Уж 30 лет на смоленской сцене "Страсти роковыя..."!

Культура
Уж 30 лет на смоленской сцене "Страсти роковыя..."!

27 апреля смоленский спектакль – долгожитель, поставленный Игорем Войтулевичем по мотивам рассказов Аркадия Аверченко, отметит юбилей.

Аркадий Аверченко…

К нему слишком быстро пришло самое широкое, бесспорное признание – в Аверченко без ума влюбился читатель. Слава и успех с головой накрыли его - скромного автора с непритязательным и, по большому счету, всего лишь журналистским дарованием. Для него был свойствен «крутящий момент», который всегда выручал Зощенко: самобытность русской словесности и живость разговорного жанра.

Аверченко – весь в факте, в сценке, в мелочи, в непритязательном диалоге, в быстрой и совершенно естественной импровизации. Он весь на живую нитку. Но именно - на живую!

Он всегда оставался реалистом, человеком «здорового, неизвращенного вкуса», чем и был близок широким массам.

«До сих пор при случайных встречах с модернистами я смотрел на них с некоторым страхом, - писал Аверченко. - Мне казалось, что такой художник-модернист среди разговора или неожиданно укусит меня за плечо, или попросит взаймы».

Вот и не сходит со сцены Смоленского драматического театра уже три добрых десятка лет спектакль «Страсти роковыя...», поставленный Игорем Войтулевичем. Жанр «Страстей» его создатели определили как «Сценические терзания». Да-да! Банальные «забавы» мужчин и женщин, не теряющие свою свежесть вне зависимости от эпохи. Любовь, предательство и ревность, горячие признания в том, чего нет. В центре внимания любовный треугольник – одна из вечных проблем человечества: Он – Она – Он. В основе «Страстей…» четыре рассказа Александра Аверченко: «Ольга Николаевна», «Ключ», «Самоубийца», «Сазонов». Объединены они не сюжетом, а приемом развития характеров.

Измены, смех и слезы – все это «Страсти роковыя…», легендарный спектакль, которому дарили овации не только в Смоленске, но и в Москве. И – в Европе!

Постановка «Страсти роковыя…» - дипломант фестиваля «Серебряный век» в Орле, театрального форума русской классики в Лобне и фестиваля камерных спектаклей «ОН и ОНА» в Тольятти. Тысячи зрителей, успех на гастролях - судьба этой постановки была счастливой. А счастье ее обусловлено бесшабашным режиссерским талантом ученика Андрея Гончарова и Марка Захарова Игоря Войтулевича, которому в Смоленске было позволено все. Это был его первый, по сути, экспериментальный спектакль на смоленской сцене, который родился в… смехе в 1993 году и сформировался на сцене в 1994-м. На свет появились не только «Страсти роковыя…». В тот день родился театр переживания и представления Войтулевича. Тут было все. Беккет, Борхерт, Ионеску. Безумная смесь всего, что можно себе представить на главной театральной площадке региона.

Вот он, тот самый первый «звездный» состав: ОНА – Светлана Ульянова. Сазонов №1 и №2 - Олег Кузьмищев и Александр Тараньжин.

Потом были Алла Козлова и Сазоновы - заслуженные артисты России Кузьмищев и Игорь Голубев.

Затем великолепную Аллу сменила Екатерина Максимова - через полтора года страсти вспыхнули с новой силой!

Игорь Войтулевич поставил в драмтеатре Смоленска 17 спектаклей. Пять лет режиссуры. Главной режиссуры! Его спектакли отличались художественной полифонией и, вместе с тем, были не так уж и сложны для восприятия. Большинство из них поймет и «кухарка», и высоколобый научный сотрудник. Вот в чем заключался феномен Войтулевича – автора ярких и абсолютно новых для Смоленска по форме и театральному языку спектаклей «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», «Дон Жуан», «Лев зимой», «Кармен», «Красный шут», «Ромео и Джульетта», «Снегурочка», «Играем в кабаре»…

«Смоленский государственный экспериментальный театр драмы (так с августа 1991 по июнь 1999 года назывался драматический театр) в жизни Игоря Войтулевича появился неожиданно, - пишет смоленский искусствовед Светлана Романенко. – Первым, кого он, возвратившись в 1994 году после трех лет работы в Израиле, встретил в Москве, оказался Петр Шумейко. Они обрадовались друг другу, поскольку были хорошо знакомы по Забайкальскому драматическому театру, где в середине 80-х годов оба начинали: Шумейко как режиссер, а Войтулевич – как актер после Новосибирского театрального училища.

Когда по приглашению П.Д. Шумейко Войтулевич приехал в Смоленск, ему только что исполнилось 36 лет. Он успел поработать актером в нескольких российских театрах, был режиссером-репетитором в Театре Маяковского в Москве, участвовал в создании русскоязычного театра «Гешер» в Израиле, с которым за три года побывал во многих городах Европы и США.

То есть он немало повидал и успел себя проявить. В Смоленске ему была предоставлена возможность полностью отдаться режиссуре и осуществить очень многое из того, о чем поначалу, наверное, он даже не позволял себе и помыслить. Настолько благоприятная для творчества обстановка в ту пору сложилась в Смоленском театре, невзирая на то, что страна переживала трудные времена».

Думал ли сам Войтулевич, что его спектакль проживет столько лет и даже… переживет его? Нет, конечно! «Никто не мог сказать, что мы сразу попадем», - повторял режиссер. И не скрывал в интервью «РП» в 2009 году, что его смоленский спектакль заставил уже в Москве почти что… продать душу дьяволу:

«Мне позвонил представитель лучшей антрепризы страны, спросил: «Хочешь десять тысяч долларов за месяц работы?» - «Хочу». – «Тогда поставь спектакль, который у тебя в Смоленске идет». Я и поставил. «Дамочку» Аверченкова с Катей Стриженовой, Андрюшей Чернышевым, Витей Супруном. Оля Будина тоже со  мной работала.  Ну почему бы мне не отредактировать, не нарушая авторских прав, самый первый спектакль, сделанный мною в Смоленске? Пришлось вновь вернуться к «Страстям», но уже с новыми людьми. "По – столичному». 

Забавный момент: когда мы праздновали премьеру, Чернышев признался, что его сама судьба столкнула с гениальным режиссером. Со мной, то есть! Но вряд ли бы я поддерживал с ним хорошие отношения, если б Андрюша не достиг нужного мне результата. Он наотрез отказывался делать то, что я от него требовал. А когда  увидел, как девушки, визжа, падают под кресла, осознал ответную реакцию зала, понял, что я ему не глупости говорил.  Но крови он у меня попил… 

Без крови вообще ничего хорошего не получается. Мне кажется, что мы сделали очень хороший спектакль. Творческий человек растет, словно дерево, вверх, и «Страсти роковыя…», и «Дамочка», - две совершенно разных постановки. Федерико Феллини однажды заявил, что всю свою жизнь снимал один фильм. Почему бы художнику у себя не «украсть»? Да и не воровство это. Знаете, что самое главное? В Смоленске было совершенно наплевать на пошлую торговлю лицами.  Важно было решить творческую проблему – то, что имел в виду Шекспир, Островский».


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
33 минуты назад
17 ноября в Смоленске в карету скорой помощи врезалась легко...
55 минут назад
Авария произошла вечером 17 ноября на ппрекрестке проспекта ...
сегодня, 17:03
сегодня, 16:00
Объявление о продаже земельного участка промышленного назнач...