"Железная поступь хаоса". В Смоленске поставили "Вассу" по пьесе Максима Горького

Культура
"Железная поступь хаоса". В Смоленске поставили "Вассу" по пьесе Максима Горького

Смоленская драма опустила занавес. 241-й сезон в государственном академическом драматическом театре имени А.С. Грибоедова закрыт! Под большой занавес и премьера большая – трагедия «Васса» по мотивам пьесы М. Горького (16+) в постановке  главного режиссера  театра, заслуженного деятеля искусств Республики Беларусь Виталия Барковского.


В качестве прототипа главной героини трагедии «Васса Железнова», написанной Максимом Горьким в 1910 году
 и переработанной в 1935-м,  выступил реальный человек - вдова нижегородского пароходчика купчиха Мария Капитоновна Кашина (1857-1916). Именно семейная трагедия Кашиных, выразившаяся в распаде большой семьи, нашла отражение во второй редакции пьесы, претерпевшую за четверть века глубокую социально-психологическую трансформацию.

«Васса», датированная 1935 годом, приобретает звучание трагической Саги о многодетной Матери, на чьих плечах стоит милионное Дело. Для железной Железновой бизнес, доставшейся ей в наследство от отца и многократно преумноженный, ассоциируется с Домом и Семьей. Материнство «миллионщицы», владелицы пароходства и пристани Вассы - главная движущая сила всех мыслей и поступков женщины, которая работает, не покладая рук. Трудится в ущерб природному предназначению ради благополучного существования своих инфантильных, аморальных и инертных домочадцев, погрязших в пьянстве и блуде. Эта монументальная, расчетливая, волевая и целеустремленная 42-летняя капиталистка готова пойти на преступление, чтобы сохранить семейную честь, хоть и осознает последствия своих действий. Заставить мужа, совратившего невинную девушку, выпить яд. Приказать своей секретарше выдать «охранке» невестку, революционерку Рашель, которая приехала забрать наследника – внука. Но Васса, скорее, жертва обстоятельств, чем безжалостная и бессердечная злодейка, эксплуататор рабсилы. Она руководствуется исключительно интересами бизнеса, между процветанием которого и ее семьей стоит знак равенства! Исступленное руководство империей Железновых приводит к трагическим, тектоническим сдвигам в душе женщины – буржуа, корни генеалогического древа которой стремительно засыхают. Все это происходит потому, что течение и ход времени изменились. «Теперь такая мода: ежели богат, значит - виноват. Несчастные люди - богатые!», - с ядовитой усмешкой говорит брат Вассы, Прохор Борисович. На удивление, эта фраза не звучит иронически. Пьеса Максима Горького, написанная в начале прошлого века, и сейчас остается удивительно актуальной. Он создал текст, который абсолютно соответствует сегодняшним проблемам.

Произведения Горького – экзистенциальные, выливающиеся в поистине шекспировскую мощь. За немудреным внешне, простейшим текстом открывается бездна страдания и муки: Горький знал так много человеческих тайн, что ему было трудно с этим жить. Писателя, чьи произведения до сих пор находят отклик и на смоленской сцене, отличает грандиозное знание психологии. Каждая строчка наполнена глубочайшей философией! Горький – незыблем! Дерзок! Бунтарь! Он современен и востребован сегодня, его сюжеты можно смело переносить в разные времена, и они не потеряют силы мысли и свежести чувств. По Горькому за зло всегда платят злом. Читаешь его и понимаешь, что, прежде чем затевать грех, стоит прочесть Горького, и все сразу же станет на свои места. Высокие нравственные идеалы и большие деньги несовместимы. Расплатой за гордыню и власть станет глубочайшее страдание. Хаос. Духовный надлом и опустошение души. Потому и взялся мастер-ювелир театрального дела Виталий Барковский за «Вассу», поскольку его не столько история некоей семьи волнует. Понятие «дом» всеобъемлющее, оно в себя гораздо большее вмещает! Дом – это Родина, Отечество, дальнейшие пути его конструктивного развития и созидания. А истоки духовности русского народа, для которого слово «Родина» никогда не была пустым звуком, берут свое начало в высоком страдании. И – в сострадании ко всему живому, вынужденному мучиться, и гибнущему!

Семья Вассы (Екатерина Максимова) раздавлена катком грядущего хаоса, технического прогресса, сметающего все на своем пути. Хаос – и есть тщательно скрываемый от чужих глаз пьяный разгул, духовная содомия, которая изнутри, исподволь разрушает Дом железной Вассы. Дом заражен смертоносным вирусом, который олицетворяет настоящий «акунин» - брат Вассы Прохор (Сергей Тюмин), злой гений семьи Железновых, который мстит сестре за прибранное к рукам наследство. И этот корабль-дом, тревожно покачивающийся на приколе у пристани под стоны чаек и плеск воды, со всеми своими потрескавшимися трюмами и сундуками, которые наполнены бередящими разум воспоминаниями, с легкой руки прожигателя жизни Прохора скоро пойдет ко дну. А все оттого лишь, что не жизнь там была, а хаотическая и бессмысленная, призрачная ее имитация без любви: «Здесь – несчастные все… и потому несчастные, что не могут ничего любить…».

Несчастны – все. Каждый по-своему. Нечеловеческие усилия Вассы сведены к нулю, а все от того, что не было меж людьми, населяющими этот сухопутный Вассин ковчег – своеобразную модель Отечества, понимания искренних чувств. Всепрощения не было! Горький, анализируя запредельно горькую ситуацию, показывает, как можно было избежать распада, и что этому помешало. «Вы меня – любите… немножко! Много я не прошу – немножко хоть! Человек ведь я…», - хрипло кричит со сцены грешница Васса. А разве она, удовлетворяющая потребности своей погрязшей в лицедействе и пошлости команды, грешна? «Значит, дело – грех? Работа – грех?» «Строили – года, падает – днями… обидно… Непереносимо!… Никто ничем не связан… никто! Схватить и бежать!»

Рушится ее Дело. Дом. Жизнь… Смерть накатила каретой (той самой, символизирующей величие хозяйки «миллионного дела») и выбила из надорвавшейся Вассы дух вон. У Барковского все символично, сплетено в дивный иллюзорный ковер смыслов, следить за узором которого волнующе интересно.

На сцене (работа Виталия Барковского, костюмы Светланы Архиповой) практически нет декораций. Сцена – имитация волжского берега, с которого открывается вид на речной простор или палубу суденышка на пару. Так и чувствуется свежесть ветра, ленивый плеск волн! И вместе с тем унылый, душный дом. Китайская шкатулка с множеством потайных ящиков, полных отвратительных тайн и грусти разбитых сердец. Разбито и сердце Вассы. Самоубийство у христиан приравнивается к бунту против Бога. И даже железная Васса не в силах взять на себя ответственность за этот чудовищный поступок, протягивая склянку с ядом своему мужу, скупой интонацией бесстрастного голоса доказывая праведность свершения преступного деяния. Сергей Петрович Железнов (Сергей Бокарев) берет на себя смертный грех. Уходя, он напоминает о большой и страстной любви, которая когда-то их связывала в те далекие времена, когда Васса была нежной шестнадцатилетней девушкой. Старенькое девичье платье, вынутое Вассой из сундука воспоминаний, бередит ее душу. Звенят бубенцы бубна «нижнего мира» - символа смерти, неумолимый нимб которой занесен над отчаянным и железным в прошлом, а ныне – запутавшимся и слабым человеком…

Скоро и Вассе придется уйти в темноту, где зловеще позвякивают разудалые бубенцы растраченной жизни. Или ключи в руках секретаря Анны, которые символизируют несметное богатство, которое наконец-то оказывается в руках семейного разрушителя Прохора.  

Образ alter ego Вассы Железновой – Рашель, реализованный в сценическом пространстве Ольгой Федоровой, - такая же властная, решительно и смело идущая к своей цели женщина. Она прямолинейна и несгибаема, лишена эмоций. Кожаный плащ до пола, брюки феминистки, черное каре. Рашель – символ новой эпохи, как и автомобиль, медленно уезжающий со сцены в новую эпоху и увозящий наследников капиталов Вассы в неизвестность, которая уж точно не принесет им счастья. Ведь они, сведенные общим несчастьем в одном доме, как пауки в банке, с азартом и злобой пожирают друг друга, упиваясь всеобщей нелюбовью. «Васса» Барковского - зеркало, которое отражает современный, далекий от совершенства и счастья мир.

В спектакле есть лишь один момент, доказывающий, что и Рашель – женщина, поправшая свое предназначение ради высоких идеалов, – фата, которую она достает из коробки воспоминаний. Минутная сентиментальность, но коробка захлопнулась, и Рашель вновь превращается в стальную струну, затянувшуюся на шее Вассы.

Эпизоды (в которых является отставной матрос Пятеркин, ухлестывающий за слабой умом дочерью капиталистки), под гипнотизирующие звуки арии из оперы Гаэтано Доницетти «Любовный напиток» поднимают спектакль на уровень кошмарной фантасмагории. Многоголосие потусторонних призвуков, тоскливых стонов и воя – иллюстрация абсурда, галлюцинаторного бреда, в который погрузились герои пьесы Горького. Паяцы, лицедеи, марионетки. Всего этого могло бы и не быть, не растрать Васса свою жизнь в призрачной гонке за богатством, отодвинув на второй план духовную сторону воспитания своих детей.

Премьера спектакля «Васса» состоялась на Большой сцене 25 июня.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
вчера, 22:14
На вопросы жителей ответили исполняющая обязанности начальни...
вчера, 21:43
В день юбилея Екатерину Константиновну поздравили представил...
вчера, 21:17
В центре города продолжается масштабный ремонт дорог.
вчера, 20:46

Опрос

Вас беспокоит рост цен на стройматериалы?


   Ответили: 297