В Смоленске презентовали пьесу «Неугасимая лучина» о Гервасие Псальмове

Культура

19 декабря в Смоленске состоялось весьма примечательное событие – презентация пьесы «Неугасимая лучина»  о поэте-самородке конца XIX века из Смоленской глубинки Гервасии Псальмове.
Пьесу представит один из первых участников литературной студии «Персона», а теперь московский пиарщик и драматург Андрей Баркалов.

«Неугасимая лучина» - попытка реконструировать белые пятна в судьбе поэта-крестьянина и его произведений. Она повествует о трагедии невостребованности таланта, памяти и о большой любви.

Поэт и философ уроженец села Васильевское (ныне - Сафоновский район)     Гервасий Псальмов вернулся из небытия благодаря смоленским ученым, которые открыли еще одну неизвестную страницу литературной жизни России второй половины XIX века.

Мечта всей жизни – войти в большую литературу – так и осталась для него мечтой. При жизни поэта в ряде провинциальных изданий было опубликовано всего несколько стихотворений. И все же и сто лет назад Псальмову удалось на короткий миг пробиться к читателю - в 1914 году вышел сборник его стихов, а в знаменитом Словаре Брокгауза и Эфрона самобытному стихотворцу уделили несколько строк.

Судьба наделенного поэтическим даром смоленского крестьянина парадоксальным образом отзовется не только в грозовые предреволюционные годы, но и найдет аналогии в глубокой древности и в настоящем.

«Мы не можем воскресить человека, но воскресить его творчество в наших силах»…

Информации о Псальмове сохранилось немного, и даже его могила была заброшена учениками. Все, что было связано с его именем, исчезло. Храм, который своими руками строил Гервасий Ефремович, сгорел. Одичал и подвергся вырубке парк, культивированный энтузиастом – одиночкой. Время стерло с лица земли церковно-приходскую школу, в которой он преподавал. «И забытый и безродный, одиноко буду тлеть под сосной, в земле холодной – меня некому жалеть», - пророчески сказал Псальмов о своей незавидной судьбе. На месте этой школы выросла огромная одинокая сосна, напоминающая о короткой и яркой жизни смоленского стоика…

19 октября 1900 года корреспондент «Смоленского вестника» А. Епифанский разместил под рубрикой «Маленькие заметки» некролог «Народный поэт», который оканчивался словами: «После него осталась тетрадь стихов – душевных песен деревенского поэта, проникнутых горячим чувством любви к родному селу, затерявшемуся среди угрюмых Бельских лесов и болот, к обездоленному деревенскому пахарю».

Но некому было позаботиться о творческом наследии народного певца – жена Гервасия Ефремовича так и не смогла родить детей и впоследствии ушла в монастырь. Надежда Вячеславовна Псальмова вышла из дворян – родилась в семье московского полковника, и порвала со своей средой ради большой и страстной любви.

В конце 1900 года в «Смоленском вестнике» были опубликованы несколько строк: «Хочется верить, что найдутся люди, которые позаботятся об этой могиле и поставят на ней хоть скромный памятник человеку, всю жизнь болевшему сердцем за родной народ».

И такие люди нашлись спустя столетие. Учителя Васильевской школы Сафоновского района Любовь и Альберт Дзевгуть по крупицам собрали информацию о жизни и творчестве талантливого земляка. Неоценимую поддержку энтузиастам оказал игумен Спасо-Преображенского Авраамиевского монастыря отец Хрисанф (Шадронов).

Собранные материалы были переданы в СмолГУ для дальнейшей исследовательской работы. Так из небытия появилась книга «Стихотворения. Гервасий Псальмов», посвященная 165-летию поэта, и коллективная монография о жизни и творчестве Гервасия Псальмова.

    Самоучка-педагог, поэт, живописец, резчик, столяр, маляр, позолотчик, чертежник и кровельщик, певец и регент хора

Гервасий Ефремович Псальмов родился 12 октября 1848 года в бедной крестьянской семье. С 11 лет Псальмов обучался в сельском народном училище, которое закончил с отличием в 1863 году. Начать учебу раньше у него не было возможности из-за отсутствия теплой одежды и обуви. Талантливый мальчик был замечен священником Константином Солнцевым. Кстати, фамилию «Псальмов» мальчику дал Константин Солнцев за любовь к церковному пению. Зарабатывать на жизнь Псальмову приходилось тяжелым крестьянским трудом, а самообразование и сочинение стихов стали для него отдушиной.   Псальмов выучился нотной грамоте и стал опытным регентом в хоре, обучив певцов голосовому и нотному пению.

Десять лет Псальмов работал учителем школы грамоты в отдаленных деревнях прихода, а затем преподавал в селе Васильевском. В небольшом исследовании И.И. Орловского «Краткая география Смоленской губернии» написано: «Из уроженцев села Васильевского замечателен крестьянин Гервасий Ефремович Псальмов, бывший 17 лет учителем. Это выдающийся самоучка-педагог, поэт, живописец, резчик, столяр, маляр, позолотчик, чертежник и кровельщик, певец и регент хора. По развитию и знаниям стоял выше окончивших курс средней школы и пользовался дружбою Рачинского…».

Известный педагог Сергей Александрович Рачинский действительно работал в Бельском уезде и позднее был назначен смотрителем церковно-приходских школ Смоленщины, однако участия в поэтической судьбе Псальмова не принимал. Да и вообще мало кто придавал значение творчеству деревенского самородка - он писал «в стол». Стихотворений Гервасий Ефремович сочинил много, напечатана же, по его природной скромности, малая толика. Его рукописи «ходили» среди бывших знакомых, переписывались и читались с большим интересом.

Первые стихи Гервасия Ефремовича были опубликованы в «Минском листке» №154 за 1899 год, когда Псальмов находился на смертном одре. Лишь после смерти поэта (Гервасий Ефремович прожил всего 52 года) его «вирши» появились в столичной печати и были оценены современниками. Они удивились, насколько широк был круг тем, волновавших этого человека! Псальмов писал не только о труде и природе – в его сборнике есть любовная и философская лирика, духовные стихи, молитвы и эпиграммы. Прошло сто лет, а нас продолжают волновать все те же не утратившие своей актуальности проблемы и вопросы!

            Христианское смирение и мужество

У Некрасова возникает новый лирический герой, которому присущи не только индивидуальные психологические особенности, но и социальные характеристики. Удивительно, что одновременно с Некрасовым в стихах Гервасия Псальмова также появляется новаторская для поэзии того времени личность, окруженная бытом! Его лирического героя мучает драматическая раздвоенность: человек, рожденный поэтом, вынужден жить жизнью крестьянина и нищего сельского учителя. Поражает мужество Гервасия Ефремовича, который с христианским смирением принимает свой жребий. Занимается с учениками, выращивает хлеб, с величайшим трудом выкраивая редкие мгновения для творчества.

Но не стоит равнять Псальмова с крестьянскими поэтами – он невероятно оригинально выражает собственное «я», в пределах одного стихотворения переходит на «ты», говорит о себе в третьем лице и даже использует форму «мы». Такая полисубъектная форма свойственна, с одной стороны, древнему фольклору, отражающему мифологическое сознание, с другой – духовному стиху.

Ни один крестьянский поэт не прибегал к столь сложному самовыражению. Поэту был не нужен собеседник, хотя его присутствие ощущается: это – паства, ученики, Господь и возлюбленная. Образ Надежды Вячеславовны Псальмовой особенно трогателен и трагичен – сквозь строки проступает портрет московской бырыньки, которая вышла замуж за крестьянина и обрекла себя на нищету и тяжелейший физический труд. Поэт не скрывает, насколько он удручен пониманием того, что эта женщина из-за него влачит столь горестное и безнадежное существование.

Творчество Гервасия Псальмова крайне неоднозначно и уникально - поэту удалось опередить время и вплотную приблизиться к таким новаторам, как Пастернак и Цветаева!

Псальмов - удивительно глубокий стихотворец, который родился в лишенных красот местах: «Мрачен вид природы скудной, тесен кругозор, и нигде картины чудной не встречает взор: нивы глинистые тощи, мохом луг покрыт, ни реки, ни гор, ни рощи, скучный, жалкий вид!...».

Возможно, строки Псальмова рождались из тоски и боли, от острого ощущения безысходности?

Есть сведения, что от унылой жизни Гервасий Ефремович запил горькую, но смог излечиться от пагубного пристрастия и даже основал в Васильевском Общество народной трезвости.

Никому не нужный при жизни деревенский философ и поэт обладал даром провидения – он видел надвигающийся на мир ужас. Недаром же книга его стихов вышла в канун Первой мировой войны. Псальмов прекрасно понимал, что гуманизм без Бога обретет в XX веке разрушительную силу надвигающегося Апокалипсиса - под оболочкой милосердия и гуманности можно творить чудовищные вещи! Этот маленький человек из провинции, настоящий русский интеллигент, считал, что человек постоянно должен учиться, стремиться к высокому, и молиться. И его усилия непременно дадут плоды. Пусть и сто лет пройдет, тебе воздастся по заслугам! Поразительно, но в случае Псальмова так и вышло.  

P.S.

Фрагменты пьесы прозвучали в исполнении участников «Лаборатории современного театра» (Смоленский государственный университет, художественный руководитель Александр Иванов).

 Фото из открытых источников - Яндекс. 


Автор: Анастасия Петракова







Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 22:51
вчера, 22:19
29-летний уроженец Красного пытался защитить титул победителя...
вчера, 21:59
В областном центре проводят конкурс на создание цветографиче...