«Железную пяту олигархии» зажевал ЗАВОДской конвейер

Культура
«Железную пяту олигархии» зажевал ЗАВОДской конвейер

7 февраля в российский прокат вышла индустриальная драма «Завод» Юрия Быкова.

Юрий Быков знаком зрителю по картинам «Жить», «Майор» и «Дурак» (сериалы «Метод» и «Спящие» не в счет). Его метод в кинематографе - сугубо авторский, а картины поражают атмосферой чудовищной безысходности и порой нарочитой, графической плакатностью. Бытовые истории с неизбежным криминальным подтекстом незаметно перерастают в социальный трагифарс, а затем и в общечеловеческую трагедию.

В остросоциальных драмах Быкова нет изысканных метафор - есть предельно прямолинейные образы, понятные каждому. Нет и топонимической привязки – зритель видит глубоко провинциальную, настоящую Россию с ее вопящими от боли проблемами и незалеченными язвами, требующими вдумчивого хирургического вмешательства.

Забегая в аутентичное «смоленское» прошлое, в 2013 году фильм Юрия Быкова «Майор» был удостоен Гран-при VI кинофестиваля «Золотой Феникс», в 2015 году его же «Дурака» отметили в Смоленске специальным призом имени Бориса Васильева «за правдивое отражение жизни».

«Майор» показал зрителю российскую глубинку как некий заповедник, в котором главенствующие позиции занимает чудовище по имени «Система». Победить «Систему» невозможно. Все, кто живет в «заповеднике», лишь винтики железного, убийственного конвейера. В конкретном случае – машины ментовского беспредела. Героям тут места нет. Человек, который пытается что-то изменить в этом бесчеловечном механизме, неизбежно погибнет. В одиночку на бешеного медведя с дубиной не ходят.

«Майора» критика приняла в штыки. Неменьшему остракизму подвергся и «Дурак». Не имевшая успеха в прокате авторская лента прямолинейно и безыскусно, без полутонов вскрыла еще один, на сей раз более масштабный, «фурункул» - достигшее критической массы противостояние «верхов и низов». Не случайно режиссер посвятил картину Алексею Балабанову, снимавшему пронзительные фильмы о «последних героях» нашего времени. Главный герой «Дурака» - патологически честный сантехник Дима Никитин (Артем Быстров - приз за лучшую роль в Локарно, Швейцария) из глубинки, который заочно учится на архитектора.

Основной конфликт этой социальной и при этом глубоко личностной драмы вот в чем: персонаж Быкова случайно обнаруживает в фасаде здания девятиэтажной общаги трещину. Будущий архитектор осознает неизбежность катастрофы – счет идет на часы! Никитин со всех ног бросается в ресторан, где городская верхушка отмечает «мэрский» юбилей. Пытается взывать к здравому смыслу, но подвыпившим чиновникам нет дела до местного дурачка, который, как и его прототип Левша, шепчет в бреду: «Скажите государю, англичане ружья кирпичом не чистят…» Никитин, в силу духовной чистоты, не способен понять простую истину: его не услышат.

Общага, в которой живет спившаяся нищета, олицетворяет собой погруженную в хаос Россию. Эти 800 маргинальных душ, как считают чиновники-бюрократы, пилящие бюджет, и не люди вовсе, а «человеческий мусор». Народ, доведенный до скотского состояния, по собственной воле утративший последние капли человеческого достоинства. Агония народа длится уже долгие годы. Никитину не понять, что этот прогнивший, давший смертельный крен колосс на глиняных ногах будет стоять еще лет сто.

Трагизм ситуации в другом: последний герой - одиночка, которому не решить непосильной проблемы, потому что окружающая его действительность на всех уровнях строится по принципу «жизни по понятиям».

Персонаж Быкова действительно Дурак, попытавшийся противостоять Системе. Не в его силах снести здание вместе с разветвленной канализационной «сетью» бюрократического аппарата, опутавшего его сверху донизу. Благородный, простодушный Никитин сражается с ветряными мельницами и, поднятый на смех, не находит единомышленников даже среди жильцов накренившейся общаги. Финал предрешен - его забивают ногами, ибо на всех уровнях социума либо ненавидят, либо презирают тех, «кому больше всех надо».

В момент выбора «жить или не жить» сантехник Дима говорит предавшей его жене фразу, которая объясняет весь смысл фильма: «Мы живем как свиньи и дохнем как свиньи, потому что мы друг другу никто».

Высказывание, которое намерен донести Юрий Быков до общественного сознания, предельно точное: так жить больше нельзя. И молчать нельзя! Режиссер не молчит. И сегодня он успешен: премьера драмы «Завод», уверенно претендующей на звание лучшего российского фильма года, состоялась на фестивале в Торонто, а по сюжету «Майора» в США сняли сериал.

«Завод», как об этом говорит Быков в интервью «Ленте.ru», - это «предупреждение о том, что невнимание, циничное и пренебрежительное отношение к простым людям для тех, кто имеет деньги и власть, может сработать в обратную сторону. И оно очень серьезно...

...Конечно, мой фильм – это не призыв, ни в коем случае, потому что я противник насилия, и не констатация факта, что бунт возможен, а именно предупреждение о том, что когда идет очень жесткое, очень контрастное социальное расслоение, то никто за высокими заборами не спрячется. По крайней мере в зоне риска будут находиться потенциально все».

«Завод» - еще одна логическая «остановка» на пути физиологического исследования режиссером национального менталитета и роли одиночки в русском бунте, «бессмысленном и беспощадном».

Сюжет фильма «Завод» прост: работягам захудалого, не приносящего прибыли завода железобетонных изделий задерживают зарплату. Кризис перерастает в банкротство некогда государственного предприятия, а затем и в его ликвидацию: на завод является владелец - олигарх Калугин (Андрей Смоляков), в прошлом - бандит, а ныне всеми уважаемый человек со связями в Госдуме, у которого губернатор кормится с руки. Калугин заявляет: «Вопрос решенный, деньги получите в течение шести месяцев». Нетрудно догадаться, что завод является одним из градообразующих предприятий в этой богом забытой глубинке, и деваться людям некуда.

Бывший «чеченец», изуродованный физически и духовно «войной, которой не было», Седой (Денис Шведов) подбивает рабочих «на справедливость». План действий такой: захватить олигарха и потребовать с него кровные. Никаких намеков на революцию. Люди должны жить по-людски: «Мы не рабы!»

Но взявшиеся за оружие отщепенцы-работяги не подозревают, что движет Седым не стремление «взять свое», а фанатическая страсть ПОКАЗАТЬ, что такое СПРАВЕДЛИВОСТЬ на деле.

Добивающийся социальной справедливости Седой идет от сердца. Честный и бескомпромиссный подранок, он пытается любыми способами отстоять эту справедливость. Фанатично, по-детски наивно - несмотря на свою брутальность. Он хоть и изломан жизнью, но всерьез продолжает надеяться, что мир можно изменить, если привлечь внимание правоохранителей (для них он всего лишь выдвинувший требования террорист) и трусливую прессу (марионеток Калугина).

Докричаться до масс, доказав на конкретном примере плененного олигарха, что огромные деньги - состояние Калугина – были нажиты кровавым путем. Новый герой авторского, злого и интригующего кино Быкова уже не винтик Системы и не романтик, но он вновь одинок в своем фанатичном, граничащем с религиозным стремлении достучаться до правды. Да, он способен вести людей за собой, но куда?

К насилию и крови? Одиночество Седого заключается в том, что он, в отличие от других, - несгибаемый заводской железный рельс. Монолит. Олицетворение булыжника пролетариата, но вся проблема как раз в том, что терять Седому нечего. А пролетариату, заботящемуся о благополучии своих семей, есть.

В финале Седой осознает, что трагический бунт одиночки не имеет смысла. Война продолжается лишь в его контуженном мозгу. Но как «инфекционно» заразителен этот протест задающегося вопросами к справедливости общественного мироустройства фронтовика!

Картина Юрия Быкова синтетична по своей сути. Это и триллер, и детектив, и социальная драма. И, конечно, взвинчивающий нервную систему психологический саспенс. «Завод», как и все остальные режиссерские работы, атмосферен: главное «действующее лицо» фильма – унылая природа русской глубинки, пронзающая сердце ржавой иглой безысходности и безнадежности происходящего на экране.

«Завод» построен на антитезе: в драме столкнулись два мира - мир отчаявшихся бедняков и сверхбогатых людей. Мир бунтовщиков и «чистильщиков» олигарха, которые в своем противостоянии мало чем отличаются друг от друга. В руках - оружие, друг друга называют по кличкам.

Но главный антипод Седого - отнюдь не уставший от жизненных перипетий и готовый умереть от рук рабов олигарх Калугин. Ему и физически, и интеллектуально в контексте картины противостоит начальник службы безопасности владельца завода Туман (Владислав Абашин). В сущности, Туман такой же несчастный, обделенный судьбой человек, на руках у которого от рака умирает жена.

В бойне, разыгравшейся между «чистильщиками», рабочими и СОБРовцами, и развивается конфликт двух сильных мужчин, в силу обстоятельств вынужденных стоять по разные стороны баррикад. Страдание сближает их, таких разных, но начинающих испытывать неодолимую симпатию и уважение друг к другу. Каждый из них к финалу приходит к закономерному выводу: насилие - это не выход, но и служение циничному, абсолютизированному в своей бессердечности злу не представляется возможным.

Индустриальная драма циклична: она начинается с того, что Седой в одиночку пешком идет на завод. Можно подъехать на заводском автобусе вместе со всеми, но герой фильма «выбирает другой путь.

После развязки захвата Калугина иссякший морально и физически Туман отдает ключи от машины своим подчиненным и идет прочь по дороге, ведущей к умирающему Заводу. Нравственно переродившись в эту бессонную ночь, он медленно движется к Городу… Движется в будущее.

Взбунтовавшемуся Седому удалось сделать единственно возможную в его трагической жизни вещь - открыть глаза Одному человеку. Иногда и этого бывает достаточно…

В одном из интервью российский режиссер Александр Прошкин сказал: «…В экстремальных ситуациях в нас проявляется самое лучшее, мы и на подвиг горазды, и на самопожертвование, и душевности в нас, оказывается, бездна. Но такое кино сейчас редкость, хотя лучшие отечественные фильмы всегда обращались к нравственной сути человека. Искусство - это вообще, по выражению Хемингуэя, «поиск нравственного выхода».

Юрий Быков снимает именно такое кино. Сегодня в работе находится еще один его фильм - «Сторож», в котором он сделает попытку уйти вглубь человеческой души. «Копать надо глубже, - убежден Быков. - Я двигаюсь в направлении камерного, человеческого кино - камерной драмы даже в классическом смысле слова».


Автор: Анастасия Петракова


Добавьте «Рабочий путь» в ваши источники в Яндекс.Новостях




Загрузка комментариев...
Читайте также
15 минут назад
В «Единой России» предлагают увеличить штраф за просрочку до...
сегодня, 16:10
В Смоленске вечером 19 июля случилось дорожно-транспортное п...
сегодня, 16:00
Глава Смоленска Андрей Борисов на одном из оперативных совещаний...
сегодня, 15:02
Авария произошла на рельсах на ул. Тенишевой

Опрос

Как вы относитесь к бесконтактной оплате проезда в транспорте?


   Ответили: 544