"Всех не перевешаете!" Фильм "Зоя" в Смоленске

Культура
"Всех не перевешаете!" Фильм "Зоя" в Смоленске

      28 января в российский прокат вышла военно-историческая драма Леонида Пляскина и Максима Бриуса «Зоя». Первоначальное название картины было другим - «Легенда о Зое». Но суть не в этом. Суть в том, чтобы наконец-то поставить точку в хорошо продуманной информационной кампании, организованной людьми с истончившейся совестью, которые продолжают плясать на костях наших (разумеется, наших, а не их) героев.
      «Отними у народа историю - и через поколение он превратится в толпу, а еще через поколение им можно управлять, как стадом». Это полную цинизма цитату ошибочно приписывают Йозефу Геббельсу. Но, кому бы ни принадлежало авторство высказывания, оно несет в себе рациональное зерно: у нации, не имеющей героического прошлого, которым она может гордиться, нет будущего.
        Первой жертвой глумления над героизмом советского народа в годы Великой Отечественной войны пал Олег Кошевой и «Молодая гвардия» (первые статьи, нивелирующие подвиг молодогвардейцев, появились на страницах печатных изданий США еще в 1987 году). В качестве второй расстрельной цели дегероизации российской истории выбрали Зою Космодемьянскую.  

                                Пляски на костях

В первый раз за Зою, принявшую страшную смерть и издевательства не только от палачей, но и от жителей села Петрищева, взялись сразу после развала Советского Союза. В 1991 году в центральных СМИ опубликовали статью, в которой было описано в красках, как Космодемьянская попала в Кащенко с подозрением на шизофрению.

Вторая попытка глумления над памятью первой женщины – Героя Советского Союза состоялась в 2012 году, когда был ликвидирован музей Зои Космодемьянской в ее школе №201 на Соколе. Мотив ужасающе циничен в своей простоте: в музее якобы содержались «экспонаты, не имеющие исторического значения». Это потом совершенно случайно в хламе разоренного музейного помещения найдут автопортрет Шуры Космодемьянского - брата Зои. Ему тоже было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Танкиста Шуру сожгли под Кенигсбергом весной 1945 года. Рисунку подававшего большие надежды художника повезло. Автопортрет Шуры Космодемьянского отдали на реставрацию в Государственный центральный музей современной истории.

Попытки опорочить память Зои Космодемьянской не закончились и сегодня. Совсем недавно в нее метнул горсть информационного навоза известный общественный деятель и врач психиатр Андрей Бильжо. Вот что он выплеснет в бескрайние Интернет - просторы:

«Я читал историю болезни Зои Космодемьянской, которая хранилась в архиве психиатрической больницы им. П.П. Кащенко. В этой клинике не раз лежала до войны Зоя Космодемьянская, она страдала шизофренией. Об этом знали все психиатры, которые работали в больнице, но потом ее историю болезни изъяли, потому что началась перестройка, стала просачиваться информация и родственники Космодемьянской стали возмущаться, что это оскорбляет ее память. Когда Зою вывели на подиум и собирались повесить, она молчала, хранила партизанскую тайну. В психиатрии это называется мутизмом: она просто не могла говорить, так как впала в «кататонический ступор с мутизмом», когда человек с трудом двигается, выглядит застывшим и молчит».

Провокационное диагностическое «разоблачение» от Бильжо не выдержало профессиональной критики его коллег по цеху. Психиатры пришли к единодушному мнению: «Так быстро подобные патологии не развиваются!»   Кроме того, Зоин разоблачитель заявил, что его отец прошел всю войну на «Т-34». Однако, поговаривают, защитникам героини без особого труда удалось поднять архивные записи и выяснить, что… гвардии старший сержант Георгий Бильжо во время войны занимал ответственную должность завсклада боеприпасов.

Вот такой, понимаешь, «мутизм»!

Страшно другое. Ложь, повторенная тысячу раз, становится «правдой». 

                  

                           Тактика выжженной земли

30 сентября 1941 года началось сражение за Москву. Вскоре стало очевидно: без подрывной деятельности в тылу врага столице не выстоять. Уже в первых числах октября был объявлен набор юношей и девушек в диверсионную школу для работы в глубоком немецком тылу. Добровольцам с ходу сообщили, что все они, считай смертники: «95 процентов из вас погибнут».

Никто из них не пошел на попятный.

Среди будущих диверсантов оказалась совсем юная девчушка. Ее звали Зоя Космодемьянская. Она попала в воинскую часть 9903, которая входила в состав разведывательного управления Генштаба при штабе Западного фронта. 17 ноября 1941 года диверсионная группа, в которую входила Зоя, получила сталинский приказ: «Сжечь десять населенных пунктов: Анашкино, Грибцово, Петрищево, Усадково, Ильятино, Грачево, Пушкино, Михайловское, Бугайлово, Коровино. Срок выполнения пять – семь дней». Приказ – чудовищный, обрекающий жителей деревень на верную смерть. Но война есть война. Земля должна была гореть под ногами у гитлеровцев…

Иначе могло случиться непоправимое – уничтожение Москвы, превращение советского государства в единый, дымящий трубами концлагерь.

Ставка пошла на отчаянную меру – решила прибегнуть к тактике выжженной земли.

                              Зоя на экране

В фильме Леонида Пляскина и Максима Бриуса Зоя (Анастасия Мишина) – самая обычная девочка – москвичка с чистыми, наивными глазами. Она влюблена в паренька, который ушел на фронт и уже на следующий день сгинул под Москвой. У нее есть любимая мама и младший братишка – Шурка, который рвется на войну. И есть завтра, которого может не быть. Отсюда отчаяние и обреченность на подвиг. Зоя не боится боли. Она сильнее не физически, но духом любого парня в наспех сформированной диверсионной школе. На подготовку всего двадцать дней! И когда ее мир рухнет, ниточка, связывающая ее с Большой землей, не порвется.

Быть может, кому-то не понравится образ Иосифа Сталина – он не людоед, а самый обычный человек, милосердный и мудрый, вынужденный, как капитан корабля, принести в жертву жителей подмосковных деревень. Иначе погибнут все! Или рафинированно - интеллигентные (в отличие от грубой и вонючей солдатни) немецкие офицеры, цитирующие Ницше и предлагающие Зое сделку с совестью. Сначала они назовут ее сверхчеловеком (такие люди нужны Германии!), а потом, когда поймут, что от нее ничего не добьются, бросят на поругание окопной погани.

Она выпрямит спину, когда поднимется на эшафот. Каждый ее шаг будут снимать на камеру. Как она идет, едва переступая обмороженными и исколотыми штыками ступнями по снегу. Как в нее плюют жители села Петрищево. Как Зоя шагнет в вечность, попрощавшись с Родиной словами: «Нас 200 миллионов. Всех не перевешаете!»

                     И ад следовал за ними. Судьба палачей

Слова Зои «Сколько нас ни вешайте, всех не перевешаете, за меня мои товарищи отомстят…» оказались пророческими.

Было установлено, что над Зоей глумились солдаты 332-го пехотного полка 197-й Рейнско - Гессенской пехотной дивизии Вермахта, которым командовал подполковник Людвиг Рюдерер. Это по его приказу пытали и истязали Космодемьянскую, а затем казнили. За месяц до этого Рюдерер получил за бои на Восточном фронте «Рыцарский крест».

«Рыцарь» Рюдерер и предположить не мог, что петля, которую он затянул на шее юной разведчицы, задушит всю 197-ю дивизию. Охота на гитлеровцев 197 пехотной дивизии Вермахта началась сразу же после публикации статьи Петра Лидова «Таня». Про Зою – «Таню» напечатали в газете «Правда» 27 января 1942 года.

Но сначала «рыцарей» Рюдерера изрядно потрепало в боях. После полного фиаско под Москвой обескровленной и посрамленной дивизии все-таки удалось закрепиться под Спас-Деменском, однако в июле 1942 года ее перебросили под Ржев, а оттуда, уже в апреле 1943 года, под Невель и на Смоленщину. Под Духовщину.

Как только советская разведка устанавливала местонахождение 197-й дивизии, солдат и офицеров безжалостно уничтожали, и это было началом конца.
В сентябре 1943 года началась Смоленская стратегическая операция. Военкор газеты «Вперед на врага!» майор Долин напишет 3 октября 1943 года: «Несколько месяцев назад 332-й пехотный полк, солдаты и офицеры которого зверски замучили Зою, был отмечен на участке нашего фронта. Узнав, что перед ними стоит полк палача Рюдерера, казнившего Зою Космодемьянскую, бойцы поклялись не оставлять в живых ни одного из вояк этого проклятого полка.

В боях под селом Вердино немецкий полк палачей нашей Зои был окончательно разгромлен. Сотни гитлеровских трупов остались в развороченных дзотах и траншеях. Когда у пленного унтер-офицера полка спросили, что он знает о казни юной партизанки, тот, дрожа от страха, залепетал: «Это сделал не я, это Рюдерер, Рюдерер...»
Захваченный другой солдат на допросе заявил, что в 332-м полку от тех, кто был под Москвой, и присутствовал при казни Зои Космодемьянской, «уцелело лишь несколько человек...»

В личных документах одного из убитых гитлеровцев советские бойцы обнаружат страшный трофей – пять поэтапных фотографий казни Зои в Петрищеве. Их напечатают во всех фронтовых и центральных газетах. Сражающийся с фашизмом советский народ захлестнет новая волна праведной ярости и гнева.

Сослуживца Зои, предателя Василия Клубкова, старосту Свиридова, Аграфену Смирнову и Федосью Солину, которые участвовали в издевательствах над партизанкой, предадут суду Военного трибунала.

12 мая 1942 года обвиняемая Смирнова покажет на допросе: «На другой день после пожара я находилась у своего сожженного дома. Ко мне подошла гражданка Солина и сказала: «Пойдем, я тебе покажу, кто тебя сжег». После этих сказанных ею слов мы направились в дом Петрушиной и там увидели находящуюся под охраной немецких солдат партизанку Зою Космодемьянскую. Я и Солина стали ее ругать, кроме ругани я на Космодемьянскую два раза замахнулась варежкой, а Солина ударила ее рукой. Дальше над партизанкой не дала издеваться Петрушина, которая нас выгнала из своего дома.

На второй день после поджога партизанкой домов немцы установили на улице виселицу и согнали к ней все население деревни Петрищево, куда пришла и я. Когда немцы привели партизанку к виселице, я взяла деревянную палку, подошла к партизанке и на глазах у всех ударила по ногам партизанки. Что я при этом говорила, не помню».

Василия Клубкова приговорили к расстрелу. Его казнили 16 апреля 1942 года. 17 июня 1942 года к расстрелу была приговорена Аграфена Смирнова, 4 июля - староста Петрищева Семен Свиридов, 4 сентября - Федосья Солина. Приговоры приведены в исполнение.

В 1948 году было открыто специальное следствие по делу о гибели Зои Космодемьянской. Главный фигурант дела – полковник Беге Эренфрид, который с февраля 1942-го до февраля 1943 года командовал 197-й пехотной немецкой дивизией. 12 января 1949 года военным трибуналом войск МВД Московской области Беге был приговорен к 25 годам заключения в ИТЛ. От расстрела его спасло то, что дивизию он принял через два месяца после казни Зои в Петрищево. 6 октября 1955 года Беге передали западногерманским властям, и он благополучно дожил до 1965 года.

Людвиг Рюдерер был единственным палачом Зои, который смог избежать справедливого возмездия. Он оказался в конце войны на занятой американцами территории и дожил до 1960 года.

…Несущего смерть «тевтонского рыцаря» Рюдерера сегодня не помнит никто.

А Зоя превратилась в легенду. В символ стойкости советского человека. Она продолжает жить среди нас, потому что имя ее в переводе с древнегреческого означает ЖИЗНЬ!

И это подтверждают зрители, уже успевшие посмотреть картину:

«Интересный получился фильм! У нас вообще принято ругать новое русское кино, но «Зоя» получилась неожиданно сильной. Отчасти это личное кино, которое рассказывает историю одного конкретно взятого человека. С другой стороны, это целый срез эпохи, демонстрация подлинного ужаса начала войны и раскрытие секрета того, как мы смогли победить. Кино действительно стоящее и плевать, что на «Оскар» его не возьмут. Зато нашему простому зрителю должно понравиться!»

«Едва научившись читать, я запомнила клятву школьника, прочитанную в оной из местных газет. Ученик пятого класса писал: «Зоя, сестренка, родная, прости! Я давал тебе клятву сбежать на фронт бить фашистов, но не выполнил клятву, не сумел. Зоя, сестренка, прости, что поздно родился, не был рядом с тобой, не заслонил тебя, не вырвал из рук палачей».

Это имя для всех было символом священной верности Родине, готовности для нее на любые испытании, не щадя даже своей жизни. Надеюсь, что ушли в небытие годы клеветы на Зою. Замученную фашистами, казненную, ее снова пытали, но уже грязной ложью. Эти клеветники ничтожны, они просто исчезают в сиянии ее мужества, и верности самому дорогому - своему народу, Родине, за которую она не пощадила юную жизнь, очень короткую, но чистую, честную и яркую, как сгорающая звезда, Подвиг ее священный, имя ее бессмертно. Любопытствующим клеветникам - руки прочь от Зои!»

Фото Яндекс


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
10 минут назад
Федеральный оперштаб обновил данные о заболеваемости в регио...
30 минут назад
4 и 5 марта артисты ОГАУК «Смоленская областная филармония» ...
сегодня, 09:33
Полицейские будут ловить водителей подшофе.
сегодня, 09:05
Еще один пострадавший госпитализирован. ЧП произошло в Гагар...

Опрос

Что собираетесь делать на масленичной неделе?


   Ответили: 25