь пряник - и на этикетке читаешь, что он сделан в Москве или Покрове. Это неправильно.

Если еще говорить об утратах, то вспомню и о гостинице «Смоленск». Она была символом города-героя. Поверьте мне, здание арбитражного суда еще долго будут называть гостиницей «Смоленск».

- Что скажете по поводу нового обелиска на площади Победы?

- Здесь я не открою Америки. И повторю то, что говорят все: памятник явно для этой площади маловат. То, что обелиск похож на перевернутый гвоздь, уже все заметили. А я недавно очередной раз обошел его и обнаружил интереснейшую вещь! Смолян долгие годы преследовала магия числа «два». Судите сами: два года длилась осада Смоленска польскими войсками в 1609 - 1611 гг., Смоленское сражение в 1812 году прошло в два дня, два года длилась оккупация нашей области в Великую Отечественную войну, и два месяца шло Смоленское сражение в 1941-м. Мистика!

- Мне кажется, что вы знаете все! Может быть, подскажете,  где находится икона Одигитрии, которую ищут уже 70 лет?

- К сожалению, нет. Но она найдется - я верю в это. Один мой знакомый, который работает на Соборном дворе, говорит, что икону до сих пор ищут в подвалах. Но есть версия, что святыню во время войны вывезли на поезде, который попал под бомбежку…

- А как в Смоленске, по-вашему, с интерактивностью?

- Неплохо. У нас есть «Смоленская изба» - коммерческий проект, вполне успешный. Чудесную задумку этим летом реализовал Музей скульптуры им. Коненкова. У себя во дворе они красками нарисовали карту-схему города и всем гостям предлагали «расставить памятники» по местам. Это действительно увлекательно как для детей, так и для взрослых.

Недавно я был на экскурсии в Ярославле и сделал две работы в технике горячей эмали, «одел» их в рамочку и увез домой… К сожалению, у нас нет эмальеров, а могли бы быть, допустим, в Талашкине. Этим направлением в свое время очень увлекалась Мария Клавдиевна Тенишева.

Интерактивность - модное направление, и надо стараться развиваться в нем… Несколько лет назад один из вузов представил проект создания этнодеревни на восточном участке стены. И это было бы прекрасно!

- С крепостной стеной вообще связано много нереализованных желаний…

- Совершенно верно! Одно время мы мечтали открыть кафе в Копытенских воротах. Но тогда в газетах писали, что это невозможно -тяжело подвести коммуникации… А теперь там будет музей воинов-интернационалистов. Кстати, тоже хорошее дело.

- Что поменяет введение обязательной аккредитации экскурсоводов?

- Знаете, я много лет вожу туристов в Успенский собор. Меня там уже в лицо знают. Недавно подходит одна прихожанка: «Столько лет вас слушаем, Владимир Иванович, и вы все верно говорите! А бывают экскурсоводы, что такое напридумывают! Мы их спрашиваем: зачем же вы так делаете? А они только плечами пожимают: «Надо же как-то туристов привлекать!» Чтобы такого не происходило, необходима обязательная аккредитация - как некая гарантия квалифицированности экскурсовода.

- То есть вы против легенд?

- Почему же? Только за! Но я против небылиц и искажения информации. А легенды я сам люблю. Хотите одну? Я вам расскажу ее так, как слышал в своем детстве.

Смоленскую крепостную стену, как известно, строили в 1596 - 1602 гг. А на стыке веков, говорят старожилы, всегда бывают неприятности. То время не стало исключением: шли сильные дожди, как-то в августе даже ударил мороз. Стена строилась тяжело. Только благодаря Борису Годунову, выделившему дополнительные деньги, ее возвели вовремя. На восточном участке стены стали возводить башню, вырыли котлован, но дело застопорилось … Рядом с этим местом жил кузнец, у которого была очень красивая дочка задорного нрава. Она часто ходила в тех местах и шутила над строителями. А кому это понравится? Однажды шла она по воду, а рабочие были особенно удручены из-за того, что ничего не получалось. Она опять им сказала что-то такое, что им не понравилось. Они ее схватили, бросили в котлован и начали… засыпать землей. Она думала, что с ней шутят, и все время хохотала. Девушку принесли в жертву, и башня была построена. И назвали ее в честь той девушки Веселухой.

- Жестоко…

- Что поделать. Средние века (улыбается.)


Автор: Мария Демочкина


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
28 минут назад
Город мастеров, расположившийся на улицах Октябрьской Револю...
сегодня, 11:40
Конфликт произошел в кафе на улице Николаева.
43 минуты назад
20 сентября, в начале десятого часа вечера, хозяин одного из...
13 минут назад
В производстве отдела № 2 следственного управления УМВД Росс...

Опрос

Большинство россиян, не имеющих никаких сбережений, готовы начать копить при доходе от 35 тыс рублей на каждого члена семьи. Это следует из опроса СК «Росгосстрах Жизнь» и банка «Открытие». Как вы считаете, сколько нужно получать, чтобы копить?



   Ответили: 256