"Вера и Графика". Презентация альбома известной смоленской художницы

Культура

В книжном магазине «Кругозор» прошла презентация книги заслуженного художника России Веры Самариной, увидевшей свет издательстве международного историко-литературного журнала «Странникъ».
В монографическом альбоме «Графика» альбоме собраны репродукции из серий, созданных в течение жизни и выполненных в различных техниках. Это и линогравюра, литография, карандаш, пастель и офорт. Все и не перечислить!
В графике Веры Евгеньевны Самариной поражает филигранное мастерство. Точный, запоминающийся образ, завораживающая легкость почерка. Самарину не спутать ни с кем! Безупречное владение техническими приемами, виртуозное порхание карандаша по бумаге поражают и подкупают.
Предисловие к книге написал учитель и друг творческой четы Самариных, народный художник России Борис Неменский. 24 декабря Борису Михайловичу исполнится 100 лет!
Примечательно, что автором львиной доли текстов является сама Вера Самарина – удивительная рассказчица. Есть у нее слово, которое Вера Евгеньевна часто  повторяет в разговоре. И слово это – «люблю».

                          «Работница»

- Нет книги - нет художника. Для людей искусства наличие публикаций, дающих представление об их творчестве, очень важно.

Первую статью обо мне напечатала в «Работнице» искусствовед Наталья Вострикова. Публикация маленькая, всего лишь колонка с репродукцией натюрморта на обратной стороне журнала. Но я была счастлива – тираж журнала сумасшедший!

Выпускник худграфа Валерий Климов поделился историей, связанной с этой журнальной статьей:

- В 1986 году я служил в армии. Сидим в библиотеке, и вдруг вижу, что на стеллаже стоит «Работница», а в ней – статья про Веру Евгеньевну. За год армейской службы я совершенно отвык от худграфовской жизни, по которой очень скучал. Признаюсь, совершил нехороший поступок. Взял журнал и вырвал страничку. А потом, как персонаж Булгакова, Иван Бездомный с иконкой, прижал ее к сердцу: «Это же мой преподаватель, я учился у нее!» 

                    «Рамка жизни»

Работы Веры Евгеньевны камерные, полные покоя и умиротворения, пронизаны солнечным светом и любовью ко всему живому. Пытливые и вместе с тем философские, полные гармонии с окружающим миром. Ее циклические творения могут претендовать на звание самостоятельных, самодостаточных работ. Художница хочет показать человечеству, насколько прекрасен пластический язык безмолвного мира рисунка, офорта или литографии, наполненных музыкой штрихов, шорохом точек и пунктирных линий.

- Разница между живописцем и графиком в чем? Живописец пишет масштабные картины. Я всегда Сурикова в пример привожу: кого там только нет, на его шестиметровом полотне. И урядники, и лошади…

Да все на свете! Что может график отобразить на листочке размером 50 на 50? Приходится выпускать работы сериями или циклами.

…Три предмета. Икона, фотография человека в военной форме и поминальный стаканчик с хлебушком. Центральный лист выполненной карандашом серии «Память».

А началась эта серия очень забавно.

Я рисую только то, что люблю. Как-то раз Вячеслав Федорович Самарин захотел заказать лодку. Рассказала Славе о трех братьях, которые живут в деревне и мастерят лодки. Поехали к ним.

Входим в дом. Деревенская изба, все скромно и без украшательств. Ни шторочки на окнах, ни цветочка. А на стене в простенькой рамочке висит одна-единственная картинка (я ее потом назвала «рамка жизни»). С рамки свисает старенький рушник, в угол вставлен выцветший, сухой цветок. И - фотографии, на которых вся жизнь: свадьбы, похороны. Мне эта картинка запомнилась, нарисовала ее позже, правда, уже в другом доме…

                            «Мне нужно удивиться!»

Рисунки Веры Евгеньевны, выполненные в смешанной технике - карандашом и пастелью, поражают «материальностью»: здесь и благородный блеск металла, и отмеченное патиной времени дерево старых икон; глянцевая до иллюзорности поверхность спелых яблок и матовая фактура головок чеснока; поджаристая корочка хлеба и сухая кожица вяленой рыбы. Все ее работы прописаны исключительно четко, включая мельчайшие детали. Если это листок, каждую жилочку видишь!

- Я что вижу, то и пою. Да нет, конечно, шучу! Мне нужно для начала удивиться. Это – главное. Однажды соседка по даче предложила в дар пучок петрушки. А я как увидела петрушкины корешки, сразу глаза загорелись! Что за чудо были эти завитки, припорошенные свежей землей! Пошла и нарисовала. Вот над этой капустой я трудилась без устали четыре дня. Столкнулась со сложностями - капуста начала скручиваться, сохнуть и менять свой первоначальный вид.

Мне нравится фактура предмета. Очень люблю стекло.

            Мужская графическая стихия для хрупкой женщины

Этой хрупкой, до удивления миниатюрной женщине подвластна сугубо мужская графическая стихия - литография и цветная линогравюра. Она не скрывает, что линогравюра (любовь к этой технике началась у нее с 70-х годов) ее особенно привлекает печатью с исчезновением формы.

- Я с огромным удовольствием делаю натюрморты, которые бесконечно люблю и каждой вещью в них восхищаюсь. Мне кажется, в них много загадочного: это и отношение к жизни, и любование предметом, и даже философия.

«Старина». Здесь вещи все старые. Нашлось место и самовару деда Вячеслава Федоровича, и серебряному подстаканнику, щипчикам для сахара и доскам древних икон.

А вот фонарь, который я нашла на заборе. Тихо-тихо сняла, и теперь он живет в моей работе.

             Хлебушек во всех ипостасях

Художница без видимых глазу усилий создает свой удивительный, бытийный мир, полный непритязательных и одновременно полных изящества предметов старины и природных «субъектов» - объектов ее творчества. За каждым из них своя история, рассказанная негромким голосом рисунка.

Самариной важно проникнуть в суть вещей, выявить их эстетическую ценность. Когда смотришь на предметы в натюрмортах Веры Евгеньевны, забываешь об их «съедобности» или утилитарном предназначении. Их совершенная природная или рукотворная красота» завораживает.

- Как рождаются сюжеты работ? Однажды утром я увидела, как хорошо на столе стоит кувшин. Стакан с водой, хлебный ломтик. Подумала: «Нарисую!» Так появилась серия «Хлеб», которую я очень ее люблю. Изобразила хлеб во всех его ипостасях! Свадебный каравай на рушнике, мука, поминальный хлебушек на стакане, опара.

Захотелось нарисовать тесто - я люблю печь пироги. Поставила тесто, оно поднялось. Среди дня села его рисовать, а к вечеру квашня начала надо мной… издеваться. Стала пузыриться, переваливаться через край! Пришлось работать до самого утра. Тесто менялось на глазах! И все же мне удалось добиться желаемого результата.

Кстати, именно первый заместитель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Окунева посоветовала разместить на обложке работу из серии «Хлеб».                                                     

                      «Старье берем!»

«Помните, как раньше в московских дворах старьевщики кричали: «Старье берем!..»? А ведь и вправду брали все: тряпки, жестянки, даже говяжьи кости, оставшиеся после выварки. Вспомнила картинки из детства, и мне тут же захотелось поделиться с людьми своим восхищением уникальностью вещей, каждая из которых способна открыть глазу веху былой жизни. Чтобы и вы удивились, порадовались вместе со мной!»

- Раньше по Москве ходил человек, у него коробка была за плечами, в которую он собирал старые вещи, купленные за копейки. И он кричал: «Старье берем!» Так и родилась эта серия.

За каждым предметом, будь то ржавый самовар или утюг, угадывается самобытный характер его владельца. Да они и «сами с усами» - живут какой-то своей, почти человеческой жизнью!

                      Поездки вдохновляют художника      

Везде, где она бывает, рисует до самозабвения! Пейзажи с берегов Белого моря, виды Полоцка, Витебска и Пскова... Село Алексино, озеро Чистик. Смена времен года, православные праздники, иконки, примусы, деревянные ложки, связки сушеной рыбы и цветастые бабьи платки.

Недавно вместе с Марией Потаповой Вера Самарина побывала на Крымском полуострове после его воссоединения с Россией. Итогами поездки стали графические и живописные работы, демонстрирующие красоту побережья.

- У меня много серий, связанных с путешествиями. Однажды три недели провела в Монголии, меня удивил средневековый монгольский быт. Была в восторге от этой поездки! Летели на маленьком самолете из Улан-Батора, в сторону Тянь-Шаня. Вижу – внизу две юрты. Спрашиваю: «Почему их две?» Оказывается, у монголов одна юрта рабочая, а вторая – для жизни. Пролетаем еще 50 км – снова две юрты…

Лошади, верблюды, сшитые из овечьих шкур мешки для кумыса, горки кизяков – совершенно иная, примитивная и незнакомая нам жизнь! Серия «По Монголии» выполнена в технике литография, которая, в отличие от рисунка, отражает реалии более жестко и декоративно.

Запомнилась и поездка по Кузбассу. Как же это было давно, ездили большой группой замечательных художников!

Вдохновляющие пейзажи; лохматые лошаденки, которые, как олени, пасутся зимой, разрывая копытами снег; свиньи по улицам бродят…

Совершенно другой мир и быт.

Путешествовала и со студентами.

Особенно поразил нетронутый войной Городец. Дома купцов Сотиных, Дерюгиных Облаевых. Одни названия много о чем говорят!

Вот сидит в доме «купчиха», голова лежит на боку - шея длинная. Наши студенты быстренько нарисовали ей глазки, ротик, носик, повязали платок, и стала она красавицей! Так и мы оставили свой вклад в городецком музее.

Посетили музей, где представлена огромная коллекция самоваров. Помню, как возле музея остановился огромный двухэтажный автобус с иностранцами. Удивились невероятно: оказывается, в Городец приезжают из-за границы на самовары посмотреть!

Поездки вдохновляют художника.  

                               Страус под замком

Вере Евгеньевне свойственна какая-то поистине фанатичная упоенность искусством, она ловко лепит форму паутинкой штрихов и настолько точно передает структуру переносимых на бумагу объектов - их шероховатость или световой блик, что диву даешься!

- Есть в альбоме и самые первые мои работы из старого московского зоопарка.

Я бегала туда зимой. Возле вольер, где содержались птицы, стояла высоченная печка. И ходили там венценосные журавли, туканы-пеликаны. Старушки, которые их обслуживали, похлопают варежками, и журавли начинают танцевать. Помню самочку марабу, у птицы был поврежден клюв, и ее кормили рыбой из ведра. Она не могла питаться самостоятельно, подбрасывать рыбу, ловить на лету и проглатывать.

Меня поразил страус. Сидит, бедный, в клетке под замком. Жалко его очень было. В тепле, сыт, но – под замком. Моя дипломная работа.

               Банкоматы с… крыльями

«Ребенок с первых шагов жаждет творить. Эту жажду надо поддерживать, разжигать. Чего бы достигло человечество, если бы оно состояло лишь из людей, утрированно благоразумных? Пусть ребята спорят, ошибаются, исправляют ошибки, учатся обращаться с инструментами, линейкой, кистью. Пусть не боятся трудностей, стремятся летать дальше, выше, быстрее. Некрасивый самолет не полетит. Крылья необходимы каждому…».

Советский авиаконструктор, академик Олег Антонов.

- Мне невероятно повезло, что я застала советское время. По-своему очень люблю его. Художники жили при коммунизме! Сегодня у нас нет возможности выставляться в Москве. Аренда сумасшедшая! Раньше все иначе было: только участвуй. Вспоминаю советское время с грустью.

Жизнь и мышление изменились.

Нарисовала карандашом серию работ «Птица счастья». Провожу мастер – класс в платной школе, детки там умненькие. Дети садятся рисовать, я начинаю им объяснять, что такое – птица счастья? Что она маленькому человечку на крыльях несет? Быть может, братик у него родится, или собачку подарят.

Мальчик рисует зеленый ящичек с крылышками. Спрашиваю: «Что это?» А он в ответ: «Банкомат!» Девочка выводит на бумаге какие-то зеленые прямоугольники. Интересуюсь у нее, что она пытается изобразить? Почему птички квадратные?

«Нет, - говорит, - это не птички, а доллары!»

Представляете, о чем мечтают дети? О чем у них в семьях разговоры идут!

Так и живем. Ничего не поделаешь, банкоматы у нас летают с крыльями.

Обществу нужна идеология, хоть и не такая, как в бытность СССР, - излишне политизированная.   

                   Справка «РП»

Вера Самарина - заслуженный художник России. Награждена Золотым нагрудным знаком Союза художников России, медалью Юрия Гагарина от Ассоциации музеев космонавтики России.

Родилась в 1940 году в Москве. Окончила художественно-графический факультет Московского государственного педагогического института. В Смоленск приехала по распределению. И с тех пор - более полувека - преподает в одном вузе, который сейчас называется СмолГУ.

Работы Веры Самариной хранятся в Смоленском музее-заповеднике, дирекции выставок Союза художников России, Художественном фонде и Министерстве культуры, музеях Рославля и Гагарина, а также в частных коллекциях в России, США, Германии и Монголии.


Автор: Анастасия Петракова







Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 22:51
вчера, 22:19
29-летний уроженец Красного пытался защитить титул победителя...
вчера, 21:59
В областном центре проводят конкурс на создание цветографиче...