«Подольские курсанты» в Смоленске

Культура
       «Подольские курсанты» в Смоленске

       Не до ордена - была бы Родина!

Фильмы про Великую Отечественную снимают ежегодно – складывается полное впечатление, что по какой-то бездушной конвейерной разнарядке. «Надо, Федя, надо!» В результате создатели большинства «свежеиспеченных» военных драм ставку делают не на психологические аспекты повествования, а устраивают гонки на право называться лучшим экшн – боевиком, тратя львиную долю бюджета на компьютерную графику. Нетрудно предположить, что качество «киноноводелов» - «войнушек» определяется не художественными достоинствами, а кассовыми сборами. В общем, вы меня поняли: чтобы не плеваться потом, красивую обертку лучше не разворачивать!

К чему, собственно, и призывает продюсер и сценарист Юрий Грымов, который не скрывает своего отношения к современному военному массово - кассовому мейнстриму: «Если бы я когда-нибудь решился сделать фильм о войне, у меня и в мыслях не появилось бы сделать его приключенческим блокбастером. Мне кажется, что военное кино - это драма и подвиг, это горе и счастье, это жизнь и смерть - все в одном месте, в одно время».

Слова Грымова Алексею Сидорову бы в уши! Его широко разрекламированный «Т-34», снятый в стиле компьютерной стрелялки World of Tanks, оказался лживой, клипмейкерской поделкой, эксплуатирующей сюжет военной драмы Никиты Курихина и Леонида Менакера «Жаворонок» (1964). О чем, в принципе, автор этой альтернативной военной истории предпочел умолчать. Ибо сравнение двух фильмов отнюдь не в пользу «Т-34» ни по накалу страстей, ни по идее, заложенной в фильме.

В советском «Жаворонке», номинированном в 1965 году на Золотую пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля, мир впервые увидел другую войну. Настоящую. Ту, что «не до ордена - была бы Родина».

Не лучше вышел и мажорский опус Алексея Козлова «Спасти Ленинград», выстроенный по апробированной и весьма успешной кальке Камерона. Изобилующий экранными красивостями (а также приевшимися шаблонами) фильм повествует об увлекательном, страшном и местами жизнерадостном любовном квесте на барже № 725, держащей осенью 1941 года курс на Большую землю через Ладогу. Конечно же, влюбленных - дочь «врага народа» и курсанта – артиллериста преследует лощеный хлыщ из рядов госбезопасности, который вывозит из Эстонии секретный архив. «Титаник» сквозит из всех «пробоин» баржи № 725 - злодей - особист, не без оснований подозревающий главного героя в дезертирстве, привязывает парня к «рее», а сам шныряет по палубе тонущего плавсредства в поисках прелестных и юных консерваторок.  

Вот и меркнет чудовищная трагедия (утопление фашистами баржи № 725 вошло в историю самых грандиозных катастроф на воде) на фоне затейливых любовных перипетий…

По одним данным, баржа везла 1 000 человек. По другим – 1 500. Буксир «Орел» и канонерка «Селемдж» подняли на борт всего 240.

Трагедия, поданная как глянцевый квест, за душу не берет.

Было бы совсем кисло, если бы на экране время от времени не появлялись настоящие картины о войне. Не «деревянные» панфиловцы, а вполне достойные, снятые предельно просто, по канонам качественного повествовательного советского кино, что нисколько не умаляет их художественный уровень. В прошлом году уставшего от блокбастеров зрителя порадовала военная драма Федора Попова «Коридор бессмертия». Чистый и светлый фильм неспешно, на протяжении двух с половиной часов рассказывает историю двух девочек-блокадниц, которые чудом пережили зиму 1941–1942 года, и, чтобы выжить и дальше, пришли на железнодорожные курсы. Хотели набраться сил, а попали в самое пекло! Девчонок отправили на строительство сверхсекретной Шлиссельбургской магистрали, соединяющей умирающий от голода Ленинград с материком и находящейся «на ладони» у фашистских артиллеристов. Юным героиням предстоит совершить не менее 50 ходок туда и обратно по «Коридору смерти», давшему надежду на выживание обескровленному городу.

Смотришь на экран - и сердце обливается кровью. Камера постоянно делает акцент на микроскопических кусочках хлеба, которые эстафетой один блокадник передает другому, не думая о себе. Отдает частицу жизни и своего истощенного тела.

Есть в «Коридоре смерти» место и любви, но не той, которой нас вдосыть закормили в военных мелодрамах. Любви обреченной и чистой, лишенной стереотипов.

Долгожданная премьера года нынешнего – «Подольские курсанты» Вадима Шмелева, снятые в лучших традициях советского батального жанра. Инициаторами создания «Подольских курсантов» стали  Игорь Угольников и Вячеслав Фетисов.

Тема войны для Угольникова – личная. Его дед строил Ильинский рубеж обороны, о котором идет речь в картине Шмелева,  и погиб неподалеку от него. Да и в военной тематике Игорь Станиславович не новичок. В 2009 году он представил в Смоленске на закрытии III кинофестиваля «Золотой Феникс» драму «Брестская крепость» Александра Котта.

 Смоляне, до слез истосковавшегося по настоящему кино, были готовы вынести Угольникова из кинозала на руках. Многие плакали навзрыд, зал аплодировал стоя! Мы увидели жесткое, скупое на слова современное кино, снятое современным, не лишенным поэтических образов языком, которым Александр Котт выразил свое  личное отношение к войне. «Мы не намеревались снимать патриотическое кино, - сказал тогда Игорь Угольников в Смоленске. -  Я хотел, чтобы помнили. Чтобы не было еще одной  войны, которая в одночасье смела без остатка нашу благополучную жизнь, смешала с грязью и кровью наше настоящее и будущее. Вот для  чего нам это понадобилось». Вот и получился необыкновенно чистый, целомудренный и светлый фильм, в котором нет ни капли фальши, искусственности, декоративной  костюмированности. Одна правда, взрывающая  характеры, судьбы, выворачивающая наизнанку жизнь героев фильма - реальных людей, которым удалось умереть, но все равно остаться живыми!

Те, кто уже посмотрел «Подольских курсантов», уверяют: лента Шмелева не уступает «Брестской крепости» Котта. Здесь куда меньше лирики, сцен боев больше в разы.

Здесь нет особистов из НКВД, а безусые мальчишки, которым не нашлось места в военных сводках, сражаются за Родину, а не за женщину, как в «Сталинграде» Федора Бондарчука.

«Подольские курсанты» - мощное кинематографическое полотно, как по содержанию, так и по воплощению. Где есть все: ужас атаки. Глупая и нелепая смерть. Рядовой подвиг. Реальная бойня, на которой умирают. Потому что на войне все просто: ты убил или убит. Эта простота страшит и опустошает...

Здесь – о чудо! Наконец-то в «Подольских курсантов» в открытую говорят о том, чего мы уже давно не видели и не слышали в новейшем российском кино. Оказывается, за Родину нужно биться и умирать! Не за частный интерес (неважно, семья ли это или кабанчик в хлеву), а – за ОТЕЧЕСТВО.  

Юные, не нюхавшие пороху курсанты так воспитаны. Им и в голову не приходят, что может быть по-другому.

Картина боев октября 1941 года воссоздана максимально точно. Форма, оружие, техника максимально аутентичны, сцены бомбардировок и боев с настоящими танками, а не с нарисованными «танчиками». Все настоящее, ревущее, огнедышащее и страшное. Операторская работа впечатляет! Ты невольно ощущаешь себя там – на пылающем Ильинском рубеже, который трамбуют гусеницы танков. Даже рапид в избытке, которым грешат отечественные кинематографисты, не раздражает! Реализма удалось добиться с помощью настоящих исторических консультантов, которые дотошно и придирчиво проверяли каждую мелочь.

Быть может, несколько странно выглядит эпизод с гитлеровцем, занимающим высокий армейский чин, и, так сказать, решившим устроить пикничок на берегу пруда – непринужденной рыбалкой под коньячок, ананас и бравурные немецкие марши. С другой стороны, чего не бывает на войне!..  

Актерский состав работает в кадре безупречно. И даже… намозоливший зрителю глаза Сергей Безруков, которого все ненавидели лютой ненавистью, пока не появился Александр Петров! Безруков весьма органичен в роли реального персонажа - командира разведывательно-диверсионного отряда Ивана Старчака, отряд которого вместе с курсантами был единственным заслоном на участке Юхнов-Подольск. Настоящий стальной пес войны, стряхнувший с себя разбитную личину уголовника.

В центре «Подольских курсантов» история двух друзей, курсантов Мити Шемякина (Игорь Юдин) и Саши Лаврова (Артем Губин), влюбленных в медсестру Машу Григорьеву (Люба Константинова).

Война идет уже три с половиной месяца, но курсанты продолжают учиться – они должны стать будущими командирами. Большинству из них этого не суждено. Учебный полигон и казармы сменяет недостроенный Ильинский рубеж на подступах к Москве, где надо продержаться пять дней. Любой ценой задержать войска противника до подхода резервов Ставки.

Подольские юнкера продержались 12 дней. Из 3500 курсантов Подольского стрелково - пулементного и Подольского артиллерийского училищ 2500 навсегда остались на Ильинском рубеже. Они заслонили собой столицу от   57-го немецкого моторизованного корпуса в составе 200 танков и 20 000 солдат и офицеров. Вечная им за то память и слава!

Ясно одно: у драмы Вадима Шмелева есть реальный шанс стать лучшим фильмом о войне, снятым за последние годы.


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
32 минуты назад
Комфортную работу за компьютером сложно представить без испо...
15 минут назад
Планируется, что он будет координировать деятельность постав...
40 минут назад
Кроме того, сегодня стало известно, что впервые за 4 недели ...
57 минут назад
«Друзья! По независящим от меня причинам, вынужден перенести...

Опрос

Если бы доходы вашего мужа (жены) позволили вам не работать, вы согласились бы стать домохозяйкой?


   Ответили: 248